February 15th, 2021

Мир без вождей и пророков. Часть первая

Продолжим тему, посвященную «контурам будущего». И рассмотрим некоторые особенности, вырисовывающиеся по данным «контурам». Причем, начнем с довольно специфической – на первый взгляд – области: с массовой политики. Разумеется, тут сразу же стоит сказать, что массовая политика хотя и является «подмножеством» политики вообще, однако имеет довольно серьезную отличительную черту. А именно: она обращается не к элите – как другие разновидности политической деятельности – а, как нетрудно догадаться, к массам.

Иначе говоря, массовая политика «отвечает» за привлечение масс к политическим делам. Разумеется, тут сразу же стоит сказать, что – сама по себе – данная отрасль достаточно молодая: в «классической истории» массы если и вовлекались в политические дела, то лишь случайно. Поскольку даже те исторические события, кои мы считаем массовыми – как те же Крестовые походы – были исключительно делом небольшого числа «избранных лиц». Которые, разумеется, повелевали множеством «прислужников», создающих массовость явления, но не более того. Реально же «народ» начал проявлять собственную инициативу только во время т.н. «буржуазных революций». (Под народом, тут подразумевается «третье сословие» - т.е., мелкая буржуазия – но и это серьезное отличие от прошлого.)

Тем не менее, в течение XIX столетия, эта самая «массовая активность» все время возрастала, а в первой половине века ХХ смогла стать главным историческим фактором. Этот момент, кстати, очень серьезно напугал не только представителей правящего меньшинства, но и т.н. «интеллектуальный слой» социума. Который увидел во всем этом крушение существующего порядка и наступление «диктатуры посредственностей», которая способно уничтожить хрупкое здание «классической культуры». (Интересующихся этим испугом отсылаю к Ортеге-и-Гассету с его «Восстанием масс». Кое являет собой классический случай истерики интеллектуала перед идущими изменениями.) Но в  действительности же этот интеллигентский ужас перед «железным веком» оказался именно интеллигентским ужасом. Поскольку ничего особо страшного – за исключением действительного падения статуса «мыслителя» - этот самый «железный век» не принес.

А принес, наоборот, значительное увеличение уровня жизни подавляющей части людей, необычайный прогресс в плане науки и техники, и, в довершение ко всему, возможность избежать военных конфликтов высокой интенсивности. (Которые так любили устраивать «властители мира» в прошлом.) Так что, ИМХО, это стоит потери возможности писателями и поэтами держать прислугу или пожирать в невообразимых количествах самые дорогие деликатесы. Впрочем, в данном случае стоит сказать несколько о другом – о том, что это самое «вовлечение масс в политику» привело к появлению достаточно специфичных конструктов: институтов «вождей» и «пророков».

Да, именно так: несмотря на то, что данные профессии отсутствуют во всех официальных классификаторах, они, тем не менее, играют – а точнее, играли – очень важную роль в истории человечества последних времен. Дело в том, что пришедшие на «историческую арену» массы, как правило, обладали одним важным качеством:  большая часть потребностей и интересов ощущалось их представителями, скорее, интуитивно, нежели явно. Причина этому проста: указанные потребности и интересы явно могут выражаться только абстракциями довольно высокого уровня. Причем, это касается  даже самых элементарных вещей – вроде ограниченного рабочего дня или минимальной оплаты труда – которые, на самом деле, для своего понимания требуют знаний математики и физики. Collapse )