anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Коммунизм будет говорить по…

Товарищ Майсурян опубликовал интересный пост , посвященный «самой большой демократии в мире» - то есть Индии. А точнее – особенностям индийской политики. В рамках которой, например, одного из лидеров местных маоистов (наксалитов) Кобада Ганди, только что отсидевшего 8 лет, через три дня после выхода из тюрьмы снова арестовывают. (Можно сравнить это с судьбой российских «оппозиционеров», для которых загреметь под административный арест является признаком «страшных репрессий».) Впрочем, понятно, что самое главное тут вовсе не то, что индийский режим по своей жестокости превосходит путинский – а то, что указанное отношение его к своим противникам показывает серьезность их опасности. Российская «оппозиция», по большому счету, представляет собой разновидность политической клоунады – поэтому никакого особого смысла давить ее нет. Более того - наличие даже таких «противников режима» придает современной российской политике хоть какую-то интригу. (Поскольку иначе она превратилась бы в совсем уж откровенное «болото».)

В Индии же дело обстоит иначе. К примеру, те же самым маоисты-наксалиты не только выступают последовательными критиками современного индийского курса, но и ведут с ним… вооруженную борьбу. Причем, борьбу довольно успешную – в том смысле, что не ограничиваются просто отдельными вылазками, наподобие того, как это делают большинство партизанских отрядов по всему миру, а берут под контроль целые районы. Для убогого постсоветского «левого сектора», кстати, подобная возможность выглядит, как фантастика: на территории бывшего СССР успех может способствовать только ультраправым. Подобную тенденцию тут даже возвели в ранг практически закона мироздания: дескать, эти леваки ничего сделать не могут – в лучшем случае поорать на митинге. (Да и то – крайне редко: в основном срутся друг с другом в интернете.) В общем, коммунизм проиграл и это навсегда. Да здравствует свободная конкуренция и частная инициатива!

* * *

Впрочем, разбирать причины подобного положения надо отдельно, тут же стоит обратить внимание на другое – на то, что за пределами территории бывшего СССР подобные мысли не кажутся абсолютной истиной. Там существуют проблемы поактуальнее пресловутой «нехватки туалетной бумаги лет тридцать назад» вместе с «кровавыми сталинскими репрессиями» – и следовательно, «красные» вполне могут иметь серьезное влияние. Правда, стоит понимать, что даже в этом случае обеспечить себе гегемонию им не удается. Причина проста: с одной стороны, для обеспечения последней необходимо, чтобы в стране были социальные слои, достаточно организованные для того, чтобы участвовать в классовой борьбе. Желательно пролетарские – хотя, в принципе, подойдут и крестьяне, только не деклассированные. Однако выполнение этого условия, понятное дело, требует наличия достаточно развитой экономики – что невозможно без сильного государства. Буржуазного государства. Ну, а последнее, как можно легко догадаться, имеет достаточно средств, чтобы блокировать распространение «красной угрозы» Любыми способами: начиная с военной мощи и заканчивая возможностью гасить наиболее опасные ситуации за счет перекачки средств из других областей.

Именно это и можно наблюдать в Индии. Впрочем, относительно этой страны не менее важен и тот факт, что угнетаемые в ней крайне разобщены. Хотя нет – подобное положение так же присуще практически всем государствам Третьего Мира. Поскольку там, в большинстве своем, модернизация еще не завершена – и создание «единой нации» еще остается скорее благим пожеланием, нежели реальностью. Особо тут стоит сказать и о том, что в большинстве своем указанные проблемы связаны не только с некоей «изначальной отсталостью» - но и с тем, что практически все государства Третьего Мира в свое время были европейскими колониями. И экономика в них выстраивалась исключительно так, как это было выгодно колонизаторами. И не только экономика. Например, в той же Индии до сих пор актуальным оказывается такой архаичный элемент, как кастовое деление. Связано это, разумеется, с почти полуторавековым британским владычеством – во время которого существовавшие до того касты (некий аналог европейских сословий и цехов) – не только не исчезли, но были закреплены и узаконены, как главный элемент политической и культурной системы. Замечу –политический и культурный элемент общества, полагающегося «модернизируемым». (То есть, с одной стороны строились железные дороги, развертывалась некоторая система образования – а с другой шла поддержка дичайшей, по своей сути, системы социального разделения.) Зачем это делалось – понятно: с одной стороны, позволяло упорядочить фискальную систему, а с другой – свести к минимуму возможность восстаний. (Пока еще антиколониальных.)

В результате чего касты настолько прочно «встроились» в культуру, что даже освобождение от колониализма и начало активной «национальной» модернизации не сильно поколебало их. Примерно то же самое можно сказать и про религию, а точнее, религии, которых в Индии множество. Причем довольно часто представители разных культов еще и враждебно настроены друг к другу. (Вражда индуистов и мусульман, к примеру, давно уже стала «визитной карточкой» Индии.) В отличие от европейских стран тут позиции данного института еще очень и очень сильны – на уровне, не понятном нам. (То есть – индийцы верят искренне и крепко, да еще и в крайне архаичные религиозные системы.) В подобном случае говорить о какой-то ни было опасности буржуазии со стороны восставшего народа бессмысленно: пускай локальные протесты вспыхивают то тут, то там, однако на уровне государства наблюдается потрясающая стабильность. Несмотря на нищету, отсутствие у значительной части населения базовых социальных благ – хотя, какие там блага, в Индии даже к чистой воде есть доступ не у всех – и прочие особенности «полутрадиционной жизни».

* * *

Кстати, указанный пример дает прекрасный ответ на не раз уже задаваемый вопрос: почему социалистические и коммунистические идеи не побеждают в странах Третьего Мира? То есть – если с т.н. развитыми странами, вроде, все понятно: там сильные еще отголоски «безопасного общества», связанные с тем, что буржуазия данных государств в свое время была вынуждена «ужать свои аппетиты» под действием «Советской Тени», и дать трудящимся некий минимум благ. В результате чего для последних необходимость классовой борьбы перестала быть жизненно необходимой, и постепенно сошла на нет. (А для выработки ее заново нужно время.) Однако, исходя из этого, в Третьем Мире должна быть потрясающая революционная активность – а ее нет! Для некоторых подобное состояние так же кажется основанием для того, чтобы окончательно «похоронить» коммунизм. Дескать, он не нужен ни богатым (странам), ни бедным.

Однако, исходя из вышесказанного, можно сказать, что это не так. Поскольку сама готовность к народа к революции, его способность восставать за свои права – это еще не все. Для революционной ситуации нужно и нечто иное. Впрочем, классик сказал все это еще сто лет назад: «Для революции недостаточно того, чтобы низы не хотели жить, как прежде. Для неё требуется ещё, чтобы верхи не могли хозяйничать и управлять, как прежде.» То есть, необходимо, чтобы буржуазное государство лишилось возможности разделять народ и локально гасить возмущения. Именно это и произошло с Российской Империей в 1917 году. Кстати, примерно до указанной даты Россию мало кто вообще предполагал в качестве страны будущей Революции. Скорее наоборот – она виделась этаким «сонным болотом», в котором нищий и темный народ веками мог страдать под гнетом помещиков и капиталистов. Иногда – а точнее, почти всегда – вспыхивая отдельными точками восстаний, но, в целом, оставаясь огромной инертной массой.

И аргументы против возможности Русской Революции тогда приводили практически те же самые, что сейчас приводятся против Революции в Индии или другой стране Третьего Мира. Российская Империя казалась колоссом, непоколебимым и неразрушимым – чей не Франция какая-нибудь! Напротив, пресловутый «русский паровой каток» - то есть, огромная управляемая из Петербурга масса солдат, готовых идти на смерть ради своего Императора – выглядела для европейских политиков очень удобным инструментом для решения своих задач. «Россия не нуждается в работе с массами, достаточно подкупить «хозяев», и огромная страна окажется в нужных руках» - именно так думали о русских европейские властители в то время. . (Да-да, практически то же самое сейчас говорят об индусах.) Впрочем, «свои» считали примерно то же самое: главное в России – образованные сословия, а народ – вторичен. И только небольшая группа российской интеллигенции имела иное мнение – и боролась за развитие революционного духа в народе. Впрочем, и им начинало казаться, что этот путь, в общем-то, бессмысленен – поднять массы никак не удавалось. В результате часть революционеров ушла в «индивидуальный террор», часть разочаровалась во всем. Казалось, что ничего хорошего тут, в «Азиатской деспотии», быть не может. Слишком темен народ, слишком забит он и затравлен…

* * *

Однако время показало, что подобное представление ошибочно. А точнее – неполно, поскольку не учитывает один важный фактор: то, что история человечества, в общем-то, охватывает весь мир. В результате чего социальные процессы в одной стране оказываются связанными с подобными процессами в других странах – образуя ту самую Цивилизацию, о которой так много говорят и так мало знают. В итоге если «изолированно» Российская Империя действительно представляла собой колосс, непоколебимый в своей устойчивости – то в «международном плане»… В общем, оказалось, что Ленин с его теорией «слабого звена» - величайший мыслитель в истории человечества, а те, кто считал его мысли глупыми и оппортунистическими – люди, ничего не понимающие в социодинамике. И Революция произошла именно в России – вопреки всему «формальному марксизму». И не марксизму тоже…

Причина этого проста: вступив в Мировую войну, Российская Империя очень быстро израсходовала все свои ресурсы – в том числе, и те, что шли ранее на поддержание стабильности. Оказалось, что она была не «паровым катком», а колоссом на глиняных ногах – и вся ее воображаемая мощь рухнула за несколько месяцев. В результате накопленная классовая ненависть масс, связанная и структурированная мощным рабочим движением во главе с большевиками, смогла сделать то, что казалось невозможным. Впрочем, разбирать Русскую Революцию надо отдельно – поскольку вопрос этот очень и очень сложный. Тут можно отметить лишь то, что ключевым моментом для не стало именно включение в Первую Мировую войну. Причем, включение неизбежное.

Вот тут-то и лежит ключ к пониманию природы Революции вообще – в плане ее места в динамике социального развития. Еще раз: огромная страна, населенная нищим и забитым народом, но имеющая развитые очаги промышленности – что означает мощный рабочий класс. И одновременно развитое революционное движение, множество людей – причем, зачастую очень умных и образованных – готовых отдать свою жизнь за народную свободу. И одновременно –мощный государственный аппарат, не дающий всему этому развернуться и создающий иллюзию «вечного колосса». Именно таковой была «закваска» Революции, тот самый бульон, в котором вызревали ростки «нового мира» - вопреки всем филистерам, что твердили об обратном. И наконец – участие данной страны в Мировой войне, причем, с неясными перспективами – но ясной ролью «пушечного мяса» для западных держав. Что, в конечном итоге, и привело к известным событиям.

Кстати, забавно – но в подобном плане Индия начала XXI века выглядит чуть ли не полным повторением Российской Империи начала XX. Там есть все – и нищий темный народ, и мощная промышленность (дающая пролетариат и интеллигенцию) – данная страна находится на третьем месте по ВВП. (Кстати, это отличный пример всех «хрустобулочникам», любящим показывать достижения Империи – дескать, какую страну потеряли! Поскольку на примере Индии можно хорошо увидеть, что третья мировая держава может иметь нищее и страдающее большинство населения.) И давние традиции революционной борьбы. И, наконец, однозначная ориентация индийского руководства на Запад – в перспективе, неизбежно приводящая его к тому, чтобы стать основным поставщиком «пушечного мяса». Кстати, наивные мечты о том, что данная страна станет «альтернативой» США, столь любимые нашими патриотами, упорно разбиваются о реальность – индийское руководство, в отличие от того же китайского, отнюдь не желает начинать борьбу за передел мира. Напротив, оно прекрасно понимает, что именно в текущей конфигурации у него есть максимум возможностей. В результате чем дальше, тем сильнее становится проамериканская ориентация Индии – несмотря на все заигрывания с Россией и Китаем.

Между прочим, подобное поведение есть практически чистая калька с поведения той же Российской Империи – политика которой к концу XIX началу XX неминуемо стала вторичной по отношению к политике Европы. Хотя еще недавно казалось, что наша страна – чуть ли не главный игрок в мире. Причина банальна – экономика! Невозможно быть независимым, имея экономику, не просто тесно связанную с Западной, но вторичную по отношению к ней. Именно поэтому Индия в будущей войне обречена выступить с однозначно прозападной позиции. (Впрочем, у нее – так же как у России начала XX века – есть и свои локальные интересы, противостоящие интересам претендента на мировую гегемонию. То есть – Китая. В этом плане БРИКС действительно мертворожденное явление, должное вскоре сгинуть – сменившись на более рациональны предвоенные «политические блоки».)

* * *

Ну, а о том, что будет потом – надо говорить отдельно, поскольку тема эта очень и очень сложная. Да и вообще, надо же оставлять людям возможность для интриги! Впрочем, в любом случае вероятность Индии стать одним из оснований «общества будущего» очень и очень велика…


Tags: Индия, Третья Мировая, исторический оптимизм, классовая борьба, революция, смена эпох, социодинамика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 100 comments