anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Category:

Индийский чай

 У товарища Колыбанова очередной пост-опрос - довольно бессмысленный, если честно. Бессмысленный – потому, что ни о каком голоде в классическом смысле в познесоветское время говорить нельзя, так как подобное явление в "социальном понимании" – вовсе не недостача отдельных продуктов. А дефицит калорий, фатальный для человеческого организма. Причем, не по отношению к отдельной личности, а к статистически значительной части общества. (Поскольку отдельная личность до недавнего времени вообще имела ненулевую вероятность умереть с голоду в любой момент – да и теперь имеет во многих странах мира.) Тем не менее, когда говорят о голоде, то имеют в виду именно массовый голод, поскольку только он несет огромное деструктивное воздействие на социум.

И уж конечно, голод, как таковой, стоит отличать от «чувства голода» - то есть, от ощущения того, что хочется есть. На самом деле, последнее может быть даже у человека, реально получающего достаточное для активной жизнедеятельности количество питательных веществ. Скажем, всем известные «голодные студенты», вошедшие, наверное, в фольклор большинства стран, разумеется, к голоду в социальном смысле никакого отношения не имеют. Потому, что в физиологическом, да и в психологическом плане они себя чувствуют гораздо лучше, нежели большинство представителей действительно угнетенных слоев.

То есть, сама постановка вопроса, приравнивающая дефицит к голоду, есть крайне сомнительная вещь. Впрочем, тут же я хочу обратить внимание на менее глобальный, но от этого не менее интересный вопрос. А именно – на то, что автор поста в качестве одного из «дефицитов» указал на индийский чай. (Первый сорт, «тот самый чай» - как не так давно любили заявлять в рекламе.) Это не случайно – указанный продукт действительно входил в классический «набор дефицита», наряду с сервелатом, растворимым кофе, шпротами и т.п. вещами. «Классический» - потому, что большая часть людей занималась его доставанием в рамках своей «обыденной» деятельности. Скажем, черная икра в этом плане входила в «расширенный список», приобрести который было более серьезной проблемой, и основная масса этим не заморачивалась. Впрочем, икра и во всем мире давно уже является «лакшери-продуктом» - что поделаешь, разводить осетров накладно, а в дикой природе его популяция невелика. Так что удивляться тому, что в СССР невозможно было вдоволь наесться черной икрой, было бы смешно – сейчас вероятность это сделать намного ниже. (Но в период Перестройки и данный дефицит вполне серьезно «поднимался на знамена».)

Впрочем, если вернуться к чаю, то можно догадаться, что с ним были проблемы примерно того же характера – хотя, разумеет, меньшей «интенсивности». В том смысле, что продукт этот весьма специфичный для нашей местности – в условиях 99% российских, да и советских территорий он банально не растет. Неудивительно, что до революции весь чай поступал в нашу страну из-за границы. Кстати, из-за особенностей логистики, завязанной на архаичные транспортные маршруты, данный напиток был доступным лишь богатым слоям населения. И более-менее массовую доступность он получил лишь к началу XX века, после того, как началось массовое выращивание данной культуры в Индии с доставкой морским путем в Одессу. Именно отсюда и зародилась любовь именно к «индийскому чаю», ставшему первым доступным представителем данной разновидности напитков. Этот момент следует хорошо запомнить.

Впрочем, понятно, что индийский чай даже в данном случае вряд ли мог считаться массовым. Поэтому большинство пило данный напиток только по праздникам, широко заменяя его суррогатами – от знаменитого «иван-чая» до разного рода подделок из спитой заварки. Промышленное же возделывание данной культуры на территории нашей страны началось только в 1930 годы. (Кстати, человеком, давшим чаю «отечественную прописку», является никто иной, как Лаврентий Павлович Берия, развернувший чайные плантации в Грузии – хотя о необходимости данных действий говорили еще с конца XIX века.) И только после этого потребление чая стало повсеместным – а разного рода «псевдочаи» быстро сошли на нет. (К сожалению ревнителей «древних традиций».)

Правда, совершенно очевидно, что вкус новых напитков – а именно, грузинских, азербайджанских, краснодарских чаев – был несколько отличен от «оригинального» индийского. Что поделаешь – так же воспроизвести, как невозможно воспроизвести вкус вина. Поэтому и существуют тысячи различных вин, приготовляемых из одного сорта винограда и по одной и той же технологии. Ну и чаев тоже. А вот теперь пришло время вспомнить о том, что было сказано выше – а именно, что именно «индийский чай» в свое время стал основой для массового российского чаепития и неким «эталоном чайности», с которым все остальные разновидности напитка неминуемо сравнивались. Конечно же, не в их пользу. Именно поэтому в советское время стало практической аксиомой, что «нормальным» может быть только то, что произведено в Индии – а все остальное есть суррогаты. (Хотя речь шла вовсе не о перетертой спитой заварке, и даже не о чайной пыли, спрессованной в гранулы – а о полноценном чае.)

Если учесть тот факт, что закупался «индийский чай» за валюту – то есть, в ограниченном количестве – то не стоит удивляться тому, что он гарантированно попал в дефициты. А все остальное – стало считаться «низкопробной подделкой», жалким подобием «настоящего вкуса». (Впрочем, подобное отношение было вообще к любым иностранным продуктам, которые мыслились «настоящими», «элитными». Так что собственно «чайные особенности» тут только усиливали общую тенденцию.) Впрочем, данный вопрос мог бы просто рассматриваться, как вопрос вкуса, о котором, как известно, не спорят, если бы ни одно «но». А именно – то, что произошло с чаем, его потреблением и представлением о нем (и о чае, и о потреблении) в послесоветское время. Произошло же тогда следующее: имеющийся дефицитный рынок «индийского» чая после перехода к «свободной торговле» оказался мгновенно заполнен разного рода чаями, позиционирующимися, как «индийские», да и вообще, иностранные.

Иногда это был относительно качественный продукт – но, в основном, разумеется, низкосортные подделки, по большей степени гранулированные и пакетированные. (Поскольку ориентировались продавцы на среднюю зарплату – которая в 1990 годы составляла порядка 40-100 $.) Казалось бы, вот тут-то и должен проявиться указанный выше «хороший вкус» советских граждан – но на деле произошло обратное. А именно – «та самая» недавняя разборчивость упала практически до нуля. В том смысле, что если раньше все старались достать индийский чай, а от грузинского плевались, как от помоев, то к концу десятилетия практически все стали употреблять пресловутые «чайные пакетики», да еще, в подавляющем большинстве, ароматизированные. Т.е., изготовленные из сырья самого низкого качества – но имеющие массированную рекламную компанию и яркую упаковку. Впрочем, и то, что продавалось (и продается) в виде классической «заварки», в большинстве своем вряд ли относилось к верхнему качественному уровню.

Ничего удивительного или особо ужасного в подобной ситуации, разумеется, нет – весь мир живет именно так. Большинство пьет ароматизированную гадость – ну, а те, кто позиционирует себя, как «ценители», покупает дорогой товар в специализированных магазинах. (Правда, нет гарантии, что там не продается та же «гадость», но в другой упаковке.) В конце концов, чай – это такой же напиток, что и вино, который можно использовать для утоления жажды, а можно – искать какие-то тончайшие вкусовые оттенки. И последнее, несмотря на то, что придает какое-то своеобразие текущей жизни, но вряд ли является ее основной целью, и уж тем более, необходимостью. Поэтому представлять людей, в массе своей занимающихся тем, чтобы тратить свои силы на «доставание» именно элитного напитка – пусть даже и имеющего «древнее сакральное значение» — было бы смешно. Ну, а мысль о том, что нехватка «хорошего чая»— равно как и копченой колбасы, джинсов или черной икры – является основанием для смены государственного строя… Ну, наверное, в какой-нибудь абсурдистской пьесе она действительно могла быть высказана, как вариант немыслимого «заворота мозгов».

Собственно, вот это самое главное в той проблеме, которая именуется «дефицитом в СССР». В том смысле, что если начать рассматривать его, то можно увидеть, что этот самый «дефицит» представлял собой не просто отсутствие какого-либо продукта, а достаточно сложное явление, слабо объяснимое с первого взгляда. И, что самое главное, вряд ли возможное в каком-либо ином обществе, нежели позднесоветское. Ничего ужасного, впрочем, в указанном факте нет – все решаемо, если только существует желание решать, так что и разобраться в природе «дефицита», в принципе, можно. Вот только обвинять «советский строй» в том, что он «не заботился о своих гражданах», в данном случае не получится…

Однако это тема уже иного разговора.


Tags: СССР, антисоветизм, питание, постСССР, прикладная мифология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 52 comments