June 9th, 2021

Про информационный потоп. Завершение

Итак, как уже было сказано, спасением от «информационного потопа» может выступать только отказ от рассмотрения большей части информации. (То есть – значительное ограничение информационного потока.) Поскольку попытки справиться нарастающей информационной волной через совершенствование системы ее обработки – вроде того, что произошло после компьютеризации общества – в действительности дают только «временное облегчение».  (Об этом так же говорилось в прошлом посте.)

Впрочем, данная мысль более, чем тривиальна: если мы хотим избежать перегрузки, то надо ее избегать? Не так ли? Вопрос возникает на следующем шаге – а именно, при попытки понять: от чего же, собственно, надо отказываться в подобном случае? То есть – как из огромной массы имеющихся «сигналов» выбрать те, которые, все же, нужны человеку? Но на самом деле и тут нет ничего сложного. Поскольку  подобные вещи люди делали издавна: дело в том, что даже в самой, что ни на есть, глухой обыденности обычно присутствует колоссальное множество изменений, способных порождать не меньшее количество сигналов. Ну, в самом деле, как уже говорилось, люди привыкли не обращать внимание на пролетающую стаю галок, на оборванные ветром ветки деревьев, на облака на небе, на «обычное» поведение соседей – ну и т.д., и т.п.

То есть, проще говоря, на те события, которые носят исключительно случайный характер, «усредняясь» на протяжении значимых для общественного производства интервалов. (Поскольку модели реальности на данных событиях не построишь.) Вот мы и подошли к главному критерию «информационного отбора»: к вопросу моделирования реальности. Которое (моделирование) на самом деле есть основная задача, ради которой человек и собирает информацию. Понятно, что рассматривать стаю галок – как совершенно хаотическое явление – в данном случае бесполезно. (Вопрос о гаданиях по полету птиц опустим.) А вот «среднее количество осадков» - именно среднее, «по сезону» – наоборот, для этого важно. (Поэтому «обычный дождь» к событиям не относится. Но вот отсутствие дождя в течении пары месяцев – т.е., «нарушение среднего» -  как правило, таковым становится, и «отпечатывается» в памяти людей на много лет.)

Однако даже после сказанного остаются некоторые вопросы. А именно: понятно, что при длительном проживании в условиях одной местности «критерии усреднения» выявляются сами по себе. Иначе говоря, для локальных происшествий человек всегда понимает: что важно, а что нет. Но в случае с «внешними новостями» подобный трюк не проходит – они слишком кардинально отличаются от того, что привычно для применения указанного механизма фильтрации. Поэтому-то они и «наваливаются» на человека не просто волной, а настоящей цунами, порождая описанную в предыдущих постах ситуацию. Разумеется, критерий «внешности» тут относится не только к «пространственному положению», а вообще, характеризует положение информационного источника ко всему образу жизни человека. (Скажем, если кто-то профессионально занимается вирусологией, то для него пресловутые «ковидные новости» не будут проблемой: он с легкостью отфильтрует ценное от «мусорного».)

Так что же, получается, что выхода нет? Или есть только в виде радикального отказа от «потребления внешних новостей»? (В том смысле, что надо читать (смотреть, слушать) только то, что связано со своим пространственным и профессиональным окружением?) Разумеется, нет. В том смысле, что если бы наш  мир имел исключительно хаотическую природуCollapse )

Про скутеры и самокаты

Интересно, но нынешний "кипешь с электросамокатами" практически один в один повторяет ставшую уже историей (хотя и недавней) ситуацию со скутерами. Напомню, что лет десять-пятнадцать назад эти самые китайские мопеды стали очень популярными среди населения. Это обеспечивалось их невысокой ценой: Китай тогда только осваивал «внешний рынок» транспорта, и поэтому «выбрасывал» туда модели, практически, по себестоимости. (Купить новый скутер можно было за 10 тыс. рублей – что для конца 2000 были уже не высокие деньги.)

Впрочем, была и еще одна причина распространения подобных двухколесных машин: мопеды тогда находились в, практически, «нерегулируемой зоне». Т.е., ездить на них можно было не имея прав, и не соблюдая никаких правил дорожного движения. Точнее, формально-то соблюдать их надо было – но именно формально, поскольку ни один «боец ГИБДД» ничего со скутеристами сделать не мог. (Прав нет – значит, нельзя пугать их отбором. Да и штраф выписывать на машину, не имеющую формального владельца, практически было невозможно.) Поэтому на скутерах катались пьяными – вплоть до полной невменяемости, катались подростки и практически дети (лет 10-12), катались, игнорирую знаки, полосы и прочие подобные вещи.

Ну, и разумеется, докатались! В том смысле, что – по мере нарастания числа подобных мопедов – они были введены в «правовое поле» через требование наличия прав. (Категория «М».) И хотя подобная практика могла показаться несерьезной: ну, в самом деле, что измениться, если даже права на машину особенно не способствуют аккуратной езде. Но на самом деле изменилось многое – а именно, скутеры практически пропали с улиц. Нет конечно, совсем они не исчезли, тем более, что особых проблем получить права нет. (Если есть права категории А или В – то сделать это можно автоматически.) Но оказалось, что удобство подобного транспорта без выхода за «правовое поле» крайне условно. (Иначе говоря, 80% этого удобства была или в возможности ездить «бухим», или в возможности управлять им до достижении 16 лет.) Collapse )