anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

О Сталине в историческом аспекте

Недавно Синяя Ворона – Яна Завацкая – опубликовала пост, посвященный вопросу «этичности сталинизма». Это пост, в свою очередь, вызвал целый шквал разнообразных обличений со стороны «антисталинистов» самого различного вида. Начиная от неизбежных в данном случае «либералов» – на которых любое упоминание Сталина действует, как красная тряпка на быка. И заканчивая теми левыми, которые считают себя «антисталинистами». Собственно, именно участие последних и оказалось в данной дискуссии наиболее интересным – поскольку с «либералами» давно уже все ясно, и все их аргументы разобраны еще лет десять назад. (Если не раньше.) Что же касается антисталинистски настроенных левые – а тем более, левых «коммунистического толка» - то это явление для нашей действительности довольно новое. Точнее, новое оно в России – где с позднесоветских времен повелось разделение людей на антисоветчиков и «совколюбов». И понятно, что многие левые, а уж те более, коммунисты в подобной схеме оказались в во «втором лагере». Критиковать из которого Сталина и «сталинизм» - являющихся излюбленными мишенями для антисоветчиком и антикоммунистов – выглядело более, чем странно. (Да, были и тогда люди, не относящиеся ни к тем, ни к другим - вроде Александра Тарасова. Но это было однозначное меньшинство.)

Тем не менее, сейчас, когда антисоветизм несколько ослабил свою хватку, ситуация изменилась, и левая критика Сталина постепенно начинается восприниматься, как норма. Вариантов этой критики множество – скажем, уже давно можно наблюдать попытку возродить пресловутый «троцкизм». (Правда, не сказать, чтобы удачные – впрочем, троцкисты и в «исторический период» вряд ли могли похвастаться особыми успехами.) Существуют попытки «обойти» сталинизм и «справа» - в смысле, со стороны сохранения НЭПа – но как раз это направление сейчас довольно слабо. По той банальной причине, что «правые уклонисты» со временем «переходят» к «настоящим» правым, и в качестве левых антисталинистов рассматриваться не могут. В любом случае, смысл всего этого один: «левый антисталинизм» состоит в том, что действия советского руководства в 1920-1950 годов обозначаются, как ошибочные или преступные – что, впрочем, не суть важно. Важно, что при этом предполагается, что можно было действовать иными, намного более эффективными с точки зрения поставленных целей, методами. (Которые и знают указанные антисталинисты.)

Разумеется, спорить с подобным тяжело, поскольку рассматривая советскую историю указанного периода можно, можно найти множество ситуаций, в которых тогдашнее руководство повело себя не лучшим образом. Поэтому соблазн сказать: следовало делать совершенно по другому, а раз этого не случилось, то Сталин и другие руководители страны являются плохими правителями (а то и вообще преступниками) – очень и очень велик. Однако тут появляется одна маленькая тонкость – та самая, которую прекрасно понимает сама Завацкая, и которую полностью опускают из вида большинство ее комментаторов. Она состоит в том, что, как это сформулировала сама Яна: «…применять для оценки чего-либо этику, которая неадекватна данному явлению - это либо манипуляция, либо просто глупость.» То есть, рассуждать о том, как действовал Сталин, имеет смысл только исключительно с точки зрения «его эпохи», с точки зрения действовавших тогда условий. (В том числе – и этических норм и правил.) Все остальное является чистой спекуляцией, имеющий нулевой смысл.
* * *

Именно об этом и написан указанный пост.Тем не менее, для большинства читателей этот смысл – почему-то – оказался скрытым. В результате чего большая часть комментариев – имеется в виду, комментариев от адекватных людей, а не от упертых антисоветчиков – оказалась прекрасной иллюстрацией как раз обратного. Например, часто указывалось, что Сталин в то время действовал не так, как должен был действовать настоящий коммунист, что довольно часто его действия напоминали действия буржуазного правителя. Ну, и соответственно, что СССР во время его правления вряд ли может рассматриваться, как образец коммунистической этики. Спорить с последним было бы так же глупо – действительно, советский строй в 1920- 1950 годах вряд ли может именоваться коммунистическим. Более того, существует определенный вопрос о соотнесении его не только с коммунизмом, но и с социализмом – поскольку существовавшее тогда общество имело еще слишком много элементов, заимствованных из прежних эпох. (И это не считая популярной сейчас идеи о том, что согласно Марксу, социализм является первой стадией коммунизма, и следовательно, должен иметь все признаки последнего –а то, что было в СССР, следует именовать переходным этапом между капитализмом и социализмом. Впрочем, подобная трактовка является откровенной схоластикой на уровне знаменитого спора о Filioque – и ИМХО, только запутывает понимание революционной социодинамики.)

В любом случае, стоит четко понимать тот факт, что одномоментное изменение столь сложной системы, которой является общество, невозможно – и поэтому указанный процесс неизбежно должен занимать значительно время. В течение которого так же неизбежно придется иметь дело с явлениями, присущими «предыдущим социумам». И, более того – придется делать это в ситуации, когда зарождающийся «новый мир» имеет намного меньше сил, нежели окружающие его представители «старого порядка. Это, кстати, довольно важный момент в понимании динамики революций. (Причем, не только социальных. Но именно поэтому рассматривать его, понятное дело, надо рассматривать отдельно – тут же можно только сказать, что указанная закономерность впервые была выведена Владимиром Ильичом Лениным в его концепции «слабого звена империализма».)

А значит – особенности «эксплуататорского окружения» неизбежно будут оказывать влияние на создаваемый социум. Вне зависимости от желаний и нежеланий его руководства, просто потому, что монад в нашей реальности нет, и быть не может – а следовательно, все влияет на все. Разница только в том - как и в какой степени. Так вот, в случае с раннесоветским государством совершенно очевидно одно – то, что влияние «буржуазного окружения» определенным образом «капитализировало» страну. И проявлялось это в максимальной степени именно по отношению к руководству –просто потому, что последнее как раз и вело интенсивный информационный обмен с «внешним миром». (В самой разнообразной форме. Скажем, подготовка к войне – это тоже информационный обмен.) В результате советское руководство – да и вообще, те люди, которых можно назвать «элитой» - неизбежно были вынуждены были думать примерно так же, как думают их враги за рубежом. (А порой – и действовать подобным образом.)

Но одновременно с этим так же ясно, что в СССР этого времени происходит противоположный процесс – а именно, зарождение и рост коммунистических элементов и подсистем. Правда, в основном среди тех «слоев», которые оказывались связанными со сложным индустриальным производством – среди рабочих, инженеров, ученых и т.д. Впрочем, я уже неоднократно писал о подобном явлении, поэтому останавливаться на нем не буду. Отмечу только то, что большая часть т.н. «большого скачка» - то есть, послевоенного развертывания целой серии ультрасовременных отраслей в бедной стране – стала возможным именно благодаря подобной «скрытой коммунизации». Поэтому можно сказать, что, несмотря на тот факт, что высшие руководители государства могли вести себя не сказать, чтобы по коммунистически, их политика в историческом плане вела как раз к тому, чтобы как раз коммунистическое поведение получало максимальное развитие. Что, в свою очередь, вело к увеличению мощи Советского государства, усилению его влияния на мировые процессы, и соответственное «встречное» изменение буржуазного мира. Уже в «хорошую сторону». (То есть – к появлению той самой «Тени СССР», о которой уже много чего было сказано.)

* * *

То есть, рассматривая советскую историю данного периода, можно увидеть очень интересный социодинамический механизм, позволяющий «обходить» проблему системной устойчивости «старого порядка», и осуществлять изменения при достаточно скромных начальных силах. В результате чего вопрос о том, действовал ли Сталин как коммунист или нет – оказывается вторичным по отношению к главному. К тому, осуществлялся ли при этих действиях переход к коммунистическому пути развития или нет. А поскольку – как уже было сказано выше – на этот вопрос можно ответить утвердительно, то оценивать данного политика следует именно исходя из этого. Не из многочисленных ошибок – которые он, разумеется, совершал – а именно из того, что в это самое время в стране происходило зарождение оснований для возможного перехода к обществу будущего, к системе, которая потенциально позволила бы решить все жизненные проблемы человечества. (Разумеется, речь тут идет, опять-таки, о споре со сторонниками коммунистической идеи – поскольку для антисоветчика, понятное дело, оценка подобной ситуации будет обратной.)

Правда, на это «левые антисталинисты» обычно возражают, что все случившееся можно было бы сделать намного легче и безболезненней. Это, разумеется, верно. Вот только предложенные ими рецепты будут – в большинстве своем – основанном на неизбежном послезнании, на оперировании вещами, которые тогда, на момент принятия решений, вообще не могли приниматься во внимание. И стали понятны нам только потому, что мы имеем перед глазами грандиозный исторический эксперимент, показавший не только сильные, но и слабые места Советского проекта. Поэтому даже «ошибки Сталина» являются для нас крайне ценными – в том плане, что они показывают, что не надо делать. (Как, скажем, история с тем же «культом личности» показывает, насколько опасным в историческом плане является данный «культ» – даже если кажется, что он решает какие-то проблемы. Поскольку пресловутая «десталинизация» - имеется в виду, десталинизация, предпринятая Хрущевым – во многом основывалась как раз на этом самом «культе».)

В общем, стоит отнестись к указанному времени и его «героям» примерно так же, как большевики отнеслись к Парижской Коммуне. А именно – четко проанализировать и победы, и поражения, но при этом прекрасно понимать, что в историческом плане это был прорыв. И все действующие там лица – за исключением явных предателей – в реальности выступали именно акторами фундаментального исторического прогресса. Прогресса, означавшего переход к более совершенной форме человеческой организации. Поэтому, хотя указанная Коммуна просуществовала всего 72 дня, она стала основанием для «следующей итерации» перехода к коммунистическому обществу, просуществовавшей уже 72 года. Причем, именно потому, что эта самая «итерация», во многом, основывалась на том, что было сделано коммунарами. (А так же – на полученном знании о том, что было не сделано – что явилось еще более важным.)

* * *

Именно так – как важный и неизбежный этап перехода к новому обществу - мы и должны оценивать советский период вообще, и «сталинское время» в частности. И самого Сталина рассматривать исключительно в подобном плане – то есть, как исторического деятеля, при котором страна осуществила переход от слаборазвитого аграрного социума, имеющего огромное количество архаичных подсистем, к обществу, имеющему возможность осуществлять проект опережающей модернизации. А его личные качества и поступки, совершенные за пределами указанной деятельности, будут иметь для нас глубоко второстепенное значение. (Ну, в принципе, можно оценивать Сталина, как личность – но подобная оценка будет иметь нулевую историческую ценность: с момента становления цивилизации в мире жили десятки миллиардов человек – и каждый из них являлся личностью, причем совершенно уникальной.) А значит, выход за пределы «исторического рассмотрения» является, по сути, деструктивным – в том плане, что вместо улучшения понимания свершившихся событий он приводит исключительно к запутыванию их. Не важно, происходит через сведение всех проблем Советского общества к «личным качествам вождя» - что есть ни что иное, как откат к архаичным представлениям об истории, как о деяниях царей и героев. Или же через констатацию о том, что «при Сталине не построили коммунизм/социализм» - что означает фундаментальное непонимание принципов социодинамики революций, и так же откат к идее о том, что новое общество можно создать одномоментно.

Что же касается антисталинизма правого, то он является ничем иным, как вариантом антисоветизма и антикоммунизма – то есть, идей, в настоящее время явственно показавших свою опасность для общества и полную несостоятельность в созидательном плане. Но рассмотрение этого явления требует уже отдельного разговора.


Tags: СССР, Сталин, антисоветизм, история, социодинамика, теория инферно
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 149 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →