anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Спутник и «вышиванка». Часть вторая

В прошлой части, посвященной запуску первого спутника, было показано, что данное событие стало уникальным не только потому, что открыло человечеству космическую эру. Но еще и потому, что оно стало первым за последние два-три столетия моментом, когда господство «условного Запад» в научно-технической сфере было существенно поколеблено. Впрочем, нет – тут речь стоит вести даже не о научно-техническом первородстве, а о явлении более высокого порядка. О том, что принято именовать «цивилизационным лидерством». То есть – в октябре 1957 года именно Советский Союз определил, куда и как следует идти нашей цивилизации. (Разумеется, одни спутником тут дело не ограничилось – скорее наоборот, он только являлся завершением огромной социально-технологической пирамиды. Но сути это не меняет.)

Самым же интересным в данном моменте было то, что указанное изменение коснулось не только «внешних», политических слоев западной жизни. Как раз подобное было не впервой: скажем, за 13 лет до Спутника наша страна уже участвовала в установлении мирового порядка. (В результате Тегеранской и Ялтинской Конференций.) Да что там Ялта – к примеру, еще Российская Империя в течение XIX века несколько раз выступала главным актором европейской политической системы! Однако говорить, что путь развития Европы при этом находился в руках русских царей, разумеется, нельзя, поскольку глобальное развитие событий в любом случай определяется развитием производительных сил. А они у Российской Империи были не на самом высоком уровне. В результате все русские победы в тех же наполеоновских войнах вели к… усилению британской гегемонии. И не надо тут вспоминать чушь про «криптоколонию» - все гораздо проще: преимущества получила та держава, которая имела научно-техническое превосходство. (В результате чего уже через два десятилетия от влияния России не осталось ничего, а еще через два – началась Крымская война, в которой против нашей страны опять выступила вся Европа.)

* * *

Именно поэтому послевоенная победа СССР в космической гонке – а точнее, сам факт навязывания этой самой гонки Западу – значил еще больше, нежели разгром сильнейшей армии в истории. (Хотя и последнее – очень и очень немало.) Причем, даже не потому, что в этот раз никто до сих пор не развязал против нас новую «Крымскую войну» - в связи с тем, что «наследники» той самой «семерки» до сих пор выступают надежной гарантией миролюбия по отношению к России. (Разумеется, технически современные СЯС не имеют к «королевской системе» никакого отношения – но «основная идея» их остается той же.) А потому, что та ориентация на созидание и познание, которая – во многом через космическую гонку – овладела миром в тот момент, до сих пор выступает практически единственной негэнтропийной силой в мире. Да, ее влияние на гуманизацию мира оказалось на порядки выше, нежели у «формального» гуманизма – всех этих велеречивых заявлений о «любви к людям», которых за последние два столетия было сделано немало. Ну, просто потому, что все это, в конечном итоге, имеет весьма малое отношение к реальности. Ну, попробуйте «возлюбить ближнего своего», особенно, если этот самый ближний намеревается вырвать у вас жизненно важный кусок? (Скажем, коллегу по работе, или, упаси Боже, начальника… Думаю, результат будет очевиден.)

А созидание – оно по умолчанию требует, как минимум, человечного отношения к окружающим. Поскольку одному «созидать» не получится: даже такие «одиночки», как художники или литераторы, обязательно должны иметь общественные каналы распространения своих творений. (Без чего последние теряют всякий смысл.) А значит – находить общий язык и воспринимать других не как врагов, а как партнеров – все равно придется. Впрочем, указанная тема настолько велика, что ее следует рассматривать отдельно. Тут же я хочу обратить внимание только на то, что в настоящее время можно прекрасно увидеть, что именно разделение на «созидателей» и утилизаторов означает разделение на гуманное и негуманное отношение к людям. Поскольку утилизаторам, как правило, население не нужно даже в качестве рабочей силы, а не только в качестве партнеров. (Ну, а «формальный гуманизм» сейчас выродился вообще в нечто абсолютно неприличное, и рассматривать его адептов иначе, как лиц, мало связанных с реальностью, вообще тяжело.)

* * *

Ну, а теперь перейду к главному – к тому, ради чего и была поднята данная тема. А именно – к тому, что все вышесказанное значит одно: то, что не только практически все современные технологии, по сути, инспирированы Россией-СССР, но и практически вся «гуманитарная тема» восходит так же к нашей стране. Однако и это еще не все! Чувствую, обвинят меня в великодержавном шовинизме, но что делать! Сформулирую еще более «сильное» утверждение: то, что этот самый «космический» путь действительно можно рассматривать, как некий вариант развития «русского пути». (Ну все, считай из числа интернационалистов исключили!) Впрочем, все это не следует понимать однобоко, поскольку само формирование «космизма» - а именно так следует именовать данное направление – является следствием очень длительной работы человеческой мысли в самых разных странах и временах. Начиная с Древней Греции и заканчивая великими европейскими мыслителями XX столетия. И, разумеется, люди, увлеченные космосом и видящие своей целью его освоение, не являлись исключительно жителями нашей страны. Однако именно в России, в крайне сложных и противоречивых условиях бедной страны, этот самый космизм смог окончательно «кристаллизоваться», достигнув уровня развития, достаточного для того, чтобы стать определяющей силой.

И наконец, совершенно очевидно, что необходимым условием для данной трансформации выступала Великая Пролетарская Революция 1917 года. Именно этот фактор оказался критическим, позволив на время ослабить архаизующее давление обывательской среды, дав русскому космизму возможность перейти от идеи Космоса, как философской категории, к Космосу, как физической реальности. (Иначе говоря, к постройке космических ракет вместо казавшихся недавно пустыми умствований.) Впрочем, эта самая Революция, во многом, основывалась на том же основании, что и космизм, так что можно сказать, что тут имел дело «внутренний процесс» развертывания идеи. В любом случае, понятно, что все, произошедшее потом, показало, насколько серьезным является указанный фактор, поскольку во всех остальных категориях: экономическом, технологическом, в количестве ученых и инженеров, а так же выделяемых на них средств – наша страна серьезно отставала от т.н. «развитых стран». Однако странные брошюрки «калужского мечтателя» оказались сильнее полновесного доллара или фунта, а «полууобщественные группы» (ГИРД была создана при ОСОАВИАХИМе!) – важнее университетов со столетней историей.

И нет тут никакого шовинизма – поскольку, в любом случае, если указанный путь был возможен, то должен его кто-то найти. И так же не удивительно, что этим «кто-то» оказался социум, который, во-первых, имел малые возможности развиваться «нормальным образом». (Т.е., строить полноценный капитализм из-за отсутствия ряда важных ресурсов.) А во-вторых, имеющий жизненную необходимость постоянной защиты себя от поглощения странами «ядра» господствующей мир-системы. (Т.е., от возможности стать колонией.) Поскольку это давало возможность создания некоей альтернативы этой мир-системы и привычных для нее путей. (Кстати, забавно, но судьба России тут оказалась обратной судьбе Германии, так же до определенного времени не входившей в указанное «ядро». И именно поэтому бывшей довольно «космистской» страной – не даром, именно тут была создана концепция «диалектического материализма». И одновременно – именно тут зародилась и получила максимальное развитие идея освоения Космоса при помощи ракет. Но Германия выбрала путь вхождения в «развитые страны» - пускай и путем полного переформатирования указанного «ядра». Причем, он оказался удачным. Однако по отношению к Космосу можно сказать совершенно обратное: мощнейший «миропреобразующий» потенциал был целиком выжран агрессивной военной потребностью, превратившись из негэнтропийного процесса в энтропийный. Так что не стал «немецкий космос» реальностью – и не стоит думать, что при подобном развитии событий могло быть как-то по другому.)

* * *

Так что, нечего стыдиться признания того, что именно наша страна открыла дорогу в космос, что именно СССР стал страной, показавшей, что, помимо привычной грызни за место под Солнцем существуют еще и другие способы решения проблем. Причем, способы гораздо более эффективные. Правда, не стоит забывать при этом и о том, что указанная способность впоследствии была утеряна, забыта. И что последние годы существования СССР – а так же все «время жизни» т.н. «постсоветского пространства» - никаких оснований для того, чтобы говорить о «космичности», не давали. (И не дают.) Тем не менее, не стоит забывать тот факт, что раз что-то было реализовано, то оно, как минимум, возможно. И, следовательно, никаких ограничений к тому, чтобы подобная возможность не реализовалась заново. Впрочем, это относится ко всем особенностям советской жизни.


Tags: Принцип тени, Россия, СССР, космос, наука, постсоветизм, социодинамика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 135 comments