April 3rd, 2021

Почему не будет большой войны на Украине

В последнее время весна – вместе с совершенно ожидаемым обострением у психически больных – приносит так же совершенно ожидаемое обострение у больных «политических». А именно – крики о том, что Украина готовится военным путем присоединить себе непризнанные республики Новороссии. Так стало принято с самого начала этой самой украинской катавасии, и только в прошлом году, кажется, коронавирусная истерия сумела «забить» обязательное обострение на этом «фронте». Но, слава Богу, «корона» оказалась много мягче, нежели это «планировалось» изначально, и поэтому общественное внимание вновь вернулось к старым идолам.

Однако значит ли это, что вот теперь-то – в отличие от предыдущих случаев – данная угроза претвориться в жизнь? Думаю, вопрос этот чисто риторический. Потому, что основной проблемой для Украины и пять лет назад, и сейчас является одно и то же. А именно: вопрос о возможности поддержания сложных организационных структур, каковой и является армия. Даже в той убогой конфигурации, в которой она существует в пресловутой АТО – или как это сейчас называется. Точнее сказать, эта самая проблема в настоящее время только усиливается – поскольку распад структурности в указанной стране за последние годы не только не остановился, но и перешел в более активную фазу.

В этом состоянии пытаться решать какие-то военные вопросы – идея более, чем безумная. Поскольку современная война, как уже не раз говорилось – это, прежде всего, логистика, логистика и еще раз логистика. А точнее сказать – не просто логистика, а логистика «мобильная», перестраиваемая в соответствии с меняющейся обстановкой. Но именно в подобную «мобильную логистику» могут не только лишь все. В смысле – в нее сейчас почти никто не может. Включая Соединенные Штаты. Для которых еще остается возможным организовывать снабжение своих войск в «колониальных операциях» за счет огромной избыточности. (Т.е., крайней дороговизне их проведения.) Но более «крупные» перемещения даже для них оказываются критичными. То же самое можно сказать и про Россию. Для которой отладка «сирийского экспресса» заняла около двух лет, и только после этого стало возможным что-то делать. (А ведь в Сирии осуществляется очень скромная, по сути, военная кампания.)

Кстати, именно поэтому пресловутое «российское вторжение на Украину всегда проходило «по разряду фантастики». В том смысле, что необходимость устраивать обеспечение множества совершенно разнородных военных соединений – что стало бы неизбежностью при подобном развитии событий – поставило бы РФ в очень тяжелое состояние. И хотя понятно, что для Украины данный ход оказался просто катастрофой – на самом деле даже в 2014 годы вопрос о «всеобщей мобилизации» указанного государства подниматься даже не мог (сейчас тем более) – но сути это бы не изменило. Кроме того, разумеется, неизбежно встал бы вопрос о «гражданском снабжении» присоединенных территорий, что по умолчанию становится полной … ну, вы поняли.

Именно понимание этого самого факта, а не мифические «бюрхгальтеры» и стало причиной того, что пресловутая «война» между Россией и Украиной так и не стала реальностью. Collapse )

Про снижение численности населения

Если честно, то возбуждение, которое вызвало «предсказание снижения численности населения РФ», выглядит довольно странно. Дело в том, что – вне всякого отношения к указанной «министерше» - во-первых, данный тренд является более, чем предсказуемым, несмотря на всю свою неприятность. (Ну, типа того, что зимой идет снег и бывает мороз - и каким бы мерзким не был данный факт для человека, но "спрятаться" от него невозможно.)

Ну, а во-вторых - это, вообще, общемировой тренд, захватывающий все развитые страны. То есть, снижение рождаемости испытывает практически весь мир - начиная с США и заканчивая Китаем. Причем, именно в последние десятилетия во всех – не «практически во всех», а именно, во всех – развитых странах эта самая рождаемость упала ниже простого воспроизводства. Скажем, в США 1990 года данный показатель был 2,06 рождения на женщину, в 2018 – 1,73. В 2020 этот показатель упал еще ниже. В Китае, соответственно, 2,31 и 1,68! (Меньше, нежели в Штатах!) На этом фоне российские показатели выглядят не сказать, чтобы слишком ужасно. (1,57 в 2018 году.)

Разумеется, данный момент не означает «мгновенного» падения населения, поскольку сейчас наличествуют еще многочисленные и долгоживущие поколения 1950-1970 г.р. Поэтому рост населения большей части развитых стран будет продолжаться. Но избежать его остановки – а затем и начала снижения числа граждан – не возможно. (Еще раз: все нынешние «позитивные» демографические тенденции являют собой последствия «золотых десятилетий», когда большая часть обитателей развитых государств впервые в истории получило возможность сытого и здорового детства, заложившего высокий уровень их иммунитета и «жизнестойкости».)

Постсоветскому пространству тут, конечно, не повезло, поскольку именно указанные «сверхпоколения» приняли на себя удар Катастрофы 1990 годов. Однако сути это, как не удивительно, не меняет. В том смысле, что, рано или поздно – но не позднее 2040-2050 годов – все развитые страны перейдут в режим «демографического падения». Причем даже использовать «миграционный прирост» для компенсации снижения населения не получится. И потому, что потенциальных источников для более-менее квалифицированных мигрантов сейчас не осталось. (А с неквалифицированными имеются значительные проблемы для «встраивания» их в имеющуюся социоструктуруCollapse )