July 20th, 2021

Почему сейчас идет «наезд» на школу? Часть первая

Интересно, но в последнее время опять активизировался «наезд» на школьное образование. То есть, критика школьной системы – причем, не в смысле падения ее качества, что на самом деле есть объективный процесс и поэтому никаким «наездом» не является. А в смысле глубинных, «системных» его качеств – таких, как общее обучение, «предметный» способ разделения знаний и т.п. вещи. Подобная «критика» - если кто помнит – была крайне популярной в позднесоветское время, и, по сути, именно она оказалась заложена в основу всех последующих «реформ образования». Тех самых, что однозначно и очевидно привели к его ухудшению – как уже было сказано, сомневаться в данном процессе сейчас невозможно.

Впрочем, о данном моменте мы уже неоднократно говорили, поэтому обратим внимание пока несколько на иное. А именно: на то, что именно школьное образование – а точнее, образование вообще, но основанное на «школьной системе» -  является  основанием ни чего-нибудь, самой «мировой гегемонии» Запада. То есть, тем самым механизмом, который позволили европейским странам покорить практически все остальные государства мира, превратив их в свои колонии и полуколонии. Почти – потому, что было одно государство, которое в свое время смогло «ухватить» эту  самую западную особенность, и попытаться «пересадить» ее на свою почву. (В отличие от других государств, которые видели «силу» Европы исключительно в военной компоненте.)

Этим государством была Россия. Да, именно так: из всех изменений, произошедших в стране после «петровской эпохи», наиболее ценным стало изменение образовательное. Точнее сказать – предобразовательное, поскольку вплоть до XIX столетия даже прообраза массовой образовательной системы создано не было. (Создание сети гимназий в каждом губернском городе началось с 1804 года.) Однако общая ценность знаний была государством прекрасно усвоена, равно как усвоен было основной принцип «европейской» системы обучения. Которая состояла, во-первых, в массовости. (Не «один учитель и один ученик» – как неявно полагалось до этого, а «множество слушателей – один преподаватель».) А, во-вторых, в «предметности» - т.е., обучались не «знаниям вообще», а конкретным вещам. (Математике, грамматике, риторике и т.д.)

То есть – если обобщить – то речь шла о производстве относительно многочисленного «образованного слоя». Собственно, и университеты, и разного рода «навигацкие школы», и первые гимназии при университетах были реализацией именно этого принципа. Ну, а в следующем столетии началось формирование уже привычной для нас образовательной системы, основанной на связке «средней» (гимназии, потом реальные училища) и «высшей» школы. (Разумеется, 90% гимназистов ни в какой университет не поступали, но это, в общем-то, и не важно.)

Подобная стратегия принесла свои плоды в виде уже указанной независимости нашей страны – которая по всем параметрам должна была превратиться в колонию или полуколонию Запада. (Индия со всем своим богатством – превратилась, Китай – с населением, превышающим европейское – превратился, а Россия – нет.) Правда, за это пришлось заплатить «отказом от национального своеобразия» - но, как показала история, это разумная плата.  Ведь ни одно «своеобразие» независимость защитить не смогло – скорее наоборот. (Разного рода «конфуцианство» и «индуизм» хороши исключительно, как «экспортный товар» - в виде вульгаризованных, упрощенных и «синкретизированных» учений. Как основание для развития производительных сил – базиса человеческого существования – они не подходят.)

Отсюда становится понятным, что то, что случилось с нашей страной после 1917 года, являлось следующим «актом» описанного действа. Т.е., «перехвата» у Запада его «абсолютного оружия» в виде системы образования и тесно связанной с ней науки.Collapse )