July 16th, 2021

О демографическом факторе в российской действительности 3

Итак, после того, как в прошлых двух постах было сказано про проблемы, вызванные «демографической волной» - а точнее, «урбанизационной демографической волной», которую стоит отличать от иных «урбанизацонных волн» -  в 1980 годах, можно вновь перейти к современной России. И еще раз обратить внимание на то, что в настоящее время ситуация выглядит обратной тому, что было позднесоветский период. В том смысле, что если тогда наличествовала огромная «волна» молодежи, вступающей одновременно во взрослую жизнь, то теперь ее почти нет.

Разумеется, данный момент хорошо известен: разного рода оппозиционеры – и националистического, и «социалистического» толка – давно уже сделали спад рождаемости одним из главных обвинений действующего режима. Впрочем, и «режим» сам по себе – вопреки всем оппозиционным сказкам о том, что он «работает на вымирание России» - давно уже озаботился данным вопросом. И – как это не удивительно – ведет активную политику стимуляции рождаемости. (Например, при помощи т.н. «материнского капитала», введенного аж в 2007 году!) Более того: эта разновидность «социальной помощи» является чуть ли не единственной, которая с годами не сворачивается, а развивается.

Что, собственно, давно уже должно было отправить концепцию «стремления власти к сокращению населения» на помойку – где ей, собственно, и место. Поскольку в действительности для текущих властителей РФ – как, впрочем, и для властителей других государства – важно именно наличие населения, с которого эти самые властители-хозяева и получают все свои блага. И в явном виде – в виде прибавочной стоимости, которую изымают во время работы. И в неявном – например, через возможность обеспечения контроля над ценными ресурсами под угрозой всеобщей мобилизации. (В том смысле, что если в современном мире какое государство не может содержать большую армию с современными вооружениями, то его суверенитет является чистой декорацией.)

Поэтому как раз для «хозяев» наиболее выгодно, чтобы народ плодился и размножался как можно более активно. А вот для самого «народа» ситуация обстоит несколько иным образом. В том смысле, что активная рождаемость, с одной стороны, обеспечивает его (народа) воспроизводство. Но с другой – приводит к очевидному переполнению рынка труда со снижением там зарплат, как, собственно, и было практически всю человеческую историю. В том смысле, что количество работников всегда было больше, нежели количество рабочих мест – что позволяло работодателям диктовать свои условия.

Особенно сильно это проявлялось тогда, когда количество рабочих мест сильно сокращается. (А население остается прежним.) Как, например, происходило в 1990 годы. Вот тогда на рынке труда наличествовал натуральный Ад – в том смысле, что, например, многим приходилось работать просто «за еду». Нет, разумеется, формально подобные вещи почти не происходили – хотя на том же Кавказе встречалось и «классическое рабство». (Быстро возродившееся после отмены социализма.) Но реально дело обстояло именно так: зарплаты бесконечно «задерживали», что в условиях высокой инфляции было эквивалентно их отмене. А для того, чтобы люди как-то выживали, «выдавали» им продукты из «заводского магазина». (Как в том же XIX веке.)

В любом случае стоит сказать, что «российский частный работодатель» сформировался именно тогда, когда указанная в прошлом посте «демографическая волна» столкнулась с резким падением числа рабочих мест. В результате чего возникло аномальное положение, при котором был переизбыток не просто работников на рынке, но работников высококвалифицированных, здоровых и молодых.Collapse )