anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

О том, что же случилось в Каталонии

А точнее - что не случилось...

Удивительно, как в современном мире все взаимосвязано: порой события глобального плана имеют практически те же корни, что и самые личные вопросы. Именно это можно увидеть и сейчас, взяв, например, такое нашумевшее явление, как попытка отделения Каталонии. Точнее, попытка «отделения», поскольку… Впрочем, об этом будет сказано чуть позднее, а пока можно отметить, что поначалу указанное действо действительно подавало надежду. В том смысле, что казалось, оно реально может переломить унылый тренд современности на максимально возможное поддержание текущего положения. Вернее – на поддержание текущего положения с точки зрения высших классов общества, при том, что жизнь простого человека с каждым днем делается все хуже и хуже. Например, безработица в той же Испании сейчас составляет 17% - то есть, 17% экономически активного населения существует на грани нищеты. Впрочем, если говорить о молодежи – то для нее этот показатель приближается к 50%! Представьте себе, почти половина молодых людей в данной стране вынуждена или покинуть ее для того, чтобы получить возможность более-менее зарабатывать. Или жить на пособие.

Казалось бы – ужас, ужас, ужас, сравнимый с Великой Депрессией. (В США 1933 года число безработных как раз достигало 17% - и это был реальный ад, с массовой гибелью и страданиями миллионов.) Однако в реальности ничего подобного не наблюдается: испанцы не просто живут, но живут, как минимум, не хуже, нежели жители «богоспасаемой». (Где безработица составляет всего 6%.) Причина банальна: дело в том, что в Испании, как и в большинстве европейских стран, существует развитая система социальной поддержки, не дающая человеку упасть на самое дно. В результате чего молодежь может пусть бедно, но существовать, перебиваясь случайными заработками и пособиями. Конечно, понятно, что ничего хорошего подобное положение не несет – и, прежде всего, в будущем – однако настоящее при этом не превращается в тот ад, который, по идее, тут должен быть.

То есть – мы можем наблюдать то самое «безопасное общество», о котором было сказано уже столько всего. (То есть – общество, обеспечивающее физическое и «социальное» выживания даже при крайне тяжелых обстоятельствах.) Тем не менее, понятно, что подобное относительно сытое, но бесперспективное существование вряд ли может особо понравиться. Именно поэтому в той же Испании периодически поднимаются волны протеста против того или иного проявления затянувшегося кризиса. (Который, во многом, вовсе не кризис – а нормальное состояние современного европейского капитализма.) Причем, поскольку разного рода левые силы тут –равно как и везде в Европе – давно уже превратились в синоним оппортунизма и предательства, то ставка делается на «нелевых». Что и произошло в той же Каталонии, где довольно необычно стали популярны стали сторонники «сепаратизма».

* * *

Надо сказать, что каталонский сепаратизм имеет давнюю историю, проистекая где-то с XVIII века, когда указанная область окончательно потеряла политическую и юридическую независимость. (До этого Каталония была полунезависимым графством в составе королевства Арагон.) С тех пор Каталония пережила несколько попыток отделения, продолжавшихся до начала диктатуры Франко, при котором настроения, разумеется, жестко подавлялись. Поэтому «снова» вопрос о независимости возник только после смерти каудильо и смены режима – однако до недавнего времени он оставался достаточно «мягким». Тем более, что в постфранкистское время Каталония получила довольно широкую автономию, включающую в себя официальный статус каталонского языка, а так же свое правительство. Поэтому, несмотря на давнюю историю движения, особого признания сторонники отделения не имели: до определенного момента понятно было, что иметь общеиспанский рынок несомненно выгоднее, нежели локальный каталонский.

Ситуация изменилась после вхождения страны в Евросоюз – когда появилась надежда на ликвидацию экономических границ. (То есть, в потенциале независимая Каталония могла бы позволить себе иметь экономический доступ на все те же рынки, что и будучи в составе Испании. Понятно, что это довольно «эльфийский» взгляд, однако в 1990 годы господствовал именно он.) Но даже тогда сепаратисты считались пускай популярными, но все же маргинальными, силами. Однако начавшийся в конце нулевых экономический кризис, приведший к уже указанной ситуации, стал для них судьбоносным. Такого количества недовольных при полной дискредитации любых левых сил сделал идею независимости Каталонии из удела маргиналов вполне реалистичным проектом. Точнее – сделал бы, если бы не одна тонкость, о которой будет сказано ниже. Пока же стоит отметить, что уже в 2010 году опросы-референдумы, проводимые на данной территории, показали, что большая часть ее населения поддерживает независимость. Это придало ее сторонникам необычайную уверенность в том, что они, наконец-то, смогут определить судьбу своей Родины. Правда, оказалось также, что испанские власти особо не горят желанием давать им волю – в результате чего, например, вместо полноценного референдума о независимости в 2014 году был проведен тот же самый «опрос», не имеющий никакой силы. Но ведь на нем в поддержку сепаратизма высказалось более 80% пришедших!

Поэтому ситуация развивалась по нарастающей – в том смысле, что чем дальше, тем сильнее становилась идея независимости, охватив практически всю власть автономии. И, наконец, свершилось - 1 октября этого года в Каталонии случился, все-таки, референдум, в ходе которого 90,18 % проголосовавших поддержали отделение от Испании. Правда, центральные власти опять не поддержали данное начинание, и даже не только не признали поученный результаты, но и постарались сорвать указанное действо. Но полностью сделать это им не удалось – в результате чего каталонские власти, как казалось, получили полное доказательство своей поддержки населением. И в целом, начиная с первой недели октября, возможность образования нового государства казалась довольно высокой. Настолько, что это вызвало активизацию бесчисленных апологетов «теории заговора» со своей идеей: «это все козни Сороса»! Дескать, мутит нехороший олигарх чистые воды национальных государств с целью заменить их «региональными образованиями» то ли под своей эгидой, то ли под эгидой Ротшильдов.

И вообще, все это очередная «цветная революция» и испанский майдан… (Тут еще и тот факт, что в Испании монархия, подействовал – в том смысле, что разные любители скреп нашли в республиканском устройстве Каталонии угрозу «истинным ценностям».)

* * *

Тем не менее, в тот самый момент истины, когда, как могло показаться, должна была решиться судьба не только испанского королевства, но и всего мира, а именно: 10 октября – в момент провозглашения независимости – случился первый облом. А точнее –полный провал всех мечт о победе независимой Каталонии и о дальнейшем рост сепаратизма в Европе. В этот день руководитель автономии, и по совместительству, один из главных вождей сепаратизма, Карлес Пучдемон, должен был объявить о выходе Каталонии из состава Испании. Но вместо этого он подписал невнятную «декларацию народных представителей Каталонии», которую к тому же было решено отложить до… момента установления диалога с центральным правительством. Как говориться, приплыли…

Ведь, если подумать, речь шла о том, что Испания должна была потерять ключевой регион, приносящий немалый доход – что в условиях стагнирующей экономики крайне важно. Но при этом она должна была сделать это добровольно! Видимо, по типу распадающегося СССР, где российский президент не только выступал среди инициаторов процесса, но еще и старался максимально форсировать его! Разумеется, как бы не была сложна ситуация в Испании, но до такого маразма эта страна еще не опустилась. Поэтому действия испанского руководства оказались пусть и банальны, но зато действенны. А именно – от руководства автономии потребовали подтвердить «декоративность» декларации и приверженность целостности страны. (То есть – дали возможность Пучдемону «сохранить лицо» и оставить все, как есть.) Однако в связи с тем, что последний уклонился от ответа, просто объявили о роспуске руководства автономии и лишения его полномочий. В ответ на это каталонский лидер… заявил о недемократичности подобного шага, а подведомственные СМИ сравнили действия правительства Испании с режимом Франко.

Что сказать – ответ впечатляющ! В довершении всего автономия получила еще и массированную демонстрацию сторонников невыхода, не уступающую в своем масштабе выступлениям сепаратистов. А лидеры последних были объявлены преступниками, ожидающими ареста. Нельзя сказать, чтобы это сильно удивило: подобное поведение есть норма для любой страны, это только в бывшем СССР перед его гибелью сепаратистских деятелей поддерживали из Москвы. Во всех же остальных случаях для обеспечения удачи от сторонников независимости требовались серьезные усилия. Причем, очень часто – связанные с насилием, порой очень серьезным. В конечном итоге, даже в тех случаях, когда подобные прецеденты проходили относительно мирно, всегда присутствовал какая-то иная сторона, способная это самое насилие потенциально осуществить. (И для которой данный сепаратизм был благом.) Кстати, это не только знаменитый Госдеп. Скажем, в середине XX века гораздо большее влияние на подобные процессы – демонтаж колониализма – имел Советский Союз.

В любом случае, за исключением смерти СССР, процесс отделения никогда и нигде не происходил «автоматически», одним лишь подписанием деклараций. В подобном плане действия Пучдемона и компании выглядели совсем уж детским лепетом. Надеяться, что центральные власти испугаются осуждения в местной, да и неместной, прессе и пойдут на попятную? Большего бреда представить тяжело. Возможно, была надежда на Евросоюз – то есть, на то, что данная организация поддержит каталонскую независимость просто так, безо всякой причины? Или, может быть, Пучдемон реально верил во всесилие великого Сороса и наличие у него неких «секретных технологий»? (Способных перекраивать страны по собственному разумению.) Сейчас это сказать сложно – поскольку, получив «по сусалам», каталонские сепаратисты вряд ли скажут всю правду о своих недавних планах.

* * *

Однако одно можно утверждать гарантированно – это то, что указанная ситуация прекрасно показала однозначную слабость «мирных протестов», причем даже массовых, в условиях, когда сторона-противник изначально не собирается уступать. (Тут можно поставить картинку с Януковичем: «А что, так можно было?) То есть –в очередной раз прояснился реальный механизм тех самых «цветных революций», в свое время казавшихся таким всемогущим инструментом. В том смысле – что эти «революции» никакими революциями не являлись, и представляли лишь способ легитимизации уже достигнутых элитарных договоренностей. (Иначе говоря, творить запреты «революционерам» при них с самого начала не полагалось.) Впрочем, это сейчас уже «секрет Полишинеля». Однако одновременно с этим события в Каталонии может служить и живым примером особенностей современной «народной поддержки», которая вряд ли способна выступать самостоятельной политической силой. В том смысле, что массово выходившие на протесты сторонники независимости Каталонии никак не могли стать надежной опорой для незадачливого Пучдемона, благоразумно предпочетшего бегство реальной борьбе.

И дело даже не в том, трус он или не трус – а в том, что данный политик прекрасно понимал: на баррикады за него никто не пойдет. Так что зря любители «скреп» – и нелюбители «жуткого Сороса» – пугали нас новой гражданской войной в Испании: в отличие от событий восьмидесятилетней давности современный человек оказался совершенно не готов к данному развитию событий. В том смысле, разумеется, в котором мы привыкли во времена «большой Истории» - то есть, к серьезной, длительной и тяжелой борьбе во имя своих идеалов. Правда, это относится не ко всем: есть и такие личности, для которых что своя, что чужая жизнь недорога – например, торжество их можно наблюдать на Ближнем Востоке или на Украине. Но это нечто иное, нежели упомянутая выше «борьба за идеалы» – это следствие однозначного слома личности, полной ее инфернизации, лишение способности к какому-либо конструктивному действию. (Что мы так же прекрасно можем наблюдать среди боевиков запрещенного в России государства или пресловутых «небратьев».) По сути, эти самые «борцы» - чистые носители «идеологии Хаоса», упивающиеся именно разрушением, и никакой новой системы создавать не способные. И даже относительная их массовость может означать только одно – полную катастрофу. (Что и наблюдается на Ближнем Востоке, где «игилизация» оказывается тесно связана с деиндустриализацией.) Поэтому тот факт, что в Каталонии не случилось что-то подобное, может только радовать.

Впрочем, разбирать подобное развитие событий надо отдельно. Тут же стоит отметить только то, что в данном случае можно прекрасно увидеть парадоксальность условий, к которой привело существование «безопасного общества»: с одной стороны, «обыкновенным» людям, способным на конструктивное действие, практически невозможно перейти к совместной борьбе. А вот «хаоситам» - то есть, лицам с «поломанной» по той или иной причине психикой – в подобном случае полное раздолье. (По причине отсутствия противостояния.) В результате если какие изменения и происходят в современном мире – то это исключительно изменения к худшему. Иного не дано – до тех пор, пока большинство не осознает важность нового освоения понятия «солидарности». А точнее, не важность – а жизненную необходимость.

* * *

Впрочем, история показывает, что подобное происходит в любом случае – когда под угрозой оказывается сама жизнь. Не сказать, что это особо радует – однако, по крайней мере, придает исторический оптимизм. На чем и можно закончить…


Tags: Европа, безопасное общество, исторический оптимизм, постсоветизм, текущее, теория инферно
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 52 comments