anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Category:

Мир без прислуги

В продолжение разговора об изменениях, произошедший в советское время – причем, не только у нас, но и во всем мире под воздействием СССР – хочу отметить один интересный момент. Причем, интересный не только в ретроспективе, но и, если так можно сказать, в перспективе – причем, перспективе достаточно важной. Но об этом будет сказано несколько позже – сейчас же стоит указать, в чем же состоит указанное изменение. А состоит оно в том, что в современном мире практически исчезло понятие «прислуги». Разумеется, можно возразить, что это не так – что прислуга реально осталась, и прекрасно себя чувствует –разумеется, в богатых домах. Однако это совершенно иное – причем, по двум причинам. Во-первых, потому, что подобных домов сейчас немного. А, во-вторых, потому, что современная «прислуга» представляет собой в большинстве случаев банальных наемных работников, занимающихся пусть практически тем же трудом и имеющих практически те же трудовые отношения, как и работающие в иных местах.

В то же время как еще сто лет назад ситуация была противоположной. В это время практически везде наличие прислуги отнюдь вовсе не являлось признаком какого-то особого богатства. Скорее наоборот – ее отсутствие означало такую крайнюю бедность, о которой стеснялись говорить. Потому, что все, более-менее обеспеченные граждане имели своих слуг, даже те, которые – по тогдашним меркам – считались небогатыми. В результате чего в той же Англии викторианской эпохи в услужении было более 1,5 млн. человек – при общей численности населения порядка 30 млн. (В обоих случаях речь идет именно об Англии, а не о Великобритании со всеми ее колониями.) Если учитывать то, что весь рабочий класс в данной стране составлял около 8 млн. человек, то можно понять, насколько широко была распространен подобный тип заработка на хлеб в то время.

И разумеется, подобная ситуация могла значить только одно. То, что оплата труда прислуги была очень и очень низкой. В подавляющем большинстве случаев она была ниже той, что получали рабочие на фабриках. (Правда, считалось, что условия труда прислуги были легче – но насколько подобное соответствовало реальности, будет сказано ниже.) Более-менее сносным было положение только «элиты» данного слоя – прислуги наиболее в богатых и знатных домах. Большинство же слуг довольствовались очень скромным жалованием. Правда, это, в определенной мере, компенсировалось тем, что хозяева предоставляли им место проживания и какую-то кормежку – в результате чего большинство представителей данной профессии, как правило, не просто состояли в трудовых отношениях со своими работодателями, а буквально «вживались» в жизнь его семьи. Правда, на самых низких правах – практически, сравнимых с жизнью рабов или крепостных в недалеком прошлом.

Что же касается борьбы за свои права… Ну, тут вообще говорить нечего – если промышленные рабочие могли своей борьбой хоть как-то ограничивать произвол работодателей, то у прислуги, понятное дело, подобной возможности не было. В итоге ей оставалось терпеть любые выходки хозяев – или увольняться «в никуда», на переполненную улицу, где. Да еще и рискуя получить нелестную характеристику, устроиться с которой на более-менее приличное место было невозможно. И это, кстати, в самой развитой стране своего времени, где было чартистское движение и тред-юнионы. В иных государствах – к примеру, в Российской Империи – ситуация была еще хуже. Прислуга тут зачастую буквальным образом «работала за еду». А точнее – за объедки с «барского стола». Зато даже самый ничтожный чиновник мог позволить себе кухарку и горничную, а численность прислуги более-менее обеспеченных людей составляла несколько десятков человек. Ну, и разумеется, стоит упомянуть о сохраняющихся тут полупатриархальных отношениях между крестьянами и помещиками в деревне, когда положение слуг мало чем отличалось от положения «дворни» в крепостнический период.

* * *

Впрочем, о том, что в дореволюционное – то есть, до Революции 1917 года – время огромное количество людей были вынуждены много работать за крайне низкую плату, говорилось уже не раз. И – хотя это очень важно – тут я хочу обратить внимание на нечто иное. А именно – на то, что подобное наличие очень доступного «бытового» труда определяло практически весь образ жизни человека. В частности, это проявлялось в полном игнорировании того, что именуется «эргономикой» - то есть, методов взаимодействия человека и разнообразных предметов. Разумеется, это относится, прежде всего, к орудиям труда – которые в то время близко граничили с орудиями убийства, обивая и калеча огромное количество людей. (Достаточно вспомнить только знаменитые маховики и ремни на фабриках «паровой эры», не закрытые никакими кожухами.) А зачем – если вместо покалеченного рабочего можно нанять нового. Но одной только безопасностью дело не ограничивалось – о том, чтобы сделать работу удобнее так же никто не думал. Машины «эпохи пара» могли украшать затейливыми узорами и расписываться эмалью – но расположить рычаги и маховики так, чтобы можно было проще работать никто даже не старался.

То же самое можно сказать и про «бытовую жизнь», где наличие прислуги буквальным образом лишало ценности любые попытки оптимизации – и поэтому единственно значимым фактором выступала эстетика. Да, это был мир, построенный на эстетическом принципе, где даже дома строились так, чтобы «было красиво». (Ну, это тогда, когда деньги есть – если их нет, то жили в халупах.) Об удобстве же использования задумываться не было смысла – поскольку последнее как раз и обеспечивали многочисленные слуги. Поэтому, к примеру, развитие водопровода и канализации в Новое Время шло с ужасающим «скрипом» - потрясающе медленно по отношению к общему уровню цивилизации. По железным дорогам давно уже бегали паровозы, работал телеграф и человек пытался построить летательный аппарат тяжелее воздуха – а большая часть населения развитых стран продолжала, простите, справлять свои «надобности» в ночные горшки и умываться из кувшина. А зачем нужно иное – если слуга все равно все подаст и уберет?

Впрочем, это крайний пример – однако прекрасно показывающий ту особенность «прошлого мира», которую нам, выросшим в совершенно иную эпоху, тяжело понять. (Хотя и в наше время мы можем наблюдать практически то же самое в странах с дешевым трудом – например, в Индии, где многолетние усилия привить людям, простите, потребность в элементарной гигиене терпят крах. А зачем – бедняк и так проживет, а для богача слуги сделают все, как надо.) Однако по подобному принципу устраивалась практически вся жизнь. Скажем, одежда «высших сословий» нарочно делалась вычурной, имея основным смыслом существования показ богатства своего обладателя. Особенно это относится к женщинам (обеспеченным), с глубокой древности и до самой Революции одевавшихся потрясающе непрактично. (Что возможно было только с учетом дешевого и массового труда служанок, белошвеек и прачек.) То же самое можно сказать и про иные предметы быта – от мебели до научных приборов – имеющие, как правило, крайне вычурную и неэргономичную форму. Как за всем этим ухаживать, особенно с учетом того, что жилище буквально загромождалось предметами – начиная от стульев и заканчивая разного рода статуями – никто не задумывался. Зато подобное положение должно было символизировать «уют» - а в реальности, опять-таки, служило демонстрацией социального статуса своего владельца.

И даже такая, казалось бы, утилитарная вещь, как планировка улиц несла печать данной особенности – поскольку богатого в любом случае извозчик довезет, а про бедных нет смысла беспокоится. Кстати, забавно, что подобная, малоприспособленная для нормальной жизни застройка, в которой полностью проигнорировано все, кроме эстетики, до сих служит предметом восхищения для наших «урбанистов», буквально пускающих слюни на «Европу». Дескать, смотрите – это не наш «совок» с его микрорайонами и нормами инсоляции, это «настоящая архитектура». Хотя на самом деле как раз советский способ организации – в том случае, если он реализована грамотно, со всеми планируемыми объектами соцкультбыта – как раз и позволяет максимально комфортно организовать жизнь. А столь любимые нашими «урбанистами» европейские кварталы предназначаются для совершенно иного мира. Мира, где не только детские сады, но даже магазины в привычном понимании отсутствуют – в том смысле, что за повседневными товарами прислуга должна ходить на рынок, а для господ достаточно того, что сейчас именуется «бутик». (Разумеется, сейчас все более-менее перестроено для современной жизни, но все равно, это паллиатив.)

* * *

То же самое относится и к организации жизни. В позднесоветское время, как известно, было принято «фапать» на дореволюционную размеренность жизни, с ее строгим ритмом и множеством ритуалов. Все эти семейные обеды, чаепития и прочие обряды, имеющие вид какого-то торжества, для позднесоветского человека выглядели кардинально отличающимися от обыденной серой жизни, чем то средним между сказкой и пасторалью. Это вам не советская столовка с липкими подносами, или вечная яичница по утрам на сковороде. Это настоящая, достойная жизнь. Можно вспомнить, как старательно и любовно советские актеры воспроизводили этот дачно-кулинарный Рай на экране – даже тогда, когда снимали фильмы на, якобы, «антимещанскую тему». (Вроде «Неоконченной пьесы для механического пианино».) А уж пресловутое «Собачье сердце» вообще может выглядело, как неприкрытый манифест восхваления дореволюционного быта.

И уж разумеется, никто из позднесоветских даже не задумывался над тем – благодаря чему существовала подобная сказочно-лубочная жизнь. Благодаря кому возможны были белоснежные скатерти при полном отсутствии стиральных машин, разнообразные блюда, подаваемые при каждой смене, красивые платья, волочащиеся по полу, изящная мебель и т.п. и т.д.. Благодаря кому «дамы были дамами, а не замотанными жизнью тетками» - как любили поминать в указанное время. В том смысле, что никому из жителей позднего СССР даже в голову не приходило, что весь этот дореволюционный быт требовал множества прислуги, которая и готовила-убирала за всеми этими изящными господами. А это самое множество было возможно – как уже говорилось выше – исключительно из-за очень низкой оплаты труда для большинства населения. Иначе говоря, красивая жизнь немногих обеспечивалась исключительно жутким положением масс, ситуацией, в которой пресловутая «работа за еду» выступала не гротеском, а нормой.

И Революция, отправившая в утиль крахмальные скатерти и волочащиеся подолы, была для большинства людей освобождением. Причем, не только для нашей страны – а для всего мира. Ну, или хотя бы для большинства развитых стран. Хотя и в неразвитых так же случились перемены к лучшем, выразившиеся в то, что их население больше не было обязано всячески обихаживать «белых сахибов». А вежливо – впрочем, порой и крайне невежливо – намекнуло им, что пора бы и честь знать. В том смысле, что пора убираться на свою историческую родину, а то будут припомняты все нанесенные за столетия колониализма обиды. (Впрочем, про завершение колониальной эпохи надо говорить отдельно.)

Тут же стоит отметить, что произошедший после 1917 года переворот в жизни, связанный с ростом доходов и социальной защищенности трудящихся, привел к тому, что указанная схема – то есть, почти полное переложение обеспечения быта на прислугу – почти перестала существовать. Вначале слуг лишились небогатые обыватели. (Которым, в довершение ко всему, пришлось еще и получить соседство с повысившими свой уровень жизни пролетариями, еще недавно проживавшими исключительно в трущобах и бараках.) А после Второй Мировой войны – практически все остальные, за исключением небольшой прослойки самых богатых. В итоге за указанное время быт потерпел фундаментальные изменения – связанные с кардинальным упрощением. «Довоенная» (то есть, бывшая до Первой Мировой войны) изысканность belle epoque стала последним эпизодом в длинном ряду «господских стилей», идущих еще с барочных времен. Вместо этого наступил период совершенно иной жизни - открытой, минималистической, жизни, динамичной. Жизни, в которой не было место сложным ритуалам, требующим для себя огромных затрат сил. Изменилось все – начиная с музыки и заканчивая личными отношениями. И, разумеется, в это время подавляющее большинство людей прекрасно понимало – что значит подобное изменение. Понимало, и разумеется, принимало…

* * *

Сомнения, как уже было сказано, начались позже – во времена, когда тяжелое положение трудящихся оказалось забыто, а вот «магия» накрахмаленных скатертей, кружевных платьев и белоснежных жилеток, напротив, стала желанной. Впрочем, это – к великому счастью – не привело к регрессу, к возврату прежнего общества - хотя попытки «возвращения» следовали и следуют непрерывно. Тем не менее, пока можно говорить о том, что существующий тип общественного производства выступает надежным щитом против подобного движения. Пока выступает. И значит, мир пока еще остается миром, в котором инфернально положение большей части людей еще не выглядит, как разумная плата за красивую жизнь меньшинства. По крайней мере, открыто утверждать подобное никто еще не решается. С чем и можно поздравить – пока еще – современного человека…


Tags: история, образ жизни, общество, потребление, смена эпох, теория инферно
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 107 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →