anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

О системах и антисистемах

И еще на тему предыдущего.

В прошлой части было сказано, что одной из базовых основ антисоветского – а по сути, вообще современного – восприятия выступает гипертрофированное изображение разнообразных «мерзостей бытия», человеческих пороков. То есть: пьянства, хулиганства, бляд… - простите, беспорядочных половых связей, плохой работы, воровства и т.д. А так же – проблем с функционированием общественных механизмов – таких, как дефицит, блат, казнокрадство, очереди в магазинах и тому подобное. Кстати, подобный подход не относится исключительно к советской эпохе – он проявляется практически всегда, когда речь идет об «окружении», о непосредственно граничащей с индивидом реальности: например, описание жизни в современной России также довольно часто делается в подобном ключе. (А вот места, в которые последний никогда не попадал, или был там – напротив, в большинстве своем рисуются, как Рай Земной.) Но если в современности все равно находятся какие-то «светлые участки» - например, даже Варламов среди бесконечных помоек и развалин иногда приводит и «интересные архитектурные решения» – то вот СССР в рамках подобного представления выступает сплошным серо-черным пятном.

В ответ на это сторонники СССР, как правило, или начинают обвинять антисоветчиков во лжи – дескать, все это было совершенно не так, подобных вещей в стране быть не могло, это клевета и т.д. (Данный подход, впрочем, сейчас уходит в прошлое.) Или «переводят стрелки» на то, что указанные «мерзости» присущи были не только Советскому Союзу, но в еще большей степени являлись и являются распространенными в иных местах. Скажем, те же очереди есть и в современной РФ, и на современном Западе. Или, например, алкоголизм в советское время смешно даже сравнивать с алкоголизмом в 1990 годы, когда не пили только грудные младенцы. Однако эти обе тактики имеют существенные недостатки. Во-первых, потому, что хотя ложь и присутствует в огромном количестве антисоветских обвинений, все-таки полностью она их не составляет – поскольку, как уже не раз говорилось, в любом обществе всегда присутствуют не только положительные, но и отрицательные явления. Кстати, наличие алкоголизма, «блата», взяточничества, бюрократизма, дефицита и иных отрицательных явлений в СССР никто никогда не отрицал. Скорее наоборот – указанные явления клеймились практически во всех возможных источниках, начиная с газеты «Правда» и заканчивая киножурналом «Фитиль». (Другое дело, что при этом всегда подчеркивалась идущая с ними борьба, о которой антисоветчики предпочитают умалчивать.) Но говорить о том, что в стране живут одни ангелы, которые все делают правильно и не совершают ошибок, никому даже в голову не приходило.

То же самое относится и к отсылке на то, что подобные явления существуют в других странах. Поскольку, существуют-то они существуют – но ведь СССР своими сторонниками позиционируется, как общество более совершенное, нежели все остальные. В этом случае абсолютно логичные аргументы о том, что советское общество было не хуже, нежели другие типы социумов, выглядят слабыми. (Поскольку оно должно быть лучше по умолчанию.) Более того, приводимые в оправдание некоторых «мерзостей советского бытия» возражения о том, что Советский Союз «начинал» с очень слабых позиций, с архаичного аграрного общества, и был вынужден проходить через те процессы, которые в развитых странах к указанному времени давно уже завершились (типа урбанизации), для «любителей серых стен и пропитых рож» оказываются бессмысленными. Поскольку указанных мерзостей это не отменяет в любом случае, и жить в Майами-Лондоне-Париже все равно оказывается лучше, нежели в Москве. (И не важно, что Москве 1960-1970 годов жить намного лучше, нежели в Москве годов 1910.)

* * *

То есть – все оправдания сторонников СССР в подобном плане оказываются бессмысленными. Так что же тогда остается – признать, что, поскольку в стране был алкоголизм, воровство, бедность и разруха, то никаких особых преимуществ перед другими типами социального устройства СССР не имел? Но почему же тогда столько много народа уверены в обратном, почему советская жизнь воспринимается ими несколько по другому, нежели у антисоветчиков? Почему все эти алкаши, хамы, бюрократы и бляди оказываются для них маловажным, равно, как маловажными оказываются обшарпанные стены домов, бесконечные очереди, пропавшие прогорклым маслом коммунальные кухни и прочий «быт»? (Тогда как сегодня то же самое вызывает однозначно отторжение у сторонников СССР так же, как и у его противников.) Ответ на данный вопрос, впрочем, достаточно очевиден – и состоит он в том, что «тогда» было понятно, что все это – временно. Временны убогие бараки, построенные на скорую руку и в недалеком будущем должные быть снесенными. Временны коммуналки с их кухнями, на которых неопрятные женщины «собачатся» друг с другом о всякой ерунде. Временны колдыри, просящие десять копеек на опохмел около магазина. Очереди в магазины тоже временны, равно, как и нехватка в данных магазинах иных товаров.

Причем, эта уверенность основывалась не на пустой вере, а на вполне очевидных же изменениях, происходящих в обществе. Поскольку коммуналки и бараки действительно расселяли, и на их месте возводились кварталы достаточно удобных домов. (Которые, кстати, так же не мыслились, как «вечные ценности» - изначально тем же «хрущевкам» отводили не более полувека существования, после чего они должны были уступить более совершенному жилью.) Неопрятно одетые женщины, как это не удивительно, исчезали так же вместе с коммунальными кухнями –поскольку происходила смена психологии людей на урбанизованную, в рамках которой следить за своим внешним видом становилось нормой. Кстати, именно поэтому исчезали и пресловутые колдыри: ведь молодежь находила для себя множество более интересных занятий, нежели унылое пьянство. Более того, к 1960 годам можно было даже сказать, что исчезло такое, казалось бы, «вековое» явление, как «шпана» - особый слой молодежи, живущий на грани между «цивильной» и «уголовной» жизнью. Уголовщина сделалась маргинальной, и обычный человек стал сталкиваться с ней на порядок реже, нежели, например, в послевоенное время.

Даже с очередями ситуация менялась – как не тяжело в это поверить. В том смысле, что начавшийся переход на т.н. «магазины самообслуживания» привел к тому, что какое-то время покупка «массовых продуктов» стала свободной. Да, указанный процесс серьезно тормозился тем, что количество магазинов были недостаточным, тем не менее, тенденция была налицо. Правда, тут следует указать, что данную тенденцию оборвало проведение т.н. «Косыгинской реформы». После которой у предприятий появилась масса свободных средств, что с одной стороны вызвало резкое увеличение «ведомственного строительства». И, соответственно, изменило соотношение объектов соцкультбыта и жилья. А, с другой стороны, привело «ползучему» увеличение зарплат, неадекватных росту производительности труда. Исходя из этого можно понять, почему к концу 1970 годов ситуация с «дефицитом» и очередями стала снова меняться в худшую сторону. Тем не менее, даже в это время подобная ситуация все еще рассматривалась, как временная, разрешимая – и лишь к концу существования страны возобладало иное восприятие.

* * *

Можно сказать, что основная разница у антисоветчиков и сторонников СССР состоит в том, что первые рассматривают ситуацию «статически», рассматривая «локальную картинку», как нечто, застывшее навсегда. Это, кстати, относится не только к «нашим» антисоветчикам и не только по отношению к Советской стране: например, самый известный пример «торжества статики» - это знаменитый «конец Истории». Да и вообще, можно брать практически любого антикоммуниста, и обнаружить у него представление не только о неких «истинных ценностях», которые существуют изначально и не могут быть изменены – но и об неизменном, в сущности, устройстве мира. Причем, совершенно неудивительно, что наиболее ярко это проявляется у самых «ярких» представителей подобного направления – у фашистов, которые делят вообще все, включая людей на «изначально хорошее», и «изначально плохое». Однако указанные восприятия отличаются не только одним лишь отношением к динамике общественного развития. Не менее важно тут и то, что существующие в рамках «просоветских представлений» люди, как уже не раз было сказано, прекрасно понимают, какие явления окружающей реальности являются системными. То есть, способствующие существованию и развитию социума. А какие выступают проявлением самого главного человеческого врага: Хаоса – то есть, ошибками, неисправностями, болезнями системы.

То есть, все эти алкаши, воры, шпана, бракоделы, проститутки, бюрократы и прочая «шушера» выступают в качестве чего-то инородного по отношению к СССР – хотя многие из них могут существовать исключительно в «советской среде». В биологии подобное явление классифицируется, как паразитизм, как болезнь, поразившую социальный организм – но никак не его необходимая часть. То есть, говоря об «темных сторонах СССР», всегда стоит понимать, что большая часть их на самом деле … к СССР не относятся, выступая для последнего антисистемой, явлением враждебным, но никак не составной частью. Правда, стоит так же понимать, что так же, как болезнь поражает организм потому, что к ней отсутствует иммунитет, так и социальные паразиты могут существовать в обществе только потому, что последнее не имеет действенных механизмов противостояния им. (И, следовательно, если и имеет смысл искать «ошибки СССР», то именно в плане отсутствия указанного иммунитета.) Но это уже совершенно иной вопрос, поскольку разрешим он только на уровне системного рассмотрения – то есть, при учете не внешних, а внутренних факторов.

Впрочем, поскольку подобная тема в данном блоге рассматривалась уже не раз, поэтому тут ее затрагивать не будем. А завершим данный пост констатацией того важного для нас факта, который состоит в том, что все, что указанная проблема понимания сложных система, состоящая в неумении оперировать системными категориями, и часто приводящее к принятие антисистемы за систему – относится не только, и не столько к «вопросам антисоветизма». (То есть – отношению к давно уже исчезнувшему СССР.) Еще более важной она выступает по отношению к текущей реальности, от действий в которой зависит наша будущая судьба. Но это, разумеется, уже совершенно иная тема, о которой надо говорить отдельно…


Tags: СССР. постсоветизм, антисоветизм, общество, социодинамика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 105 comments