April 4th, 2021

Прикладная футурология. Демографический аспект

На самом деле еще лет пять-шесть назад была надежда. Надежда на то, что вопрос с рождаемостью можно будет решить путем ее экономической стимуляции. Проще говоря, что можно выплачивать роженицам некоторые (не сказать, чтобы особо большие) деньги, и тем самым повышать популярность данного занятия. Эта концепция – как тогда казалась – подтверждалась самыми различными фактами. Начиная с того, что европейские страны, имеющие развитую систему поддержки населения – вроде Франции – имели лучшую рождаемость, нежели те, что не имели. И заканчивая тем, что в самой РФ, казалось, демографическая ситуация начала налаживаться после введения т.н. «материнского капитала». (В 2015 рождаемость вышла на «максимальный» постсоветский уровень в 1,78 рождений на женщину.)

Однако во второй половине 2010 эта «лафа» кончилась. Поскольку и в РФ рождаемость – достигнув в указанном 2015 году максимума за 30 последних лет – уверенно покатилась вниз, и в пресловутой Франции начался тот же процесс. И в «сверхбогатых» США которые еще недавно могли с высока посматривать на остальных в указанном плане (у них количество рождений еще в 2000 годах было больше двух), рождаемость упала. И  даже… в Китае – где боролись-боролись с бесконечным количеством деторождений – выяснилось, что этот показатель стал чуть ли не меньше, нежели в Европе! (1,69 на 2018 год.) И что даже отмена всех ограничений по программе «одна семья – один ребенок» ничего не меняет.

Поэтому  стало понятным, что этот путь не работает. Так же, как не работает и идея «миграционного прироста» - та, что позволила избежать в 1990 годы депопуляции России, а Западу в это же время получить множество квалифицированных рабочих рук. Поскольку вдруг оказалось, что «заманивать мигрантов» просто неоткуда: во всех, более-менее развитых государствах – то есть, государствах, имеющих возможность для обучения своих граждан – рождаемость упала ниже уровня простого воспроизводства. Более того – резко упала и образованность этих самых граждан. (Впрочем, последний процесс наблюдается практически повсеместно.)

Кстати, рождаемость падает и в государствах неразвитых – например, в том же Бангладеш она снизилась с более, чем 4,5 рождений на женщину в 1990 году до 2,04 в 2018. И лишь Черная Африка продолжает демонстрировать высокий прирост, хотя и там процесс очевидно идет к завершению. (Скажем, в Сенегале сейчас рождаемость 4,5, с очевидной тенденцией к снижению – и примерно к 2050 годам и эта страна перейдет предел в 2 рождения.) Поэтому все апелляции к тому, что «черные захватят мир», в общем-то, являются такими же ошибочными, как популярные еще лет двадцать назад «страшилки» о том, что «желтые захватят мир». («Если китайцы получат европейский уровень жизни, то биосфера Земли погибнет».)

И, таким образом, «классическая модель» времен Римского Клуба, согласно прогнозам которого численность человечества – при прочих равных условиях – будет нарастать по экспоненте до наступления экологической катастрофы в действительности оказалась … «классической» же ошибкой. «Классической» потому, что основывалась она на очень распространенном, но при этом всегда неверном методе применения  «природных» «экологических моделей» к человеческой популяции. В результате получилось прекрасное попадание «пальцем в небо»! В том смысле, что человек – как оказалось – есть существо «неприродное», и подчиняющееся совершенно иным законам. (Впрочем, так же очень хорошо известным, однако не приемлемым современным обществом по ряду причин.

Но об этом будет сказано уже отдельно.) И поэтому – совершенно неожиданно и для «экспертов-футурологов», и для элитариев-властителей – вдруг оказалось, что вместо ожидаемой «сверхпопуляции» у человечества оказывается совершенно иной финал.Collapse )