June 18th, 2021

Хозяева «посмертного мира» - или еще о современной элите

На самом деле самая важная проблема современного мира – это то, что он является «посмертным» состоянием мира «предыдущего». Разумеется, слово «посмертный» тут не случайно дано в кавычках, поскольку речь идет не о смерти, как таковой – т.е., неконтролируемом разрушении сложной системы, однозначном упрощении навсегда – а о временном ослаблении движения, характерного для развивающейся системы.  Но, в данном случае, сути это не меняет. Поскольку, все равно понятно, что все – именно все – механизмы, необходимые для обеспечения «устойчивости» современного состояния, это самое «состояние» унаследовало от того, что было до него. И поэтому может жить лишь за счет проедания созданных на «прошлым» ресурсов.

То есть, истинно «современным» -  отличающим «наш мир» от того «мира», что был раньше – можно считать лишь необычайное развитие т.н. «утилизации». Сиречь – способов получения личной прибыли за счет всеобщего блага, которое характеризует все нововведения после «правого поворота» второй половины 1970 годов. Скажем, рейганомику, тетчеризм, неолиберализм как таковой на Западе – или, скажем, «рыночность» в СССР/бывшем СССР. В  том смысле, что где-то с конца указанного десятилетия стало считаться, что проблем обеспечения базовых потребностей социума больше не существует. А значит, «лицам, принимающим решение», можно заниматься исключительно «увеличением личного могущества». (Сиречь – набивкой собственного кармана.)

Разумеется, о том, почему это произошло, надо говорить отдельно – поскольку тема это очень сложная и  большая. (Пока же можно только еще раз указать на то, что «поведение, обратное современному» - т.е., забота о социуме в целом – является аномальным для классового устройства, и могло существовать только при сильном давлении «постклассовых структур».) Здесь же хочется обратить внимание на последствия данного «поворота», состоящие в том, что после него элита – по понятным причинам – начала формироваться исключительно из людей, успешных в увеличении могущества, а так же – «транслировать в мир» стратегии, состоящие исключительно в стремлении к максимальному количеству этого могущества. (Под коим следует понимать, в основном, капитал – но не только: скажем, установка личных связей, поднятие по «чиновной иерархии» так же относится к данной категории.)

Иначе говоря, элита с конца 1970 и до самого последнего времени занималась исключительно междоусобными интригами и растаскиванием «общего пространства». Это было золотое время для «лучших людей» - которые рассматривали его как компенсацию за время «диктатуры масс», начавшейся с 1917 и продолжавшейся до указанного события. (Когда реальная зарплата работников росла вместе с числом доступных им «неденежных благ», а доля имущества, находящегося в руках наиболее богатых семейств – уменьшалась.) Разумеется, не везде данный процесс протекал равномерно: в некоторых странах переход к «открытой диктатуре капитала» - как, собственно, и стоит называть подобное состояние – был явным. (Как, скажем, на территории бывшего СССР, где установились те или иные формы открытой олигархии.) В других местах – скажем, на территории Европы (особенно Северной) – достаточно долго сохранялись элементы «предыдущего мирового порядка». (В виде развитой социальной системы, высокой «демократичности» управления и т.д.)

Но в целом – будучи лишенным хоть какого-то противодействия – с 1980 годов мир начал двигаться именно по указанному направлению. По направлению к устройству, при котором одни –те, кто находятся «наверху» - получают все. Collapse )

Правое мышление и помойки

По наводке Варракса нашел чудесное высказывание:
«Фотографий людей, которые возятся в помойках, хватает в любой стране, кроме, конечно, СССР. Там помойки были настолько бедны, что искать там что-либо было бессмысленно.»
  Наверное, более яркого выражения «правого образа жизни» найти тяжело. Поскольку совершенно очевидный порок современного общества в данном случае не думая выдается за добродетель.

Ведь что означает тот факт, что на современных помойках можно найти много ценного? (А уж на свалках чего только можно найти – недаром в той же Европе этот бизнес традиционно контролируется мафией!) А означает это ни что иное, как чудовищную неэффективность существующей экономической системы. В которой вначале тратятся ресурсы на то, чтобы произвести какой-нибудь продукт, потому чтобы его доставить до покупателя. А потом, после того, как он (продукт) окажется на помойке – еще и уходят ресурсы на его утилизацию.

То есть, проще говоря, идет бессмысленная растрата природных богатств и человеческого труда. Которое, в конечном итоге, оборачивается колоссальными экологическими проблемами: в виде гор мусора, который часто прост вывозят в страны Третьего Мира, а часто – банально вываливают в океан. (Именно этот способ – как недавно выяснилось – практикуют с мусором из пресловутой «экологической Европы». В том смысле, что его вывозят подальше, и банально сваливают за борт. А потом заявляют: посмотрите, у нас нет свалок!) Впрочем, даже если все это реально и перерабатывается, то, как нетрудно догадаться, так же не бесплатно.

Причем, платит за все это «великолепие» обычный человек. Даже если речь идет о товарах, оправляющихся «на выкид» из торговых сетей: наверное, не надо говорить, что подобные убытки они закладывают в наценку. После чего, конечно, можно с высоты своего положения презрительно относиться к «нищим совкам», у которых помойки были настолько бедны, что там нечего было искать. Но это будет положение клинического идиота, который мало что умудрился загадить все свое окружение – но еще и тратит на возможность данного загаживания огромные деньги. Collapse )