July 2nd, 2021

О том, чем капитализм отличается от феодализма, и что отсюда следует?

В прошлом посте  было сказано, что – несмотря на все заявления конспирологов – никакого отказа от капитализма в современном мире не происходит. Напротив, можно сказать, что сейчас идет возвращение к самому, что ни на есть, настоящему, кондовому капитализму «образца XIX столетия». В котором основная масса людей вновь превращается в бесправных пролетариев – людей, почти лишенных собственности по сравнению с немногочисленными «настоящими» буржуа. Что является нормой для подобного общественного устройства. В отличие от пресловутого «общества 2/3», с его «средним классом», которое – как уже не раз говорилось – выступает аномальным состоянием, связанным с воздействием некапиталистического фактора. («Тени СССР».)

К сожалению, до большинства это доходит очень сложно: «аномальный капитализм» господствовал в развитых странах как минимум, с середины ХХ века. (На самом деле первые его проявления были заметны еще раньше – с 1920 годов.) Поэтому неудивительно, что он – со всеми его «средними классами», пособиями по безработице и «правами человека» - и воспринимается, как нормальное состояние капиталистического общества. И наоборот: как раз «нормальный», не испорченный социализмом, капитализм – такой, как в том же Бангладеш с его жуткой эксплуатацией, бесправием масс и полным игнорированием охраны окружающей среды – видится чем-то «извращенным». Недокапиталистическим. Который надо еще более «капитализировать» для того, чтобы он стал, как в Швейцарии.

Но это ошибка. И события последних лет показывают, что это не «Бангладеш идет к Европе» - как это было до 1991 года – а наоборот, «Европа идет к Бангладеш». О том, почему так происходит – т.е., почему капитализм в последние 30 лет непрерывно теряет все свои привлекательные черты – говорилось уже не раз.  Однако в данном случае хочется обратить внимание на другое: на то, что даже видя происходящие неприятные изменения, современный человек не может так просто принять ложность господствующих представлений. И поэтому  начинает придумывать разного рода «подпорки» и оправдания, должные сохранить эти представления.  Например, в том плане, что «обзывает» текущее состояние не капитализмом, а – как было сказано в прошлом посте – чем-то иным. Например, феодализмом или неофеодализмом.

Или, скажем, «социализмом». Нет, я не шучу. Куча правых – начиная с Фритцморгена и заканчивая Розовым – убежденно заявляет, что сейчас на Западе победили «леваки», которые начали переустраивать мир на «социалистических принципах». Но об этом заблуждении будет сказано уже отдельно. Тут же хочется обратить внимание именно на «профеодальных» конструктах, поскольку они стали популярными много раньше, нежели «социалистические». И, например, в те же 1990 годы «местный» капитализм называли именно не капитализмом, а «феодальным устройством». В качестве причин этого приводилось множество аргументов:  скажем, в связи с распространением «клиент-патронских» взаимоотношений, в связи с «самостоятельностью» глав регионов, в связи с «наследованием» должностей и т.д., и т.п.

Однако при этом полностью, демонстративно, игнорировалось самое главное отличие социально-экономических систем: производственный базис. Сиречь – «связку» производственных отношений/производительных сил, которая в постсоветском обществе была очевидно капиталистической. (Особенно после проведения приватизации.) Равно – очевидно капиталистической она являлась (и является сейчас)  практически по всему миру. (От какого-нибудь Никарагуа до США.) Поскольку этот базис основан на комбинации индустриальной промышленности (или индустриального же сельского хозяйства) и капиталистического найма. (С изъятием прибавочной стоимости и выплатой зарплаты.)  В то время, как базисом феодальной экономики – и вообще, экономики доиндустриальной классовой – выступает хозяйство традиционное крестьянское.

Этот момент формирует фундаментальную разницу практически во всех сторонах жизни. Дело в том, что индивидуальное крестьянское хозяйство самодостаточноCollapse )