anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Еще о месте современной России

В продолжении разговора о том, что же происходит с Россией, и где она находится в мире, стоит упомянуть еще одну популярную сейчас идею. Эта самая идея состоит в том, что современная РФ ведет с Западом т.н. «Холодную войну». То есть – некий аналог той «Холодной войны», что некогда вел СССР, и в котором он – опять-таки, по современным представлениям – потерпел поражение. Ну, и разумеется, для нынешней РФ подобный результат полагается еще более очевидным – ведь она, как можно далеко догадаться, не Советский Союз с его мощной промышленностью, а самое главное, более-менее закрытой экономикой. Напротив, сейчас это страна, большая часть производственных мощностей которой осталась еще от СССР – то есть, как минимум, на четверть века устаревшая. (И это в  самом лучшем случае – поскольку в худшем речь стоит вести об утрате заводов и фабрик.) Ну, а уж про сырьевую ориентацию указанной экономики, про огромную долю импорта и про то, что действующая элита предпочитает хранить свои капиталы в оффшорах, а детей устраивать в Европе, и говорить нечего. Казалось бы, в подобной ситуации ее можно раздавить одним пальцем…

Именно этим исходом наших современников пугают уже лет десять как, начиная со знаменитой «мюнхенской речи» Путина. В том смысле, что малейшее уменьшение в российской политике «прозападной» ориентации российскими «либералами» трактуются, как неизбежное «начало конца» РФ, к которому ее обязательно приведет Запад в наказание за строптивость.  И единственная альтернатива этому –ультрапрозападный курс, разумеется, под чутким руководством указанных «либералов». Правда, на восприятие данной идеи не самом лучшим образом влияет известное умение данных лиц «облажаться» в любой ситуации, постоянные их неудачи во всех начинаниях – благодаря чему на фоне их любой чиновник, хоть как-то способный на полезную деятельность, выглядит орлом. Так что до определенного времени эти «либеральные страшилки» мало кого интересовали за пределами указанного круга лиц.

* * *

Все изменилось в 2014 году, когда указанное «фрондерство» российской власти, связанное со стремлением последней всячески доказывать свою самостоятельность, вышло на очередной виток. И закончилось присоединением Крыма. Разумеется, «либералы» на этом фоне просто захлебнулись в истерике, убежденные в скором начале уничтожения России. (Том самом, который обещали все предшествующие семь лет.) Но тут дело не ограничилось только ими. Помимо стандартного «либерального» кликушества указанный период принес и новое явление: кликушество «патриотическое». Состоит оно в том, что российскую власть обвиняют не в том, что она начинает ослаблять свою ориентацию на Запад, а с тем, что она слишком сильно на него ориентируется. Разумеется, наиболее характерно подобное явление выражено у тех, кого можно именовать «ультрапатриотами» и  «Свидетелями Русской Весны». Данные «ульрапатриоты», как правило, выступают с критикой власти за то, что она, присоединив Крым, не пошла дальше, и не сделала то же самое с Донецкой и Луганской областью.(Это в самом крайнем случае – поскольку аппетиты данных деятелей простираются гораздо шире, в результате чего даже занятие Киева выглядит не слишком радикально.)

Правда, при этом не учитывается физическая возможность осуществления столь масштабной операции, связанной с управлением огромными логистическими потоками, намного превышающие таковые по Крыму. Ну, и конечно, конечную цель данных действий, которую обычно формулируют весьма размыто – вроде «необходимо защищать русских людей», «строить Русский Мiр» и т.д. При этом, разумеется, никто даже не задумывается о том, что современная Россия – страна капиталистическая, и основной смысл ее существования состоит в увеличении имеющегося капитала. (Как почти у всех существующих стран вот уже более ста лет.) И что никакого «Русского Мiра» в подобном контексте вообще быть не может – а точнее, это понятие может использоваться, но исключительно в идеологическом плане. То есть, как обоснование текущих капиталистических интересов «высокими словами». (Впрочем, это так же является мировой нормой, и только экзальтированные позднесоветские/постсоветские интеллигенты могут думать иначе.)

Впрочем, разбираться со всеми этими «мiрами» и прочими «играми ультрапатриотов» надо отдельно – тут же стоит обратить внимание на другое. А именно – на то, что после указанных событий этот самый «ультрапатриотический» лагерь легко принял либеральную идею об новой «Холодной войне», ну, и соответственно, о том, что Россию вот-вот «порвут в клочья». Единственная разница с либералами тут состояла в том, что если последние для предотвращение «порывания» предлагали полностью сдаться, то «ультрапатриоты», напротив, настаивали на полной мобилизации. (Под своим началом, конечно.) То есть, на переключении целей современной РФ с капиталистических на… Ну, сложно сказать, на какие. Можно было бы заявить об империализме, однако империализм – это, прежде всего, капитализм и борьба за рынки сбыта, для «ультрапатриотов» не существующих. Впрочем, в любом случае реальное развитие ситуации показало их неправоту так же, как неправоту «либералов». В том смысле, что, несмотря на крайне жесткую позицию, показанную Западом по всем действиям РФ, реально наносить болезненные удары по ней никто не стал.

На самом деле это было понятно уже в самом начале пресловутой «санкционной войны», когда, несмотря на наличие тесных связей между российскими и западными «партнерами» никто, в общем-то, эти связи рвать начал. Вместо этого основные силы были брошены на нанесение чисто символических, внешне эффектных «ударов», вроде угроз по отключению SWIFT. Ну, и запретов, наложенных на определенную часть российских компаний и частных лиц. Российские власти же ответили на это столь же «декоративными» контрсанкциями – с уничтожение ряда продуктов и прочими «театральными вещами. (От которых местные производители, впрочем, выиграли. Так что можно сказать, что под шумок санкций российская власть еще и укрепилось. Ну, а то, что продукты подорожали – так это для капиталистической системы не проблема, а благо. Ну, а народ?  А народ в ее рамках никакой ценности не имеет…)

* * *

Все это может означать только одно: никакой «Холодной войной» тут и не пахнет. То есть – сравнивать текущее положение с тем, что было в период соперничества между СССР и Западом невозможно. Впрочем, это должно быть и так понятным – для тех людей, кто предпочитает думать, разумеется. Ведь та «Холодная война» - это война между двумя практически равным участниками, поэтому неминуемо затрагивающая вопросы самого их существования. (Как минимум, для Запада, который считал «красную угрозу» реальной опасностью.) Впрочем, даже для менее выраженных случаев подобных «войн» – таковых, как, например, соперничество Англии и Франции в первой половине XIX века или Великобритании и Германии в начале века ХХ – это самое соответствие противников друг другу так же являлось необходимым. В отношении России же подобное требование выглядит смешно: ведь даже в самом лучшем случае –если считать по ППС - наша страна находится на шестом месте по ВВП. Если же брать в абсолютных величинах, то можно говорить только о двенадцатом месте. Даже Российская Империя в начале ХХ века находилась в более выигрышном положении. (По разным источникам – от 3 до 5 места в абсолютных величинах.)

То есть, получается довольно странная ситуация, когда Запад вступает в тяжелую борьбу с заведомо слабым противником. И, по какой-то причине, вместо того, чтобы сразу положить его на лопатки, в течение десятилетия возится с ним. Ну, и сам этот «противник» так же ведет себя как-то совершенно загадочно относительно своего реального веса, позволяя себе довольно сильные вольности. Разумеется, это обыкновенно объясняют через «психологические особенности» российского лидера – но понятно, что для систем подобного уровня это чистый бред. Ну, и конечно, ядерное оружие тут тоже не причем – оно может ограничивать военное вмешательство, но не экономические действия.
* * *

Впрочем, подобная аномалия становится понятнее, если предположить, что… Россия в данном случае является не столько самостоятельной стороной конфликта, сколько элементом в более «высокоуровневой» игре. Это, конечно, прозвучит крайне обидно для патриотов – да и вообще, для жителей страны, с которой было связано мировое устройство в течение целого столетия. Однако надо признать очевидное – все это уже в прошлом,  и РФ сейчас вовсе не СССР и даже не Российская Империя.  (Причем, исключительно по нашей же вине.) Поэтому реально в современном мире значения имеют совершенно иные страны – те, которые после падения СССР смогли получить с этого процесса наивысший «гешефт». То есть – Запад (США и Евросоюз), а так же Китай. Однако если Запад в подобном случае – как уже говорилось –  оказалась захлестнут волной своего самолюбования и самоудовлетворения, то «Восточный Дракон», напротив, не растерялся в плане приобретения значительной части «Советского наследства». И в научно-техническом плане – ну, с этим-то все понятно. И в экономическом –достаточно поглядеть, где изготовлено большинство вещей, продаваемых на территории бывшего СССР. И в политическом, о чем, впрочем, надо говорить особо. Тут же надо указать только на то, что, поскольку политика есть выражение экономики – то экономическая мощь Китая, обрушившаяся на постсоветское пространство, рано или поздно, но возьмет свое. Правда, при этом следует учитывать огромную инерцию мышления, а главное – созданные за последние три десятилетия структуры, ориентированные на Запад.

Поэтому «явное» прокитайское движение в странах бывшего СССР выглядит довольно слабо. То же самое, впрочем, можно сказать и про остальной мир, который еще продолжает считать КНР «развивающейся страной».  (Точнее сказать, продолжают это делать структуры, занимающиеся политикой – по уже упомянутой причине.) В подобном состоянии говорить об открытом формировании «китаецентричного мира» в противовес «западноцентричному», разумеется, нельзя. Тем более, что само китайское руководство всячески старается избежать фальстарта, предпочитая установление экономических связей прямым политическим заявлениям. Тем не менее,  игнорировать его «скрытое» существование так же невозможно. Данное положение позволяет странам «второго эшелона» - в том числе и России – предпринимать попытки сохранить свое независимое положение путем активного маневрирования между двумя «центрами». (Такая вот ирония истории: еще недавно подобные действия предпринимались относительно СССР и США, и носили название «Движения неприсоединения.)

В подобном положении действия современного руководства РФ обретают вполне логичный вид: они призваны продемонстрировать Западу готовность «изменить путь» - в том смысле, что выбрать иную сторону противостояния. (При том, что реально менять ее никто не собирается – смотри выше про сложившиеся системы.) Именно с этим связаны и все действия по вопросу санкций/контрсанкций, принимающие подчеркнуто декоративный вид: при том, что большая часть продукции производится в Китае никакого реального давления они не оказывают. Кстати, США, «под шумок» всего этого реально… наращивает экономическое взаимодействие с РФ.
Правда, с экспортом выходит чуть посложнее: поскольку экспорт России сырьевой, быстро изменить направление его потоков не удастся. (Газ и нефть – вообще, товары крайне консервативные, для смены поставщика которых часто надо не только строить новые нефтепроводы, терминалы и т.д., но и менять «настройку» перерабатывающих заводов.) Тем не менее, версификация в данной области так же ведется. Впрочем, как уже говорилось тут важна даже не само изменение потоков, а угроза этого…

* * *

Ну, а искать в подобном движение хоть какие-то сходства с «Холодной войной» вообще смешно. Впрочем, так же смешно говорить о войне горячей, которая неизбежно ухудшает положение каждого из участников – и не только РФ. Разумеется, для Запада было бы выгодным «стравить» Россию с Китаем, однако таковой глупости тяжело ожидать даже от крайне коррумпированного руководства. (Руководства России, разумеется  - поскольку Китай подобную глупость не сделает никогда.) Так что, единственная возможность устроить это состоит в захвате  власти в РФ совершенно уж неадекватными людьми. («Ультрапатриоты», кстати, тут прекрасно подошли бы, если бы не были столь отъявленными лузерами с полным отсутствием понимания реальности.) В любой иной ситуации следует указать на невозможность данного развития событий - со всеми вытекающими последствиями.

А самое главное - в рамках подобного положения стоит признать, что огромное количество привычных для нас представлений, выработанных во время «противостояния держав» давно уже утратили адекватность по отношению к текущей реальности. То же самое можно сказать и про концепции времен «однополярного мира» - то есть, времени однозначного главенства США и Запада. Поэтому использование этих самых концепций и идей неминуемо ведет к потерям и поражениям. Мир сейчас не просто меняется – он меняется совершенно не так, как это думалось еще недавно. Впрочем, для нас – и как жителей России, и как сторонников коммунизма,– подобные изменения, по сути, означают изменения к лучшему. Даже если на первый взгляд кажется, что это не так. На этой оптимистической ноте и позволю себе закончить…


Tags: Китай, Российская Федерация, Третья Мировая, геополитическое, постсоветизм, смена эпох
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 161 comments