anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

О «длинных процессах» в социальной сфере

В прошлой теме было упомянуто об одной из интереснейших особенностях сложных социальных систем – о т.н. «временных процессах». То есть – о процессах, в которых наблюдается прошествин значительного временного промежутка между началом неких изменений, и между получением результатов данных изменений. Причем, эта самая задержка могет быть очень и очень длительной, на порядки превышая «обычное значение», характерное для бюрократических систем. Что делает ситуацию еще более контринтуитивной, поскольку в подобном случае использовать стандартные системы обратной связи для корректировки принимаемых решений оказывается невозможным. Эта особенность придает указанным системам еще более «загадочные» - с точки зрения обыденного мышления – свойства, ради объяснений которых приходится выстраивать еще более «загадочные» конструкции.

Впрочем, по идее это надо было писать перед началом прошлой темы – в качестве некой «леммы», объясняющей особые свойства СССР. (Как системы очень сложной, и крайне контринтуитивной.) Однако, и в том, чтобы сделать это после, так же нет ничего страшного. Поэтому обратимся к поставленной теме, и рассмотрим в указанном ключе важнейшие системы советского (и не советского) общества: образование и здравоохранение. И, прежде всего, отметим, что даже на первый взгляд тут вряд ли можно применять привычные для нас модели с «быстрыми» обратными связями. Ведь, взяв то же образование, можно увидеть, что минимальное время общественно значимого проявления изменений в нем ограничено длительность образовательного курса. То есть, к примеру, проводя какие-то реформы в начальной школе, ожидаемый результат получить можно не раньше, нежели через десять лет. (Когда учащиеся перейдут к активной трудовой деятельности.) Неудивительно, что в ведущей себя подобным образом системе «нормальная бюрократическая» деятельность неизменно сводится к минимизации всяческих перемен. (И, как говориться, Слава Богу!)

Однако указанная «десятилетняя» задержка – это только самый верх проблемы. Поскольку реальное положение вещей еще сложнее. В том смысле, что даже вступление в «трудовую жизнь» выпускников школ – даже если не учитывать техникумы и вузы – еще не означает максимальное проявление эффекта от реформы образования. Причина этого состоит в том, что «новопришедший» работник занимает низшие позиции в производственной иерархии, и требуется еще десять или более лет, чтобы указанное положение изменилось. В итоге мы можем получить «временной лаг» в двадцать-тридцать лет (!), что полностью исключает возможность работы с подобными процессами посредством обыденного мышления и «нормального» бюрократизма. И если в случае с «положительными» эффектами реформ данное состояние еще терпимо – в том смысле, что эффективность падает, но хоть вреда нет – то для «отрицательных» оно становится фатальным. Имеется в виду, фатальным для общества – поскольку после того, как указанное проявление становится заметным, уже мало что можно сделать.

Кстати, сейчас мы можем наблюдать именно подобный эффект, причем не только в нашей стране, но и во всем мире. И связан он именно с тем, что до недавнего времени пресловутое «падение уровня образования» - о котором, между прочим, говорят уже как минимум двадцать лет – реально мало кем замечалось. Все казалось прекрасным, поскольку «наверху» находились люди, покинувшие учебные заведения лет тридцать и более назад – ну, а более молодые вынуждены были подчиняться их авторитету. Однако чем дальше – тем выше поднималась эта «молодежь», тем больше становилась ее «концентрация» на всех уровнях общественной пирамиды. Пока, в конце концов, не возникла ситуация, когда именно от нее стало зависеть принятие жизненно важных решений. С соответствующим результатом, разумеется. Впрочем, это еще не все: в реальности дело обстоит еще интереснее, ведь заметили отрицательное проявление «образовательных преобразований» те самые люди, на которых оно отразилось. И начали искать способ борьбы с ними…

* * *

Короче, ничего хорошего из данной системы получиться, по умолчанию, не могло – и не может в принципе. А значит, проблемы будут только нарастать. Что у «нас», где образованию пытаются «помочь» путем внесения в него разнообразных «скреп», начиная с религиозного воспитания. Что у «них» - то есть, на Западе – где производятся всякие «пляски с бубном» на тему «креативности». (Всевозможные эксперименты с «сексуальными практиками» - это только часть подобных «программ».) В любом случае, данная «работа» оказывается всего лишь очередным звеном в системе положительной обратной связи, «разбалтывающей» созданную полвека назад структуру, и только увеличивающую степень ее непригодности. Реально же разрешать кризис образования стоит совершенно иными способами, о которых говорить надо отдельно. (Тут же стоит сказать только то, что решение это лежит далеко за рамками привычных представлений о данной отрасли.) Поэтому оставим пока образование, и перейдем к другой «большой системе» - здравоохранению.

При этом может показаться, что как раз тут никаких временных задержек нет – ну, по крайней мере, задержек, превышающих уже указанный «нормальный бюрократический лаг». То есть – если
здравоохранение работает плохо, то это проявится практически сразу, через рост заболеваемости и смертности. (Ну, а если хорошо – то через падение данных показателей.) Однако данное представление неверно – на самом деле, взаимодействие здравоохранительной системы и человеческого организма намного сложнее. Дело в том, что подверженность заболеваниям – не важно, идет речь о простых «сезонных» эпидемиях гриппа и ОРВИ, или о тяжелых болезнях – определяется не только тем, что насколько обеспечены граждане больницами и поликлиниками, но и имеющимся у них иммунитетом. То есть – способностью организма бороться с болезнями, которая, в свою очередь, формируется всей предшествующей этого организма жизнью.

То есть – если у нас есть люди, имеющие мощный иммунитет, то для них даже невысокий уровень медицинского обеспечения будет приемлем. И наоборот – если иммунитет граждан в целом невысок, то даже большие средства, вкладываемые в систему здравоохранения, окажутся слабо эффективными. Иными словами, помимо «коротких циклов» уровня «развернул систему больниц - получил улучшение здоровья населения» существуют и «длинные», занимающие десятилетия, в которых проявляется улучшение общего состояния людей. Причем, в связи с особенностью развития человеческого организма, наиболее важным являются те меры, что были применены к нему в раннем возрасте. В результате мы получаем процессы, по длительности своей даже превышающие те, что имеются в образовательной сфере. Ну, а если прибавить сюда тот момент, что наибольшую уязвимость с т.з. здоровья человек приобретает в пенсионном возрасте, то указанные «циклы» удлиняются далеко за пределы «нормы». (Поскольку тут получается, что способность бороться с болезнями «после 60» закладывается как раз за 60 лет до этого.)

Впрочем, нет – ситуация еще интереснее, поскольку способность к борьбе с болезнями связана не только с «личным иммунитетом», но и с огромным количеством т.н. «общественных факторов» - начиная от принятых гигиенических норм, и заканчивая общим образом жизни. Например, для людей, живущих в традиционном обществе, характерно пренебрежительное отношение к своему и чужому здоровью – вплоть до допущения инфантицида. (Кстати, последний среди сельских жителей нашей страны воспринимался «в пределах нормы» еще до Второй Мировой войны – а возможно, какое-то время и после.) Или, например, еще в 1960-1970 годы среди селян было принято зимой держать молодняк скота в избе – для того, чтобы не строить утепленные телятники – причем, даже при наличии детей. Как это сказывалось на их здоровье – можно легко догадаться. (Миф о том, что в традиционном обществе люди здоровее, нежели в индустриальном, надо разбирать отдельно. Пока же можно отметить, что даже жесткий естественный отбор тут не гарантирует долгую и здоровую жизнь «отобранных» - о чем свидетельствуют данные обследований в самых разных странах.) Именно поэтому даже развертывание массовой здравоохранительной системы сказывается на «здоровье нации» не сразу – для достижения полного эффекта тут требуется более полувека. То же самое можно сказать и про «обратный процесс» - а именно, про возможность демонтажа медицины при имеющемся «здоровом» населении. Поскольку в этом случае «накопленный» личный и общественный иммунитет будет препятствовать особо резкому падению уровня здоровья. Что создает ложную уверенность в эффективности данного метода…

* * *

Нетрудно догадаться, что «оба случая» имеют прямое отношение к нашей стране. Например, можно говорить об «отложенном эффекте» советской медицинской системы, с ее мощной гигиенической составляющей и всеобщей диспансеризацией населения. Эту особенность очень хорошо можно увидеть, рассматривая графики изменения продолжительности жизни – при котором быстрый рост ее в 1930-1950 годах сменился стагнацией в 1960-1970. Данное явление, именуемое «советской сверхсмертностью» - то есть, уровнем смертности, аномально высоким для имеющегося уровня жизни и уровня медицинского обслуживания – в свое время использовали для того, чтобы доказать «неэффективность» данной системы. Дескать, как можно говорить о положительных сторонах СССР, если продолжительность жизни тут была ниже, нежели в европейских странах. (Ну, а сторонникам «советской модели» приходилось искать причины всего этого в каких-то «внешних» вещах – вроде высокого уровня алкоголизма.)

На самом же деле тут речь шла именно о «длинных процессах» - о том, что в те же 1960-1980 годы СССР приходилось «расплачиваться» за тяжелое детство людей 1900-1920 годов рождения. То есть – за тех, кто в детском возрасте существовал буквально на грани выживания в курных избах вместе с поросятами на полу! (Когда 80% населения страны в данное время жили в деревне.) И это даже не считая тяжкого крестьянского труда и произошедшей страшной войны, в результате которой большая часть мужского населения получила соответствующие физические травмы. Сравнивать подобное положение с Европой, где урбанизация как раз завершилась к началу XX века, просто смешно. Но еще более смешным будет сравнение с современным положением в РФ, когда в преклонные возрасты перешло первое, по настоящему урбанизованное, советское поколение. (1940-1950 годов рождения.) То самое, детство которого пришлось на время современного медицинского обслуживания и полноценного питания, ну, а трудовая деятельность, в основном, протекала в четко регламентированном советском производстве с его высоким уровнем охраны труда. Именно поэтому – в ходе последней «медицинской реформы» -мы можем наблюдать довольно парадоксальное явление, когда количество врачей, поликлиник и больниц снижается – а продолжительность жизни растет!

Единственное, чему тут можно порадоваться – так это тому, что окончательные решения у нас принимаются исходя из чего угодно, но только не положений статистики. Поскольку тогда бы следовало установить отрицательную зависимость уровня здоровья от числа медицинских учреждений, и полностью ликвидировать последние! (Причем, безо всяких коррупционных планов, а просто исходя из господствующих трендов.) Однако, хотя до подобного и не доходит, но, все равно, говорить о какой-то разумной возможности реформирования отрасли все равно не получается. Поскольку тут, так же, как и в случае с образованием, для достижения положительного результата следует оперировать совершенно иными моделями, нежели принято сегодня. (То есть – делать то, что делали наши предки 100-50 лет назад.) Впрочем, это относится практически ко всем имеющимся отраслям. Поскольку очевидно, что нынешнее управление имеет, в целом, отрицательный результат – в том смысле, что после каждой реформы ситуация только ухудшается.

* * *

Впрочем, особо расстраиваться не стоит – поскольку и это состояние – как уже не раз было сказано – есть результат «длинного цикла», берущего свое начало в «золотых десятилетиях» XX века и связанного с необычайными успехами того времени. И поэтому имеющего свой неизбежный конец – после чего наступит совершенно иная эпоха, о которой говорить надо отдельно…


Tags: СССР, медицина, образ жизни, образование, социодинамика, теория инферно
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments