September 21st, 2021

Парадоксальное о коррупции

Интересно – но на «проблеме выборов», описанной в прошлом посте , «аномальность» буржуазного общества не ограничивается. Наоборот, она постоянно «вылезает» в самых неожиданных местах, показывая, насколько условным выступает господство подобной системы. (И насколько глупо считать ее «естественной» даже в рамках классового общества.)

Возьмем, например, давно уже набившую оскомину тему «коррупции», которая так же является изначально присущей буржуазному мироустройству. Да, именно так: вопреки мнению прекраснодушных эльфов, вопросу коррупции ровно столько же лет, сколько и буржуазному обществу вообще. Да, именно так: нет такой буржуазно-демократической страны, которую бы не сотрясали коррупционные скандалы с самого начала ее существования. (Скажем, та же Французская Республика испытывала их с самого 1792 года.) Впрочем, это любому образованному человеку должно быть известно.

Гораздо интереснее другой вопрос: а разве в «добуржуазное время» коррупции не было? Ведь количество именитых казнокрадов и высокопоставленных воров в истории аристократического общества так же велико. (Можно вспомнить, например, светлейшего князя Меньшикова или описанного Дюма французского суперинтенданта финансов Фуке.) Однако тут стоит понимать, что «прямое» воровство средств из государственной казны или, скажем, заключение выгодного для себя договора поставок («гнилого товара» по высокой цене) в данном случае мало чем отличалось от «обычного» воровства или мошенничества. (Проще сказать, казнокрады обворовывали королей – ну, а последние вешали их или рубили им головы.) В  то время, как коррупция в современном понимании являет собой нечто иное.

А именно: использование своего должностного положения для обогащения без «прямого» совершения иных противоправных действий. Взять например – простите за каламбур – взятку. Наверное, тут не лишним будет вспомнить, что в течение тысяч лет «подношение чиновникам» были не просто нормой, но узаконенным явлением. (Скажем, в Российском царстве это именовалось «кормлением» - но практиковалось еще в первых человеческих ближневосточных царствах.) И часто именно указанные подношения и являли основной источник дохода последних. Отсюда неудивительно, что в течение тысяч лет подавляющее количество «гражданских» - если так можно выразиться, поскольку граждан тогда не было, были подданные – дел решалось именно на основании «соревнования взяточников». (Разумеется, с учетом знатности субъектов – в том смысле, что засудить какого-нибудь графа при «Старом порядке» было возможно только тогда, когда его противником выступал герцог.)

Что же касается «нецелевого использования» государственных средств, то на него обращали внимание только тогда, когда последнее становилось совсем уж неприличным. Как, например, произошло с помянутым выше господином Фуке, коий решил поразить роскошью самого короля – ну, и спалился, понятное дело, по полной. (Кстати, ему не отрубили голову – а просто сняли с должности и отправили в свое имение.) Но это, можно сказать, премия Дарвина – неполная, ибо господин суперинтендант умер своей смертью – свидетельствующая только о запредельной наглости указанного субъекта и его уверенности в своей безнаказанности. Ну, и разумеется, неизбежные в этом случае происки противников при дворе – в виде небезызвестного Кольбера. (Так что суперинтенданта можно честно считать жертвой интриг, а не доставшим всех своей наглостью коррупционером.)

Если же знатный расхититель государственного имущества «брал по чину», то все его экзерсисы легко сходили с рук. Collapse )