June 6th, 2021

Про смартфоны, информацию и общество

У Розова прочитал, что: «…молодые люди начинают придерживаться образа жизни без смартфонов, что, по их словам, улучшает их самочувствие…»  В том смысле, что некоторые пользователи сознательно убирают из своей жизни пресловутые «гаджеты» для того, чтобы снизить давление «информационной среды». Интересно тут то, что это стремление затронуло молодежь – поскольку ранее подобные решения практиковали, в основном, представители среднего поколения. (Речь идет именно о сознательном отказе от смартфонов – а не о сложности с его освоением, которые наблюдаются, например, у пожилых людей.) Причем – ранее это делали, скорее представители высших слоев общества: бизнесмены, политические деятели.

Теперь же понимание того, что наличие «постоянного доступа к информации» является не только – и не столько – благом, начинает доходить и до молодых. Впрочем, тут сразу же стоит сказать, что не стоит считать данное стремление к «обессмартфониванию» массовым: на самом деле тут речь идет о ничтожном количестве примеров на фоне огромной «информационной волны», захватывающей мир. Однако даже в подобном виде подобная практика позволяет дать ряд ответов на очень важные вопросы. Например, на вопрос о том, является ли нарастающая «информационная нагрузка на психику» нормальной? Поскольку до недавнего времени считалось, что стрессовые ситуации от этой нагрузки характерны для людей, которые вошли в «информационную эру» в зрелом возрасте. Молодежь же, буквально с горшка видящая смартфон, от этого свободна. Разумеется, оказалось, что это – неправда, и что даже выросшие «на гаджетах» люди испытывают улучшение своего психического состояния при отказе от подобных устройств.

То есть, информационная перегрузка, в любом случае, есть деструктивное явление – и в этом плане пресловутые «консерваторы», ратующие за «бессмартфонное», и безинтернетное существование, оказываются правыми. Однако при этом – как и обычно происходит с людьми с правым мышлением – они (эти консерваторы) банально переворачивают ситуацию. В том смысле, что считают, будто использование смартфонов и сидение в социальных сетях проистекают исключительно из-за «порочности» людей, которые это делают. (Собственно, это для правых универсальный ответ на все этические вопросы: все, что человек делает деструктивного – начиная от банального алкоголизма и заканчивая той же «информоманией» - есть следствие его порочных устремлений. И хорошо еще, если не наследственных…) Тогда, как на самом деле…

Тогда, как на самом деле современная «смартфонизация» - и шире, «информизация» - есть следствие совершенно объективных социальных процессов. Вытекающих напрямую из социально-экономического устройства общества. (Об этом я уже неоднократно, кстати, писал – но кратко напишу еще.) В том смысле, что в условиях массовой конкуренции вопрос коммуникации между субъектами усложняется колоссально: дело в том, что помимо определенного количества действительно необходимой для функционирования социума информации тут вбрасывается огромное количество информации ложной. (Необходимой для убеждения конкурентов действовать себе во зло.) Причем понятно, что конкуренты этой ситуацией не удовлетворяются – и, во-первых, начинают генерировать ту же ложь. А, во-вторых, стараются найти, все же, истину – поскольку еще сохраняется понимание того, что это надо делать.

Правда, этот поиск истины обыкновенно осуществляется через попытку «усреднения» получаемой информации. (Поскольку эта стратегия крайне стара и очень хорошо разработана за века  использования.) Однако в условиях эскалации лжи она не просто дает сбои – но просто перестает работать. (Если вокруг есть только ложные источники, то вычленить из них чего-то реальное не получится – даже если количество этих источников велико.) Поэтому происходит банальное наращивание величины информационного обмена. В том смысле, что человек старается поглотить больше «знаний», а те, кто желает его использовать – стараются «скормить» ему как можно лжи. Отсюда проистекает и та самая «инфомания» - убежденность в том, что надо больше информации, причем, желательно, «актуальной». (Т.е., «свежей» и происходящей «из первых рук».)

Причем, надо сказать, что это состояние охватывает буквально все – включая личную жизнь.Collapse )