March 21st, 2021

Про Японию, Китай и позднесоветскую мифологию

Если кто помнит 1980 годы, то помнит и то, с каким восхищением тогда относились к Японии. В том смысле, что эта страна тогда считалась самым передовым бастионом техники и технологии. Круче США. Точнее сказать, США в то время были «блаженным Валинором», миром, в котором господствует Идеал Свободного Рынка, а значит – есть все, что только можно пожелать. (От жвачки до стриптиза – в общем, весь «диапазон желаний» советского обыватели 1984-89 года.) В общем, тем самым «потребительским Раем», образ который так старательно выстраивают маркетологи всего мира, но который в позднем СССР возник сам-собой. А Япония – это именно технологическое совершенство, мир, в котором жить, может, не очень хотелось бы и, но продукцией которого можно только восхищаться.

В общем, если бы в 1980 годах у нас знали бы понятие «киберпанк», то данная страна обозначалась бы именно этим словом. В том смысле, что она виделась, как огромное количество самой совершенной техники, занимающей практически все свободное место – и теряющиеся в этой технике японцы. Нет, разумеется, и последних очень и очень уважали: в позднесоветском представлении обитатели Острова Восходящего Солнца мыслились, как невероятно квалифицированные специалисты, и одновременно – как невероятно исполнительные работники, способные с утра и до ночи проводить на месте своего труда. (Слово «кароси» в то время так же не знали, но, в общем, смысл этого явления был понятен.) Но самостоятельное значение японцам – как тем же американцам или европейцам с их «великой культурой» -в общем-то, не придавали. (О реальной жизни обитателей «Страны Восходящего Солнца» в позднем СССР знали немного, да и знать, в общем-то, не старались.)

И главным по отношение к ним было, разумеется, то, что этим самым «роботоподобным» суперисполнителям обыкновенно противоставлялись местные «раздолбаи». С очевидным рефреном: вон эти узкоглазые на своем крошечном острове чего построили. А мы со всеми своими богатствами до сих пор в говне живем. Разумеется, про то, что японские острова – отнюдь не крошечные атоллы, затерянные в океане, что они имеют почти все необходимые ресурсы, включая уголь и лес, и что там еще в XV веке получали урожаи, недостижимые на 99% территории СССР даже в веке ХХ (из-за климатических особенностей) – не то, чтобы не говорилось, но даже не задумывалось. Равно как не задумывалось про логистику, а главное – про то, благодаря чему Япония смогла пробиться на рынки ведущих мировых держав.

Впрочем, нет: как раз с этим было все в порядке. Точнее – в том самом извращенном, до предела искаженном порядке, которым только и могло быть общественное сознание времен «Темной долины». В том смысле, что позднесоветский человек делал «на примере Японии» одно очень важное утверждение. А именно: он заявлял, что передовое положение данной державы было возможно только потому, что она проиграла Вторую Мировую войну.Да, именно так. Разумеется, сюда примешивались еще более ранние мифы про «эскадру коммодора Перри» и про «реставрацию Мейдзи», которые существовали в российском обществе еще с дореволюционных времен. (О данном феномене надо говорить отдельно.) Но основной акцент был сделан именно на событиях 1940 годов, связанных с превращением из «фашисткой страны» (потому, что была союзниками фашистов) в передовое западное государство.

Отсюда, разумеется, делался очевидный вывод: выигрывать в войнах не нужно. (Если не наоборот.) В том смысле, что вон, Япония, проиграла – и превратила свое отсталое хозяйство в «конфетку». (Угу, отсталое, способное построить десяток эскадренных авианосцев и суперлинкор «Ямато»!) Collapse )