anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Еще об образовании – и о современных тенденциях в нем

Господин Фрицморген опять обратился к вопросу об образовании. А точнее – он привел   ссылку на достаточно разумный текст, посвященный ЕГЭ. Тема эта традиционно привлекает огромное внимание наших современников – ИМХО, намного завышенное по отношению к реальной своей значимости. Так вот, в приведенном посте говорилось именно об этом – о том, что ничего инфернального в указанных трех буквах нет. . Это всего лишь экзамен – особенно если понимать, что реальный смысл в нем имеют не пресловутые теста («бланк А»), а те задания, которые следуют за ними (бланки «В» и «С»). Поскольку именно они приносят баллы, которые и учитываются при поступлении в вуз. (При сдаче только тестов поступить куда-либо, кроме техникума, проблематично.) И, в общем, эти задания мало отличаются от традиционных – в том смысле, что для решения их требуются те же знания, что и на обычном экзамене. (Кстати, после того, как сочинения вернули, главная причина критики ЕГЭ исчезло.)

Впрочем, говорить о том, хорошо или плохо ЕГЭ, надо отдельно. Речь тут пойдет немного о другом. А именно, о том, что вышеупомянутый Фритморген, помимо того, что традиционно поддержал указанный Единый Государственный Экзамен – который для него есть несомненное благо, как и все, что было введено нынешним правительством – не преминул заметить, что никакого падения уровня образования сейчас нет. А есть, напротив – его необычайный рост, связанный с… внедрением «обучающего видео». А вот раньше, как он пишет: «тем, кто не любил книги, обучаться было особо не на чем…» Так и хочется ответить – тот, кто не любил книги, просто не умел их готовить. А точнее – не желал этого делать. В том смысле, что человек, не желающий читать, просто не имел потребности в получении новых знаний. О том, почему это было – надо говорить отдельно, тут же можно отметить только то, что сам по себе человеческий разум имеет неотъемлемую потребность в получении информации, и чтобы «отбить» ее, надо еще постараться.
* * *

Однако стоит отметить, что уверенность в сложности усвоения книжного текста по сравнению с медийным действительно существует. Вот только проистекает она из того, что до недавнего времени «обучающего видео» действительно, было немного. Правда, в советское время были образовательные фильмы, их даже показывали в школе на уроках – но это, очевидно, не то. Видео же изначально было развлекательным – начиная с того, что по традиции принято называть «научно-популярными фильмами» (то есть, условно говоря, разнообразные «Дискавери» и «Анимал Планет»), и заканчивая… Ну, о том, чем заканчивался этот ряд, тут нет смысла говорить – поскольку и так понятно, что к процессу получения знаний оно имеет весьма отдаленное отношение. Однако и с пресловутым «научпопом» не все обстоит так однозначно, как кажется на первый взгляд. Разумеется, качество его у большинства западных образцов «научно-популярной продукции» очень высоко. В смысле, качество «кинематографическое» - то есть, операторская работа, сценарий и т.п.

И даже сюжет может быть довольно интересный – как это характерно для той же «исторической» продукции BBC. Однако за этим сюжетом, как правило, отсутствует одна очень важная для образования вещь. Да, те или иные факты массовая «видеопродукция» показывает хорошо – намного лучше, нежели учебники. Но вот то, что стоит за указанной совокупностью фактов, она, разумеется, не объясняет. А ведь именно это и является главной целью образования. Дело в том, что знание – а именно его и должен получать человек в данном случае – это не просто совокупность разного рода информации, «заложенной» в память человека. (Как это представляется «обыденному сознанию».) Нет, это нечто большее – а именно, особая структура, описывающая закономерности изменения этой информации в разного рода областях. То есть – метаинформация, если можно так выразиться. А уж дальше на этот «каркас» и нанизывается, собственно, информация в нашем привычном понимании. Собственно, задача его формирования и является самой важной для процесса, именуемого «получением знаний» - поскольку понятно, что ни один, даже самый совершенный метод не способен «впихнуть» в голову всю имеющуюся информацию по любому вопросу.

И, собственно, та самая скучная школьная «работа» по заучиванию формул и усвоению разного рода классификаций (живых организмов, химических элементов или литературных героев), на самом деле является как раз формированием данной основы. Да, в школе данный вопрос организован плохо. С этим спорить тяжело. Причем, не только в современной школе – но и в советской. Да, процесс получения знаний даже требовал не просто изменений, а изменений фундаментальных. (Поскольку уже к 1970 годам стало понятно, что в данной области происходит опаснейший процесс потери мотивации учащихся.) Но, при всем этом, следует понимать – что отказ от идеи формирования «знаниевого каркаса» представляет собой просто отказ от образования. А следовательно – отказ от всей сложной деятельности, лежащей в основании современного индустриального производства. Поскольку это попросту «закрывает» возможность самостоятельного выстраивания своего «информационного поля» - то есть, получения необходимой для любой сложной деятельности информации.
* * *

Но именно к подобной ситуации и ведет ориентация образовательной системы на «занимательное видео», столь любимое Фритцморгеном. А так же – на любимую им же «геймификацию» или «дистанционное обучение» - словом на все, что не связано с привычной школой. Разумеется, в самих методов ничего ужасного нет - все это всего лишь технологии, достаточно удобные и эффективные во многих случаях. Однако это, всего лишь, технологии получения информации, а не знаний – для которых самое крутое 3Д-видео играет намного меньшую роль, нежели использование «архаичных книг». С формулами и задачами. Поскольку именно формулы как раз и показывают ту самую основу мироздания, которая потому «развертывается» в самые невероятные примеры. И если их не знать – то любые картинки и видеоролики, какими совершенными они не были бы, останутся, всего лишь картинками и видеороликами, а не инструментом понимания Вселенной. Тут, разумеется, надо сказать о вопросах обучения пониманию тех же формул, который для современной школы очень актуален – но тут речь идет не об этом, а о том, что для Фритцморгена и его последователей важно вовсе улучшение данного процесса, а его замена на что-то «более современное».

А главное – стоит понимать, что это есть практически официальная точка зрения, согласно которой дальнейшее развитие должно происходить по направлению «изъятия» указанной основы из образования, сведению его к получению пресловутых «компетентностей». То есть – по сути, к получению «чистой» информации, не связанной в глобальную структуру. И, что самое главное, это не есть какая-то «внешняя диверсия», проводимая тайными силами с целью уничтожить нашу школу – а давняя и популярная концепция, выражаемая очень старым мифом об «избыточности советского образования». Дескать, раньше учили детей не «простым и нужным вещам» - вроде того, как заполнять налоговую ведомость и как писать резюме для устройства на работу – а какой-то зауми, вроде физики и математики. Которые в реальной жизни-то не используются. (На самом деле это не так – я уже писал, что до недавнего времени та же высшая математика реально применялась в инженерном деле. А точнее – была залогом получения высоких результатов, так как позволяла отойти от «проклятия типовых решений».) Или заставляли читать книги – причем, не интересные, вроде Дюма, а какие-то скучные, вроде «Войны и мира». (Про то, что Лев Толстой в одном своем романе описывает проблемы, на порядок более сложные, нежели Дюма-отец и Дюма-сын, вместе взятые, никто, почему-то, не задумывается.)

Впрочем, как уже можно легко догадаться, все это есть не что иное, как отражение особенностей современного мира. Мира, отказавшегося от развития – по уже не раз рассмотренным причинам. В котором, действительно, можно какое-то время существовать, обладая исключительно «компетентностями» - в том плане, в котором их понимают апологеты современности. То есть, отдельно заученной информацией – скажем, правилами и инструкциями. Но это возможно только до тех пор, пока большая часть созданной предками инфраструктуры работает нормально. Когда же она «закончится», закончится и указанная «лафа» - и потребуется или попытаться понять, как же «все это работает». Или же – откатиться назад, до того уровня, который можно будет поддерживать на основании имеющихся знаний. (То есть, того «каркаса», что основывается на «обыденных» явлениях и существует у человека помимо образовательной системы.) Так жить можно – только очень и очень хреново.

* * *

Да, и еще – надо учитывать, что в мире существуют народы, которые «исповедают» несколько иное отношение к образованию. (А точнее – то, которое было характерно для нас несколько десятилетий назад.) Эти народы успешно строят тяжелые ракеты, осваивают производство микропроцессоров и даже запускают процессы управляемого термоядерного синтеза. Причем, что важно – это делают не закончившие советские вузы «дедушки», а вполне молодые люди, для которых занятие наукой или инженерным делом (а вовсе не «заколачивание бабла») есть главная цель в жизни. И хотя понятно, что и у них не все идеально – но все равно, как то обидно наблюдать их взлет. Тогда, когда мы – благодаря десятилетиям непрерывных реформ и копирования «самых передовых образцов» - твердым шагом движемся к уже не раз помянутой ловушке. А точнее – движемся в данной ловушке к закономерному финалу.

Другое дело, что путь этот долгий – и за это время многое еще сумеет поменяться. В том числе, и в нашем отношении к миру…


Tags: Российская Федерация, антисоветизм, образование, постсоветизм, теория инферно
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 39 comments