February 18th, 2021

Про пассионарность

Оказывается, недавно один известный политический деятель помянул в своей речи теорию пассионарности Л.Н. Гумилева. В том смысле, что сказал: «Я верю в пассионарность, в теорию пассионарности. Как в природе, так и в обществе идет развитие, пик, затухание. Россия не достигла своего пика. Мы на марше, на марше развития.»  Ну и далее по тексту.

Разумеется, то, что данный политик так прямо пропостулировал свою «веру», само по себе интересно. Поскольку является еще одним «ключом» для понимания того, какие же модели реальности являются для нашей элиты главенствующими. (Поскольку там, судя по всему, довольно интересно – но про это надо говорить уже отдельно.) Тут же хочется обратить внимание несколько на иное. А именно: на то, что эта самая «пассионарность» выступает прекрасной иллюстрацией того, как некое, действительно существующее, явление вошло в наш оборот вместе с  совершенно ошибочным его объяснением. (Но если бы не оно, то вряд ли кто вообще обращал на этот феномен внимание.)

Речь идет вот о чем: основоположник «теории пассионарности», Л.Н. Гумилев в свое время обратил внимание на то, что люди в разные периоды существования социума (он называл это «этносом») ведут себя по разному. Например, в период его (социума) зарождения, наличествует огромное количество личностей, которые «лезут на рожон». В смысле – вступают в битвы, участвуют в активных интригах, осваивают новые земли, ну и т.д., и т.п. Эти люди – которых Гумилев и назвал «пассионариями» (от фр. passionner — «увлекать, возбуждать, разжигать страсть») – собственно, и «порождают» социум, формируя его главные структуры.

Однако через какое-то время данная ситуация меняется. В том смысле, что на место бурления страстей приходит «обычная жизнь», где процветают «обычные люди», честно выполняющие свои обязанности. Этих самых «обычных людей» Лев Николаевич называл «гармоничными» - в том смысле, что они находятся «в гармонии», в равновесии с имеющейся социосистемой. И хотя – в отличие от пассионариев – они практически не способны к созданию чего-то нового, но уже созданное могут поддерживать довольно долго. Но не бесконечно долго, поскольку за указанным периодом «равновесия» неизбежно приходит новая эпоха.

Эпоха, при которой «править бал» начинают субпасиионарии. Т.е., люди, для которых не только личное самопожертвование, но и простая честная жизнь оказывается невозможной. Поэтому они занимаются, в основном, тем, что «прихватизируют» все что можно и у государства, и у других граждан – включая друг друга. Наверное, тут не надо говорить, что социуму от данных действий становится не очень хорошо. И он постепенно загибается, теряя могущество и силу. Правда, со временем он, все же, имеет возможность сохраниться в «мемориальной фазе» или «гомеостазе» - т.е., существовании на уровне полуживотной жизни. Но, чаще всего, этот процесс прерывают более пассионарные соседи, которые поглощают лишенный пассионарности этнос и превращают его в «свою часть». (Как германцы поглотили остатки Римской Империи.)

Таким образом, пресловутая «пассионарность»- т.е., способность жертвовать своими «животными интересами», включая саму жизнь ради высшего блага - согласно Гумилеву выступает «топливом истории». Однако самое интересное тут в том, что при этом она не является «исторической сущностью», являясь чисто биологическим явлением. Определяемым неким «пассионарным толчком», связанным с воздействием космических лучей. Правда, тут сразу же стоит сказать, что биологи с этим не согласны, хотя бы потому, что появление «пассионарных мутаций  по Гумилеву»  крайне тяжело согласуется с данными биологической науки. (Начиная с того, что мутации всегда случайны даже в случае с одинаковыми воздействиями, и заканчивая тем, что эти самые «лучи» должны в подобном случае давать рост чисто биологического видообразования. Чего, понятное дело, не наблюдается.)

Впрочем, даже само понятие «пассионарности», как некоей «биологической энергии» - а именно такой трактовки придерживался автор теории – оказывается за гранью науки. Collapse )

Про корни миропонимания современной российской элиты

Последнее заявление господина президента о том, что «Я верю в пассионарность, в теорию пассионарности.» - о котором говорилось в прошлом посте – позволяет, кстати, довольно легко вычислить особенности «миропонимания» нынешней элиты. (Из которого, в общем-то, выводится и проводимый ими «курс».) А именно – он соответствует представлению, которое господствовало в среде «патриотической интеллигенции»  начала 2000 годов. Причем, если честно, то порой просто забавно становится от того, насколько совпадает современный «властный мейнстрим», и то, о чем говорилось на многочисленных форумах и «гостевых страницах» (была тогда такая фишка) Интернета где-то в 2001-2005 годах. Скажем, на том же «форуме Имперского Генерального Штаба» - было тогда подобное сообщество под руководством господина Переслегина.

Ах, золотое время было тогда в Интернете! В том смысле, что тогда в сети присутствали, в основном, технари и наиболее «продвинутые» гуманитарии. Вследствие чего дискуссии шли не по принципу: «дурак – сам дурак» - как это обычно происходит в текущее время, а старались достичь какого-то «позитивного» результата. Впрочем, если честно, то достигать консенсуса тогда так же было проще, поскольку, во-первых, значительная часть текущего спектра взглядов отсутствовала. (Скажем, коммунистов на этих форумах практически не было, поскольку коммунистическая идея выглядела абсолютно устаревшей и дискредитировавшей себя. Да и вообще, левых в привычном представлении тогда было немного.) Ну, а во-вторых, даже те, кто себя причислял к тем же левым, чувствовали себя достаточно скованно. (Скажем, заявлять о том, что ты сторонник классовой борьбы, было просто неприлично.)

Собственно, именно в это время и был «выкован» государственно-патриотический идейный комплекс. Который противопоставлялся господствующему тогда «либеральному» идейному корпусу – однако это противостояние, в значительной мере, смазывалось значительным пересечением обоих корпусов. Например, вопрос о частной собственности и там, и там был, практически одинаков: она признавалась основой общественного устройства. (Даже Зюганов тогда постоянно оправдывался, что, дескать, я за многоукладную экономику и «ответственный бизнес».) Или, например, революция 1917 года признавалась за катастрофу, а советский период – за «потерянное время России». Ну и т.д., и т.п. – включая признание разного рода «мистики» реальной частью окружающей жизни. (Разного рода мистические системы в это время обязательно должны были входить в «кандидатский минимум» образованного человека.)

Разумеется, были и отличия от «либерально-западнических идей». Скажем, некоторые «патриоты-государственники» признавали, что в советское время государство сделало много чего полезного – например, разбило фашистов в Великой Отечественной войне или запустило человека в космос. Но это, во-первых, были признания лишь отдельных положительных моментов в массе «насилия и нищеты», которые оставалась советская история. А, во-вторых, это определялось  действием именно российского государства (пускай и под советским флагом), которому все время мешала коммунистическая идеология и марксизм. Поэтому, даже признавая того же Сталина великим человеком – хотя при этом и «кровавым тираном» - они постоянно оговаривались относительно того, что «это именно Сталин». А не Ленин и большевики, которых от Сталина отделяла стена.

Самым же большим злом считался товарищь ТроцкийCollapse )