anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Фантомы фанатизма – или еще раз о современных заблуждениях. Завершение

Разобравшись в прошлой части с «хрестоматийным» примером фанатизма – с германским нацизмом (а так же, в позапрошлой – с крайне близким для нас украинским ультранационализмом), мы, наконец-то, твердо можем сказать, что же реально стоит за подобным явлением. То есть – что же заставляет человека позабыть о своих интересах и всецело подчиниться воле неких всемогущих лидеров. Ответ на этот вопрос крайне прост: ничего не заставляет. В том смысле, что никакие действия человека в целом не происходят вне его воли, не существует никаких «секретных методик» управления сознанием, которые позволяли бы превращать человека в «биоробота». Причем, не просто не существуют, но и не могут существовать в принципе, поскольку человеческий мозг – «устройство» не цифровое. И, следовательно, изменить его путем загрузки некоторой «программы» просто невозможно.

Впрочем, понятно, что на тему пресловутой «манипуляции сознанием» надо говорить отдельно. Тут же следует сказать только то, что, конечно, можно полностью сломать человека, по сути, уничтожив его личность – превратив в тупое и нерассуждающее существо. Подобное изменение можно сделать химическим способом, механическим – например, через лоботомию – или «психологически», погрузив в ужас непрерывных страданий. (Да и то, не всех – были, к примеру, узники концлагерей, до своего освобождения сохранявшие ясность мысли.) Но, как правило, говоря о фанатиках, обыкновенно подразумевают не забитых до изнеможения рабов – а активных и деятельных людей, готовых действовать по любому повелению «фюрера». Именно к таковым обыкновенно относят и фашистов, и «игиловцев», и разного рода «сектантов» - в общем, стандартный набор западных страшилок. (Впрочем, к ним еще любят добавлять и «красных» - начиная от большевиков и заканчивая вьетнамцами и жителями Северной Кореи.)

* * *

Так вот, во всех подобных случаях – не важно, идет ли речь о вьетнамских партизанах или пресловутых исламских фанатиках – следует понимать, что все эти люди прекрасно сохраняют свою волю. Более того – при внимательном рассмотрении проблемы можно увидеть, что кажущиеся на первый взгляд безрассудные действия в реальности имеют вполне рациональный смысл. Это может показаться абсурдным – разве рационален, исламский боевик, превращающий себя в живую бомбу против «неверных»? Однако это связано исключительно с особенностью нашего рассмотрения проблемы, когда мы, как правило, заостряем внимание только на двух моментах: когда указанный субъект становится исламистом, и когда он взрывает себя. Понятно, что тут вариантов нет: мертвый шахид вряд ли может рассматриваться выигравшем. Но если мы возьмем более широкую «перспективу», то увидим, что не все так просто. А именно: вступая в ряды «воинов ислама», данный субъект получает возможность пусть короткого, однако более-менее сытого, и, главное, более-менее определенного состояния. Да, за это в итоге придется платить жизнью, однако данная плата будет потом, в будущем – а оно для любого среднего человека имеет намного меньшую ценность, нежели происходящее сейчас.

Кроме того, даже если указанная личность вообще ничего делать не будет – то есть, останется в рядах гражданского населения – то для огромного количества случаев вероятность его смерти будет не намного меньшей, нежели тогда, когда он становится боевиком. Поскольку в любых гражданских конфликтах, подобных тому, что идет сейчас на Ближнем Востоке, мирное население страдает всегда. То есть, стратегия «выбрать свою сторону и взять в руки оружие» для указанной ситуации оказывается весьма рациональной. И это даже если не рассматривать «утешительной роли» религии, того самого «опиума народа» и «последнего вздоха угнетенной твари», которая позволяет хоть как-то сгладить мерзость бытия. Конечно, тут можно сказать: а вот это – чистая иррациональность, та самая «манипуляция». Однако разве прием обезболивающих является иррациональным? В том смысле, что если все «земные» инстанции давно уже не дают надежду простому человеку – и даже не считают нужным ее давать – то следует ли удивляться тому, что последний выбирает бородатых проповедников. Которые хоть как-то объясняют, зачем он страдает – и обещают райские кущи с 70 девственницами в обмен на лояльность. Да, только после смерти – но другие то и того не дают…

Конечно, можно смеяться над теми, кто отдает свою жизнь в обмен на иллюзорную возможность очутится в Раю с гуриями. Но не стоит забывать про то, что гораздо большее число людей тяжело работает, порой серьезно гробя здоровье, за ненамного более реальную возможность «достичь успеха». (А точнее – за гораздо менее реальную, ибо с того света, как известно, никто не возвращался, и есть ли там гурии или нет – неизвестно. А вот посчитать количество людей, ставших миллиардерами благодаря своем упорному труду, прикинуть их соотношение с общей численностью населения и сделать соответствующие выводы, может каждый.) В любом случае, при учете всех факторов, определяющих жизнь простого человека на Ближнем Востоке, мы получим практически ту же картину, что и для уже рассмотренных примеров «фанатизма». А точнее – нечто еще более инфернальное, поскольку тут речь стоит вести не просто об разрушенном производстве, а о идущей Гражданской войне. (О том, кто и зачем ее развязал, надо говорить отдельно. Хотя, в общем-то, все знают, что там, где добывается дешевая нефть, обязательно очень быстро начинают кого-то убивать и что-то взрывать.)

* * *

В общем, можно сказать, что в любом случае для проявления пресловутого «фанатизма» всегда должен быть один обязательный фактор: разрушение существующего производства, причем, как правило, наиболее высокотехнологичных его форм. Это характерно для Веймарской Германии, это характерно для современного Ближнего Востока (и для несовременного, кстати, тоже), наконец, это характерно для стран бывшего СССР. Везде, где наиболее современный и «цивилизованный» труд оказывается обесцененным, неизбежно торжествуют самые темные и дикие идеи. Правда, в некоторых странах бывшего СССР – таковых, как Россия или Украина 1990 годов – этот процесс был несколько заторможен сохранением советских подсистем. (И «материальных», таких, как доступное жилье, образование и здравоохранение, и «психологических», таких, как уверенность во временности текущего состояния.) Поэтому тут удалось избежать самого страшного, ограничившись лишь расцветом пресловутых сект. (Но вот на Украине, к сожалению, этот процесс «догнал» нас через двадцать лет.) Однако общего смысла эта особенность не меняет.

То есть, для того, чтобы получить подчинение множества людей, никакие «секретные методики подчинения человеческой воли» вовсе не требуются. Поскольку никакого секрета тут нет: достаточно просто обещать попавшим в кризис людям хоть какое-то реальное избавление. Причем, как правило, это избавление довольно «слабое» - по сравнению с поставленным задачами – однако, в условиях, когда и того нет, оно прекрасно срабатывает. Все отряды «фанатиков» - начиная с украинских «добробатов» и заканчивая разного рода игиловскими бандами – держаться именно на этом. (На том, что возможность хоть немного пограбить местное население как правило, перевешивает риск погибнуть в военных действиях.) Впрочем, что уж тут ограничиваться – судя по всему, большая часть военных отрядов в течение тысяч лет выстраивались именно по указанному принципу. (Включая обязательную «религиозную компоненту» – как неизменный элемент утешения обездоленных.) Так что, когда говорят о «секретных методах подчинения человеческого сознания», надо или смеяться, или плакать. Смеяться потому, что все это – «секреты Полишинеля», вещи, известные еще со времен Древнего Египта и широко представленные во всех источниках, так что считать их секретными может только полный идиот. Ну, а плакать - потому, что они до сих пор оказываются актуальными в связи с тем, что актуальными до сих пор оказываются ситуации, в которых они работают.

То есть, что до сих пор, при огромном прогрессе в технологиях, человеку приходится выбирать: вступать в банду или продолжать уныло существовать на «подножном корме» - это очень и очень плохо. Правда, как уже можно догадаться, существует – а точнее, существовала – альтернатива всему этому, состоящая в развитии современного индустриального производства, благодаря которому человек получал и место в жизни, и создавал себе материальные ценности. Причем, это прекрасно работало во всех случаях: и в советских республиках, включая Среднюю Азию, и на Ближнем Востоке и в Европе. Везде, где хотели вывести народ из состояния Инферно, делали это через создание современных заводов и фабрик. (Например, в той же Сирии или Ливии успешно развивали машиностроение, а в Египте даже телевизоры производили!) Но данная альтернатива, при всей ее прогрессивности, неминуемо сталкивалась с главной проблемой нашего мира – с т.н. «экономической конкуренцией».

Поэтому уже в 1980 годах модными стали утверждения, что все это – экономически невыгодно, что надо не пытаться все производить у себя, а закупать товар у того, кто конкурентоспособнее. Причем, в рамках данного утверждения очень быстро договорились до того, что невыгодным стало считаться вообще все производство – вплоть до традиционного сельского хозяйства. (Это относится и к бывшему СССР, и к Ближнему Востоку.) В результате чего последнее было уничтожено, крупные импортеры получили огромные прибыли – ну, а все остальные потихоньку начали погружаться в хаос и дикость. Так что можно сказать, что те теракты и преступления, что совершают пресловутые «мигранты» и исламисты на территории Европы – это закономерная плата за полученную в 1990 годы выгоду. Впрочем, и тут как всегда: выгоду получили одни – а страдают от терактов другие. (Поскольку до места жительства «бенефициаров» рыночной деиндустриализации никакой исламист добраться не может.)

* * *

То есть – корень зла, несомого терроризмом, состоит вовсе не в пресловутом «фундаментальном исламе». (А также - в других «деструктивных идеях».) Его основой является то, что кто-то поставил свои доходы выше, нежели жизнь миллионов людей. Что кто-то посчитал побочные результаты «конкурентной победы» в виде миллионов выброшенных из жизни людей допустимой платой. Впрочем, это относится равным образом ко всем иным бедам, которые испытывает или испытывало человечество – вплоть до фашизма и Мировых войн. Не какие-то «зловредные идеи», не злокозненные «тайные силы» заставляют страдать и гибнуть миллионы и миллиарды людей – а банальное, обыденное и вполне мещанское стремление «сладко есть и мягко спать». (За счет других.) Правда, относимое к т.н. «элите человечества», но то этого не становящееся более разумным. Именно оно и является той самой «обителью зла», тем самым «сердцем спрута», вырвав которое можно покончить с большей частью человеческих бед.

Правда, именно поэтому и остающееся в «тени» - заслоняемое тысячами ложных концепций, вроде того же «фанатизма». Но все тайное, как известно, рано или поздно становится явным, а значит…

Впрочем, о том, что это значит, надо говорить отдельно.


Tags: Ближний Восток, классовое общество, прикладная мифология, религия, социодинамика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 90 comments