anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

Об отношении к историческим деятелям.

Еще по вопросу, поднятому Яной Завацкой.

Рассматривая вопрос о том, как же следует относиться к событиям и людям прошлого, стоит, прежде всего, отметить, что он охватывает не только времена правления Иосифа Виссарионовича Сталина. Поскольку в реальности количество противоречивых – с «этической точки зрения» - личностей в истории просто зашкаливает. Настолько, что можно сказать – каждый из когда-либо живших людей представляет собой настоящий «этический ребус», решить который в плане нахождения места в пресловутом соотношении добра и зла, практически невозможно. Ведь даже такая, еще недавно казавшаяся непререкаемым нравственным идеалом личность, как «мать Тереза», после раскрытия некоторых деталей биографии оказывается не такой уж и святой.

Или, например, возьмем Александра Сергеевича Пушкина. Который с первого взгляда может показаться о практически эталоном исторической личности. Великий поэт, «Солнце русской поэзии» – как говорили нам в школе. Но если посмотреть внимательно, то можно увидеть, что одновременно с этим Александр Сергеевич был еще и помещик-крепостник. А так же – не слишком старательный чиновник, манкирующий своими прямыми обязанностями, однако получавший государственное жалование – между прочим, формировавшееся из тех поборов, которые государство собирало с несчастных крестьян. А кроме того –один из первейших петербургских ловеласов, не пропустивших мимо своего «внимания» ни одной более-менее привлекательной особы женского пола. Кстати, эта версия сейчас довольно популярна: судя по всему, «модель «Пушкин-бабник» обладает определенной привлекательностью для некоей категории людей. Впрочем, даже если ее отбросить, то легко понять, что, отбросив школьные штампы, определить свое отношение к указанному персонажу окажется крайне сложно.

Поскольку тут может получиться довольно бессмысленная вещь, вроде того: ну и что из того, что Пушкин писал хорошие стихи? Ведь доступны они были ничтожному количеству людей – а большая часть населения ничего хорошего от Александра Сергеевича не видела. Смешно? А по-моему, не очень – поэтому неудивительно, что в свое время высказывалась даже идея «сбросить Пушкина с парохода современности». Правда, она не прокатила – по вполне закономерным обстоятельствам, о которых будет сказано чуть ниже. Пока же можно заметить, что это относится к практически «идеальной» личности, обвинить которую в грехах посерьезнее «порчи девок» и «жизни на халяву», тяжело. Что же говорить о большинстве иных деятелей, оценка которых будет еще сложнее? Ведь большинство из них принадлежат к господствующим классам: то есть, в лучшем случае, буржуи – но некоторые, даже страшно подумать, феодалы.

* * *

И, следовательно, для большинства населения они могут нести только проблемы. Да, разумеется, тут можно было бы – как поступают люди правых убеждений – сказать, что данный вопрос нас не очень-то и волнует. И что важны не эти миллионы оборванцев – а некий таинственный «вклад в цивилизацию». Под которым, разумеется, подразумевается борьба за интересы правящих классов – и считавшиеся единственно важными в течение тысячелетий. Подобное представление позволяет избежать неприятных вопросов – поскольку все отношения тут давно уже выстроены, оттранслированы и записаны в «священных книгах». И особо думать тут не надо: цари хороши, потому, что цари. (Разве что какой-нибудь из них оказывается совсем уж мерзкой личностью, наподобие Нерона. Тогда его можно и покритиковать.) Ну, а аристократы хороши тем, насколько они служат царям - поэтому, в большинстве своем, так же воспринимаются образцами добродетели. В определенных условиях им прощается даже измена присяге – например, когда речь идет о столкновении правящих классов разных стран, и измена осуществляется в «правильную сторону».

«Народные массы» же всегда безлики и лишены какой-либо значимости – они обслуживают «настоящих людей», и не более того. Впрочем, нет – иногда бывает ситуация, когда это «обслуживание» становится настолько невмоготу, что поднимается народный бунт. Вот тогда эта самая «историческая незаметность» исчезает, и указанные бунтовщики начинают воспринимаются, как самое ужасное в мире, превосходящее по своей мерзости даже вторжения иноземцев. Что, впрочем, не удивительно: поскольку, как было сказано выше, смысл истории в традиционном – то есть, правом – понимании состоит в том, чтобы исполнялись все желания «высших». (Иногда, правда, получается забавно – скажем, Степан Разин в народном понимании – герой, а в «официальном» - исчадие Ада.)

То есть – согласно традицинным правым представлениям - для большинства населения пресловутые «исторические личности» никогда не давали ничего. (И это еще в лучшем случает.) Именно поэтому в ответ и была порождена известная левая «ответка», в которой все эти цари и аристократы объявлялись однозначно вредными паразитами, а вся их деятельность – соответственно, паразитизмом над трудовым народом. Ну, и разумеется, доставалось и деятелям науки и искусства – которые совершенно справедливо признавались обслугой правящих классов, и соответственно, так же способствующими вреду для народных масс. Тем не менее, как бы не была привлекательна подобная картина, назвать ее верной вряд ли повернется язык. Ведь в подобном случае получается, что вся история человечества есть один большой провал. Да, подобное действительно иногда хочется сказать – сравнивая, например, жизнь обитателя «развитого первобытнообщинного» общества, и жизнь представителя низших классов в течение подавляющего времени господства классовых обществ. (Поскольку первый жил и лучше, и дольше.)

Но, разумеется, это будет ошибкой. Поскольку случившееся, все-таки, в последние два столетия улучшение жизни стало возможным, как раз, именно благодаря тем самым тысячелетиям страданий. Да, сотни миллионов рабов махали тяпками и добывали камень в каменоломнях, миллиарды крестьян изо дня в день поливали потом свою землю, чтобы потом отдать большую часть урожая сеньору, бесчисленное количество рабочих с утра и дотемна горбатилась на фабриках в пыли и аду заводских машин – но все это, в конечном итоге, дало возможность достигнуть такого уровня производительных сил, при котором… Ну, при котором много чего стало возможным, но главное – возникла ситуация, в которой трудящиеся могли стать реальной силой, способную влиять на мировую политику. Из бесправных угнетаемых масс, лишь способных иногда отвечать на свои страдания бессмысленным и беспощадным бунтом, они превратились в пролетариат, могущий не только адекватно противодействовать своим угнетателям, но и совершить Пролетарскую Революцию – важнейшее событие в мировой истории.

В результате чего вековая нищета масс ушла в прошлое – по крайней мере, в т.н. развитых странах. Что и стало важнейшим итогом всего развития человечества, той самой платой за тысячелетия господства Инферно. Подобное положение означает, что история «имеет смысл», а значит – имеет и направленность. Вследствие чего каждое деяние в нем так же обретает совершенно определенную ценность. А любым сторонникам «индифферентного отношения» - т.е., разного рода постмодернистам - можно только посоветовать отправиться на проживание в страны, где указанное изменение затронуло жизнь в минимальной степени. (Индия со своей сохранившейся кастовой системой, например, подойдет.) Только, разумеется, на место представителей большинства – поскольку элиты тут немного, и шанс «попасть» в нее намного ниже, нежели шанс выиграть в лотерею.

* * *

То есть – можно сказать, что те исторические события и исторические деятели, которые приближают начало Мировой Революции тем или иным способом, имеют однозначно положительное значение.( И наоборот.) Разумеется, может показаться, что и в указанной «системе оценки» на первом месте окажутся революционеры – то есть, бунтари. Но это не так – поскольку, как уже было сказано выше, Революция есть продукт определенного уровня развития производительных сил. А значит – важным становится именно этот уровень. Тем более, что при этом следует понимать: указанные производительные силы являются результатом крайне сложного процесса, в котором участвуют не только прямо связанные с производством явления, но и многое другое. Скажем, уровень образованности народа. Именно с этой точки зрения мы и можем оценить Пушкина, как одного из величайших людей в истории России. Поскольку Александр Сергеевич не просто писал стихи – но первым стал писать стихи так, что они оказались доступными для восприятия самым широким массам. Вначале дворян – но и это так же важно, так как именно прогрессивно мыслящие дворяне стали первыми в нашей стране «проводниками» образованности и развития. (А заодно – и первыми «сознательными» борцами за народное счастье.) А затем – и всех остальных слоев населения. Недаром еще до Революции пушкинская поэзия заняла важнейшее место в системе народного образования.

И поэтому Пушкин мог быть в чем-то – например, в «женском вопросе» - если мягко сказать, плохим примером для подражания. Да, Пушкин мог быть социальным паразитом, живущим за счет оброка своих крестьян. Но при этом он реально вложил важный кирпич в здание той культуры, которая впоследствии и сделала важнейший шаг в плане Мировой Революции. И именно поэтому все пушкинское «бабничество» и «паразитизм» оказывается далеко вторичными по отношению к тому, что именно он стоит у истоков создания легкой и емкой поэзии и прозы в России. То есть – того, что станет основанием для явления, именуемого «реализмом». Который, в свою очередь, окажется критически важным для возникновения «разночинной борьбы». (В противовес тем литераторам, которые в «пушкинское время» старались придерживаться иной, «академической» манеры – и которых твердо можно поместить ряды бессмысленных прожирателей народного достояния. Несмотря на то, что по числу «прижизненных читателей» они вряд ли сильно отличались от «Солнца русской поэзии».)

То же самое можно сказать и про всех остальных исторических деятелей – в том числе, и современных. Причем, совершенно естественно, что для «современников» эта самая оценка будет почти всегда отрицательной – поскольку мы ныне можем наблюдать откат не только Мировой Революции, но и того самого процесса улучшения жизни масс, что шел где-то с середины XIX века. (Впрочем, что там середина XIX века. В иных местах жизнь откатилась, судя по всему, где-то к Средним Векам – временам религиозной нетерпимости и религиозных войн.) Но, разумеется, рассмотрение подобного процесса – то есть, современного отката и регресса – требует отдельного разговора. Тут же стоит лишь обратить внимание на то, что – во многом – указанное состояние является следствием как раз упомянутого «индиффирентного» отношения к истории, того самого представления об изотропности любых поступков и событий, которое стало популярным где-то с 1970 годов XX столетия. То есть – изначально казавшийся безобидным постмодернисткий отказ от оценки привел, в конечном случае, к самым ужасным последствиям, вроде публичного отрезания голов. (Ну да, не только он – но, в любом случае, это был один из кирпичиков в «здание» современной деградации.)

* * *

Впрочем, как можно понять, и традиционное «правое» отношение к истории, описанное выше, не намного лучше. Тем более, что сейчас как раз «правое» и «постмодернистское очень сильно перемешано друг с другом, и рассматривая феномен какого-нибудь «священного государства», очень трудно бывает понять, где здесь постмодернисткая игра, а где – стремление улучшить положение правящих классов за счет всех остальных. Причем, чем дальше – тем яснее становится, что первое является как раз производным от второго. Но так же чем дальше – тем так же растет понимание того, что подобная система (полностью игнорирующая интересы «низших»), имеет и серьезный недостаток. А именно – она может поддерживать существующий уровень развития только за счет сделанных «предками» запасов, и прежде всего, структурных. Как только они кончатся, как только деградация захватит не только «низы» но и «верхи» - все достижения прошедшего столетия покажутся нам недостижимыми вершинами. Впрочем, это будет уже отклонение от нашей темы, и разбирать его надо отдельно. Тут же, завершая вышесказанное, можно только указать на то, что данный факт прекрасно показывает важность представления об анизотропности мира и важности этого понимания.

То есть, то, о чем неоднократно писал великий советский фантаст Иван Ефремов, и что составляло важнейшую часть его теории Инферно…


Tags: исторический оптимизм, история, классовое общество, социодинамика, теория инферно
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 95 comments