April 2nd, 2021

О потреблении с точки зрения социальной динамики

Наверное, тут не надо говорить о том, что одна из самых популярных направлений критики коммунистических – а то и социалистических – идей с т.з. обывателя является «парадокс потребителя». Который состоит в том, что по мере удовлетворения имеющихся потребностей человек начиная «производить» новые, еще более «дорогие» их варианты. Проще говоря, считается, что если человеку дать вдоволь хлеба, то он попросит еще и масла. Дав же масла, рискуешь получить требование в предоставлении черной икры, что, разумеется, невозможно. (Поскольку природа не сможет прокормить такого количества осетров, что требуются для «обыкрирования» всего человечества.)

Разумеется, обыватели отсюда делают вывод, состоящий в том, что «всем дать все невозможно». И значит – необходимо поддерживать разделение лиц по уровню потребления, предполагая, что «лучшие» должны получать больше. Разумеется, тут сразу же оговаривается, что «лучшие»  определяются по уровню того, что они приносят для общества: скажем, по уровню знаний, квалификации, работоспособности, ответственности и т.д. Однако в действительности данный момент ничего не значит: в конце концов, и «классическая» аристократия определялась, как «власть лучших по качествам». Однако в действительности всегда являлась властью неких «избранных родов.

Да и капиталистическое обоснование того, почему одни могут иметь все, а другие – почти ничего, так же однозначно вытекала из понимания «общественной полезности». Ну, в самом деле, капиталист весь такой деловой и ответственный, ночи не спит, думает о деле – а работяга в душе раздолбай и лентяй, ему бы только пива нализаться.

Забавно, кстати, но и сейчас порой встречаются подобные идейки. (У Фритцморгена, например.) Хотя понятно, что в современном мире они выглядят на несколько порядков более странными, нежели во времена господства «протестантской этики», когда владельцы производства действительно просиживали целые дни в конторе, ходили в заплатанных сюртуках и регулярно посещали церковь. Впрочем, тут речь идет несколько о другом. А именно – о том, что в обыденном сознании очень крепко сидит уверенность в том, что «потребление бесконечно», и что при наличии даже самых благоприятных условий требования потребителей будут нарастать, как это написано у Пушкина в сказке о «Золотой рыбке». (От корыта до власти над миром.)

Тут даже не помогает пресловутая «пирамида Маслоу», которая, вроде-бы, доказывает обратное – то, что после достижения определенной обеспеченности в «базовых вещах», люди должны переходить на более высокую «степень» желаний. В том смысле, что начинать желать «любовь, дружбу, общение», а если двигаться еще выше – и «личное самосовершенствование». И дело тут даже не в том, что порой человек начинает заниматься творчеством («самосовершенствованием») на самом низком уровне обеспеченности – т.е., когда ему не хватает нормальное еды и жилья. (Скажем, тот же Ван Гог все время жил на границе бедности и нищеты.) Поскольку при внимательном рассмотрении становится понятным, что  продвижение по указанной «пирамиде» наверх в любом случае оборачивается материальными затратами.

Взять, например, «вторую» ее стадию – где главной потребностью является «безопасность». Наверное, не надо говорить, что реализация ее превращается в сложную задачу, требующую установки множества камер, формирование мощных отрядов полиции, а порой – и создание отдельных «закрытых районов». (Как это часть происходит в «странах Третьего Мира».) Где, собственно, и появляется возможность «любви, дружбы, общения». (Поскольку вне данного периметра люди слишком сильно направлены на выживание. По крайней мере, так считается.)

Таким образом, вопрос об «эскалации потребностей» остается открытым. В том смысле, что идея «дать людям все для того, чтобы они стали счастливыми», в любом случае оказывается утопической. А значит… А значит, необходимо понимать, что единственный способ существования общества – это имущественное неравенствоCollapse )