April 1st, 2021

Условность потребления: ужасный Крым и комфортный Петербург

Удивительно – но условным и полностью зависящем от социальных отношений выступает не только описанный в прошлом посте вкус. Но и другие, кажущиеся вполне «объективно определяемыми», параметрами. Например, климат. На первый взгляд он выглядит вполне «физическим», поскольку определяется вполне материальными параметрами. Ну, там, температурой, влажностью, скоростью ветра и т.д. Правда, на этом фоне несколько удивляет тот факт, что разные люди по разному воспринимают одни и тем же условия: например, в той же блогосфере наличествует немалое количество «любителей русской зимы». (Которых однозначно враждебные для всего живого условия – вроде мороза -30 градусов – приводят в восторг.)

Впрочем, это касается не только – и не столько – блогеров. Например, просматривая русскую классическую литературу, можно увидеть не только восхищение холодным временем года, но и вообще, уверенность в том, что именно «среднерусский климат» является оптимальным. А точнее – не среднерусский даже, а та его разновидность, что наличествует на берегу Финского залива. Ну да: именно «питерская погода» воспринималась нормой в каком-нибудь 1820 или 1860 году. Поэтому отправка того же Пушкина вначале в Бессарабию, а потом на Кавказ и в Крым воспринималась как наказание. Хотя сейчас смотрится забавно: «высылка» из Петербурга в Крым. («И желательно в июле, и желательно в Крыму» - как хохмили в советское время.)

Однако при внимательном рассмотрении можно увидеть, что ничего особо забавного тут нет. И что в действительности для русского дворянина «образца 1820 года» Крым действительно выглядел много менее комфортным, нежели окрестности Петербурга. И, скажем, Петр Великий, открывая первый в стране курорт в окрестностях Петрозаводска - «Марциальные воды» - вовсе не издевался над своими подданными. Скорее, наоборот – он был совершенно рационален в данном действии. Поскольку – как уже неоднократно указывалось – в действительности человек взаимодействует с «физическим миром», со всеми этими температурами и влажностями, не напрямую. А через особую «прокладку», которую можно назвать «культуросферой», которая представляет собой, фактически, искусственно-созданную среду. Наподобие того, что создается на космических станциях – хотя, разумеется, в гораздо более «слабом» виде.

Например, это проявляется через строительство обширных зданий, где поддерживаются совершенно иные «климатические параметры» – температура, влажность – нежели вне их. Или через создание особых типов одежды, позволяющих существовать при условиях «русской зимы» и иных вариантов климатического ада. Наконец, через наличие транспортных коммуникаций, дающих даже в условиях осенне-весенней распутицы и зимних снегопадов возможность и перемещаться самому, и перемещать разнообразные товара-блага, отсутствующие в данной местности. (Это и пресловутые морские суда, и банальные – на тот же 19 век – гужевые повозки.)

Правда, цена подобным возможностям была достаточно высока – т.е., для создания и даже поддержания указанной искусственной среды требовалось много дешевого труда. Но с последним в обществе того времени проблем не было. Поскольку, как уже говорилось, все человечество «традиционно» делилось на «элиту», на правящие классы, имеющие возможность навязывать свою волю всем остальным.Collapse )