anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Лоялизм и литература

Да, опять Фритцморген! Но куда же деваться от того, что этот топ-блогер постоянно поднимает очень серьезные вопросы современности! Причем, порой сам того не зная – а точнее, в основном, того не зная, считая за реально интересные вещи какие-то высосанные из пальца проблемы, вроде «наступающей роботизации». Тем не менее, как человек, находящийся «на острие» современного мира, он оказывается очень полезным. Вот, например, в недавнем своем посте об «оппозиции» он, как и полагается любому приличному путинисту, «прошелся» по ее последнему «тренду» - ориентации на школьников. Подобное неудивительно, поскольку манипулятивный характер этой «фишки» очевиден настолько, что если бы «оппозиция» была оппозицией без кавычек, то она должна была стараться, напротив, избегать ее применения. Но раз она в кавычках, то мы имеем то, что имеем…

Ну, а разного рода Фритцморгены могут в подобной ситуации легко заниматься «избиением младенцев» - то есть, критикой разнообразной «оппозиционной школоты» и декларируемых ей идей. Что мы и видим в приведенном посте. Впрочем, среди этого малоинтересного «разбора оппозиционных идей» (это как сказку «Колобок» разбирать) Фритц неожиданно затрагивает тему совершенно иного уровня. А именно – не упускает возможность пнуть столь ненавидимое им школьное образование. Он пишет буквально следующее:

 «…На все эти соображения накладывается замедленная бомба в виде советской романтизации образа революционеров, которые, сказать по правде, были в жизни довольно неприятными людьми. За последние 25 лет никто так и не собрался почистить учебники от всех этих бомбистов и декабристов — также никто, разумеется, и не пытался ни изменить взгляды школьных учителей, ни пересмотреть список «классиков», вычеркнув оттуда писателей, признанных в своё время великими исключительно за поддержку революционных идей.»

Вот так – писал, в общем-то, о подручных Навального – а под раздачу попала советская школа. Впрочем, нет – не советская школа даже, а пресловутые «классики», «невычеркнутые» по какой-то причине нерадивыми учителями из школьной программы. Впрочем, как это не вычеркнутые? Попробуйте, найдите в изучаемой сейчас литературе Чернышевского, Белинского, Писарева, Добролюбова! Уверен – не найдете, причем не только в плане изучаемых на уроке книг, но и в списке для дополнительного чтения. Кого же тогда подразумевает Фритцморген в качестве лиц, «поддерживающих революционные идеи». Чиновника по особым поручениям МВД Российской Империи Салтыкова-Щедрина? Чехова? Лермонтова?

Или может быть, даже страшно сказать – «Солнце нашей поэзии». Как известно, Александр Сергеевич страдал недопустимым – для Фритцморгена-Макаренко – вольнодумством, и даже написал множество совершенно лишенных уважения к существующим порядкам вирш. Скажем, про то, что «Кишкой последнего попа последнего царя удавим». (Да, конечно, прикрылся, сукин сын, тем, что это, якобы, перевод французской эпиграммы – но мы то знаем…) Ну, а уж хрестоматийное «Властитель слабый и лукавый, плешивый щеголь, враг труда» - представляет собой вообще клевету на существующий режим, подлым образом сделанную почти за двести лет до появления оного.

* * *

Таким образом –по мнению основателя Руксперта – следовало бы давно выбросить данных «классиков» из школьной программы, да и вообще, запретить к прочтению. А поставить вместо них настоящих добропорядочных, верноподданных «столпов власти». Начиная от Екатерины II, которая, как известно, баловалась «сочинительством» - и заканчивая Иоанном Кронштадским. А главное – не забывать о том неисчерпаемым источнике живого русского слова и кладезе идей, которым является т.н. «русская патриотическая фантастика». (Особенно литература о «попаданцах».) Ни один Салтыков-Щедрин в совокупности с Лермонтовым не стоит одной лишь книжки из этого, простите, родника радости патриота! Впрочем, если честно, то тема тут достаточно серьезная – ведь на самом деле, русская классическая литература, действительно, довольно лояльно относится к разного рода бунтарям и революционерам. И одновременно – очень прохладно к существующей власти и ее «симпатизантам». (Последнее характеризует даже тех авторов, кто не замечен в особых симпатиях к «первой категории» – вроде Достоевского.)

То есть – писатель-лоялист есть явление довольно редкое. Точнее, писатель-лоялист, переживший свое время и достойный для изучения современными школьниками. А так – были, конечно, например пресловутый Загоскин или Фаддей Булгарин. Последний, между прочим, в Википедии обозначен, как «основоположник русского фантастического романа». (Что, как говориться, намекает…) Тем не менее, рассматривать их, как альтернативу Пушкину, Тургеневу, Толстому, Чехову Максиму Горькому, было бы смешно – по той простой причине, что последние пишут однозначно более качественно. То есть – мысли, образы и эмоции в произведениях «лоялистов» описаны намного хуже, а сюжеты имеют меньшую схожесть с реальностью, нежели у «классиков». Да, кстати, чуть не забыл – выделение определенной части авторов в «высшую лигу» - это отнюдь не советская концепция, как неявно полагается у Фритцморгена. Делать это начали еще до Революции – так что вряд ли именно «прославление революционеров» стало тому причиной. (Кстати, это касается не только Пушкина с Гоголем – но и неоднократно проклятых Белинского, Чернышевского или Писарева, которых так же считали значительным явлением в литературе. Хотя и меньшим по значению, нежели «корифеи».)

В общем, можно сказать, что любовь к бунтарям и одновременно, нелюбовь к властям – а особенно к тем, кто этим властям желает прислуживать – есть не следствие какой-то особой «советской пропаганды», а определяющая часть хорошей литературы, как таковой. Причем, не только российской. И на самом деле, значительная часть мировой литературы вообще, а так же, «классической» литературы, в частности, посвящена именно тем людям, которые поставили целью своей жизни изменить текущий порядок вещей. Тем, кто выбрал для себя путь борца. Это традиция, ведущая свое начало, еще со времен трагедий о Прометее – впрочем, нет, с еще более раннего времени. Поскольку любая развитая мифология содержит в своей основе идею «измененного мира»… Впрочем, так глубоко забираться тут нет смысла, достаточно лишь отметить, что люди, бросающие вызов миру, привлекали авторов испокон веков. И русские писатели тут оставались исключительно в рамках данной традиции, лишь только ища ее проявления на отечественной «почве».

* * *

Хотя даже это разбирать надо отдельно. Потому, тут мы подходим к одной из интересных и сложных тем, связанных с функционированием «художественного творчества». Тут же можно отметить только то, что при внимательном рассмотрении указанная выше традиция оказывается вовсе не традицией, а одной из особенностей этого самого творчества, причем особенностью очень важной. Благодаря чему получить достойное на включение в разновидность «классики» произведение, основанное на описании положительных персонажей «лоялистских персонажей» оказывается невозможным. (Служить можно Родине или идее – но не власти, как таковой.) Поскольку в этом случае неизбежно будет получаться та самая «русская патриотическая фантастика» - ну и ее многочисленные мировые аналоги. (А точнее – эта самая РПФ является аналогом западных образцов.) Так что придется выбирать: или качество – или верноподданность.

Впрочем, вышеупомянутый Фритцморген свой выбор давно сделал – так что вопрос, разумеется, не в нем. А в том, чем же действительно является «хорошая» литература для общества, нужна ли она ему и есть ли для него реальное преимущество от всего этого по сравнению с прямым лоялизмом и поклонению властям. Но это, уже было сказано, отдельная большая тема…


Tags: Российская Империя, блогосфера, искусство, литература, общество, постсоветизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 64 comments