anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

Фантомы фанатизма – или еще раз о современных заблуждениях. Часть третья

От Украины, которую рассматривали в прошлой части, перейдем опять к Германии – чтобы показать, почему именно украинский опыт является ключом к пониманию того явления, которое сейчас принято именовать «фанатизмом». (Применив его к хрестоматийному примеру фанатизма – фашизму.) Конечно, тут сразу стоит подчеркнуть, что это вовсе не означает, что в соседней с нами стране сейчас у власти фашисты – как любят заявлять некоторые граждане. Нет конечно, никакого фашизма на современной Украине нет – и никогда не было, кстати, даже пресловутые бандеровцы фашистами в строгом понимании не являлись. (Об этом я уже писал – и повторяться тут не буду.) Однако основа для формирования деструктивных элементов на Украине конца 2010 годов, и в Германии 1920-1930 годов очень и очень похожа. Настолько, что при рассмотрении проблемы остается поражаться, как подобное получилось в настолько разных условиях.

Что мы знаем об Веймарской республике? Да практически ничего – за исключением, разве что того, что в начале 1920 годов там была огромная инфляция. Ну, еще там был Пивной путч и Гитлер со своими штурмовиками – ради чего, собственно, мы и обращаемся к указанному государству. То есть, вроде все помнят, что именно тут зародился пресловутый нацизм – в виде НСДАП, которая в 1932 году победила на выборах, ну, а потому… Впрочем, в рамках выбранной темы для нас важно не «потом», а «до» - то есть, то, что способствовало зарождению, а точнее – «популяризации» данной идеологии в массах, то самое превращение «самой культурной нации Европы» во «вселенское зло». Поскольку, как это не странно, указанное событие в современном общественном сознании воспринимается, как… случайное. Ну, был такой нехороший Гитлер вместе с Гимлером, Герингом и Геббельсом, вокруг которых кучковались так же нехорошие люди – «штурмовики», которые ходили с факелами и рисовали везде свастику. А потом, вдруг, раз – и этот самый Гитлер со своей кодлой стал главой Германии. (Кстати, надо напомнить: абсолютно честно победил на выборах – насколько это возможно при буржуазной демократии.)

То есть: в основании поворота Германии к самым страшным вещам лежат – с точки зрения привычных представлений – исключительно личные особенности идеологов нацизма. Ну, или некая «нехорошая»
совокупность обстоятельств. Разумеется, подобная идея многих не устраивает, что приводит к появлению разного рода «криптоисторических» моделей, согласно которым нацизм в Германии являлся следствием какого-то внешнего «проекта», созданного то ли масонами, то ли еще какими-то «тайными силами». (Включая «мировое еврейство», которое, якобы, придумало Холокост для того, чтобы заставить евреев вернуться на «историческую родину», Ротшильдов с Рокфеллерами, и, разумеется, любимых нами рептилоидов.) В любом случае, основная идея тут «крутится» вокруг того, если бы не Гитлер со своим окружением, то никакого фашизма и Второй Мировой войны не было бы.

* * *

Правда, некоторые еще знают, что слово «фашизм» происходит не из Германии, а из Италии, где тоже были фашисты. А точнее, именно в Италии фашисты назывались именно так – в Германии были нацисты, национал-социалисты. Так что к Гитлеру еще прибавляется и Муссолини. Ну, а к двум протагонистам, как известно, можно добавить еще произвольное их количество. Например, фалангистов Испании во главе с Франко, «Железную гвардию» из Румынии, британских сторонников Мосли, норвежские сторонники Квислинга и т.д. Получается, что Европа до Второй Мировой войны буквально кишела фашистами-нацистами, как гнилое яблоко червями –наверное, невозможно найти страну, где подобные силы не были бы популярными. (Естественно, за вычетом СССР – хотя вот среди русских эмигрантов указанная идеология была в большой чести.) То есть, это было не просто не случайное – но еще и абсолютно не связанное с пресловутым «национальными особенностями» явление. (И все, кто выводит нацизм из германской культуры – просто-напросто говорят неправду.)

Но чем же тогда оно было? И вот тут для нас самое время вернуться к уже упомянутой Веймарской Германской республике – поскольку именно в ней данное явление, как известно, проявилось в полную силу. И вспомнить, чем же она все-таки, характеризовалась в первую очередь. А характеризовалась она тем, что выступала страной, не только недавно пережившей тяжелейшую войну в истории, но и потерпевшей в ней сокрушительное поражение. После которого Германия оказалась буквальным образом в руках победителей, прямо диктующих ей свою волю. Причем, поскольку победители эти были, разумеется, империалистами – то и воля их была империалистической, и состояла она в том, что побежденная страна должна быть отдана им для пожирания: рынки ее должны быть полностью открыты, а «местная» промышленность уничтожена.

Точнее – так должно было быть, если бы не одно «но». А именно – то, что победители сами по себе готовы были «вцепиться друг другу в глотки». То есть – самым большим желанием каждой из «держав-победительниц» было не допустить того, чтобы их бывшие союзники по Мировой войне получили бы преференции. В результате чего проект полной деиндустриализации Германии не прошел – Великобритания увидела в нем угрозу роста доминирования со стороны Франции. Что же касается США, то данная страна вообще не желала успехов любому европейскому государству, впрочем, наиболее сильно это «нежелание» проявлялось по отношении к…Великобритании. Итогом всех этих пертурбаций и стало появление Веймарской республики – то есть, «кастрированной» и обобранной Германии, лишенной армии и флота, однако сохранившей определенный промышленный и вообще, экономический, потенциал.

Впрочем, если германской экономике после поражения было, в общем-то, не очень хорошо – то германскому народу было очень и очень плохо. В том смысле, что – как это принято при капитализме – любые издержки хозяева предприятий устраняли именно за его счет. В результате чего положение рабочего человека в Германии 1920-1930 годов оказалось не сказать, чтобы блестящим. Разумеется, оно везде не было блестящим в это время, однако для страны, которая не просто лишилась доступа на внешние рынки – например, Восточная Европа была закрыта для германских товаров – но и выплачивала значительные репарации, это было особенно заметно. Тем более, что еще недавно – до войны – германский рабочий класс жил довольно неплохо. Правда, общий подъем послевоенной экономики в 1920 годах до определенного времени позволял надеяться, что это состояние временное, что очень скоро Германия займет свое место в числе ведущих держав. Все-таки, никакие репатриации и запреты оказались не способны уничтожить высокий инфраструктурный уровень – поэтому Германия смогла не просто оправиться от нанесенного ей удара, но и занять лидирующее положение во многих передовых отраслях.
Но данный подъем был самым трагичным образом оборван явлением, известным сейчас, как Великая Депрессия. И хотя наибольший удар эта самая Депрессия, как известно, нанесла по США, однако и другим странам пришлось не сладко. Особенно несладко оказалось это для государства, которое только-только начало подниматься из разрухи. Тем более, что одним из оснований экономического подъема страны были кредиты, предоставляемые Соединенными Штатами – и, разумеется, после начала кризиса они стали недоступными. В результате чего ВВП Германии упал на 30%, промышленное производства – на 40%, а безработица достигла 50%.

* * *

В общем, узнали? Высокоразвитая страна, попавшая в ситуацию катастрофического крушения экономики, причем дважды: вначале после Первой Мировой войны, а потом –в Великую Депрессию. То есть, можно сказать, что Германия в указанное время переживала практически то же самое, что и Украина сейчас. И так же, как на Украине, в ней так же огромная масса квалифицированного населения буквально стала не нужна. Причем, даже эмиграция – то есть, то, что кажется в подобном случае единственным шансом, для нее оказалась невозможно. Куда эмигрировать? В Штаты, которые и сами в тот момент страдали от кризиса? Что же делать: умирать от голода или… Или вступать в ряды пресловутых штурмовиков – то есть, полуофициальных бандитов, где, по крайней мере, можно было поесть. (Кстати, в воспоминаниях «рядовых фашистов» часто встречается именно подобный аргумент – что они, попав в ряды СА, впервые за несколько лет наелись.) В результате чего любые аргументы морально-этического толка, противодействующие нацизму, оказывались практически бесполезными.

И единственное, что, по сути, могло быть противопоставлено данной тенденции, так это создание альтернативной системы, привлекающей выброшенную из жизни молодежь. Такая система действительно создавалась рабочим движением – в виде разнообразных систем взаимопомощи и т.д. – но, разумеется, буржуазное государство относилось ко всему этого гораздо менее терпимо, нежели к «штурмовикам». (В которых видела защитников и проводников своих интересов.) Впрочем, это уже иная тема, поскольку тут нам важен не вопрос о причинах прихода Гитлера к власти – хотя и так ясно, что это национальные интересы германского капитала – а, скорее, факт массового принятия немцами его идей. То есть – то, что обычно приписывают или всемогущей геббельсовской пропаганде, или страху перед репрессиями. Хотя на самом деле главным источником нацизма было то, что «веймарский капитализм» с самого начала был капитализмом ублюдочным, лишенным самого главного ресурса – рынков сбыта.

Ну, а с начала Великой Депрессии он уже открыто начал валиться в самое сраное гавно, пардон, в жесточайший кризис, по сравнению с которым даже знаменитая «Американская трагедия» могла показаться раем. На этом фоне обещания Гитлера «сделать Германию снова великой» - то есть, избежать дальнейшего падения через щедрый государственный заказ – выступало таким бальзамом на душу для среднего человека, что ради этого он был готов простить все, что угодно. В том числе и на сомнительные с этической стороны вещи, вроде «окончательного решения еврейского вопроса» и даже Мировую войну.
То есть, основанием для принятия немцами нацистских идей послужил жесточайший кризис, поставивший их относительно благополучный мир на грань нищеты. Для одних – как правило, молодежи – это стало основанием для вступление в ряды СА (до их разгона), НСДАП и прочего гитлерюгенда. Для других – более старших – вызывал если не открытую поддержку, то, по крайней мере, отсутствие сопротивления перед борьбой с «красными» или евреями. В конце концов, то, что евреев понижают в правах и даже куда-то переселяют, конечно, нехорошо – но вот оказаться в нищете и испытать тот ужас, который испытывали сразу после поражения Германии в 1919 году, еще хуже. При этом, разумеется, никто даже представить не мог, что наступит тот день, когда о Первой Мировой будут вспоминать чуть ли не с добрыми чувствами – но подобное происходит всегда при серьезном выборе пути. Поскольку никогда – еще раз отмечу – никакое значительное «злодейство» изначально «злодейством» не задумывается. А напротив, оно полагается, как более-менее благое действо, должное только улучшить положение…

* * *

Так и нацизм задумывался вовсе не как инфернальное общество, где делают абажуры из человеческой кожи, планируют уничтожение целых народов и разрабатывают схемы разрушения полмира. Напротив, это должен быть вполне буржуазное и респектабельное устройство, лишь с небольшим ограничением влияния «подрывных элементов», вроде рабочих активистов, которых «вычистили» еще до того, как приступили к евреям. (Кстати, наверное, многие из представителей данной народности – которые побогаче – даже радовались, что «приструнили смутьянов», не догадываясь о том, что их ждет в будущем.) И, если уж честно, то даже знаменитые факельные шествия и прочие «дни торжества свастики» в целом, не особенно выделялись на фоне подобных мероприятий в «развитых странах»: ну парад – и парад. В указанное время это было просто модно и популярно: в США вон каждый университет нечто подобное проводил – и ничего. То есть – с самого начала полагалось держать обстановку «в рамках» буржуазного общества, и ничего более.

Ну, а как все это завершилось – говорить излишне. Единственное, что можно добавить тут – так это то, что подобное развитие ситуации было совершенно закономерно в рамках сложившейся ситуации. Поскольку альтернативой этому мог быть только «Красный проект» - который, разумеется, отвергался тогда практически всеми более-менее зажиточными людьми. Впрочем, о данной альтернативе («красные» vs «коричневые») надо говорить отдельно, тут же стоит указать только на то, что она существовала не только в Германии – и даже не только в странах «Оси». (О Квислинге и Мосли уже упоминалось выше, свои фашисты были во Франции и даже в США.) И единственным способом ее разрешения оказалась только ликвидация «классического» капитализма путем его «советизации». То есть, победили все-таки «красные»!

Впрочем, поскольку указанная победа в момент прихода Гитлера к власти была очень и очень неочевидна, то, разумеется, повлиять на сложившееся положение она не могла. Поэтому Германии пришлось по самую «макушку» рухнуть в пучину Инферно, став эталоном подобного погружения в истории. И прекрасно показав тем самым, как формируется зло и что является его основанием. Правда, поскольку в течение длительного времени, обусловленного «красной победой», эти самые «основания зла» были уничтожены, ничтожна была и потребность в подобном знании. Поэтому вместо грамотного и вдумчивого разбора фашизма-нацизма в это время стали популярными разного рода мифические идеи – начиная с поиска психологической основы фашизма и заканчивая уже упомянутыми теориями заговора. (Есть еще и прямая «клиника» - вроде «оккультных корней фашизма» и рептилоидов – но данное творчество душевнобольных нет смысла рассматривать серьезно.) Что поделаешь – если какая-то вещь имеет только академическое значение, то нет смысла ожидать от ее изучения каких-либо действенных результатов.

Но для нас сейчас чем дальше, тем явственнее становится обратное...


 
Tags: история, капитализм, прикладная мифология, социодинамика, фашизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments