anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Category:

«Семейный труд» в политэкономическом плане

В прошлом посте, посвященном «женскому вопросу», была затронута довольно интересная проблема. А именно, вопрос о т.н. «домашнем труде» и о том месте, который он занимает в системе общественного производства. Поскольку именно эта проблема, по сути, и является основанием для существования современного «феминизма» - явления, как уже не раз говорилось, не сказать, чтобы полезного, разделяющего трудящихся к вящей радости «хозяев». (В отличие от феминизма исторического, выполняющего полностью противоположную функцию.) Ведь современные «феминистки» основной свой акцент делают как раз на том, что женщина в семье выполняет роль «обслуживающего персонала», стирая-готовя-убирая за «мужскими шовинистическими свиньями». (Правда, сейчас, в связи с определенным кризисом семьи в т.н. «развитых странах» и снижением числа семейных женщин «феминизм» начал переносить акцент на пресловутый «харрасмент». Но это является всего лишь попыткой сохранить влияния в «верхних кругах общества», где традиционные «проблемы феминизма» перестают играть важную роль – а «крутящиеся средства» весьма велики.)

Но, в целом, основанием для существования указанного «течения» выступает именно указанная проблема. И именно поэтому грамотный разбор ее является для современного левого и коммунистического движения крайне необходимым – так как позволяет снизить опасность раскола трудящихся по «половому признаку». Ну, в самом деле, если – как это утверждают «феминистки» - женский бесплатный домашний труд нужен для обслуживания мужчин, то какой смысл женщинам выступать вместе с ними против «внешнего врага»? Не лучше ли в подобном случае просто ликвидировать подобное явление, и пусть эти «шовинистические свиньи» потонут в грязи и умрут с голоду? А работодатель – да что работодатель? Он всего лишь 40 часов в неделю отбирает…

* * *

Правда, тут возникает еще одна серьезная проблема. А именно – что делать с детьми? В смысле – как рассматривать труд по уходу за ними? Конечно, возможно было бы перенести эти затраты на ребенка в будущем, объявив, что он должен вернуть своим родителям те блага, что он получил в процессе «выращивания». (Руководители пенсионных фондов при этой мысли должны умильно улыбаться и потирают руки в предвкушении.) Но, к счастью, до подобного маразма мало кто доходит. Тем не менее, стоит признать, что вопрос о «домашнем труде» до сих пор остается открытым – в том плане, что непонятно: кто для чего и как тут трудится, и кто выступает выгодоприобретателем данного явления. Впрочем, при внимательном рассмотрении, можно увидеть, что основная трудность тут связана исключительно с выбором уровня рассмотрения. То есть – с тем, что обыкновенно семейные проблемы рассматриваются на уровне семьи, не затрагивая проблем производства. Если же сделать это на уровне всего общества, то окажется, что никаких трудностей тут нет, и все очень и очень просто. (Так же, как в физике – при «неправильном» или традиционном выборе «системы отчета» мы получаем сверхзапутанные эпициклы, разбираться с которыми могут только «избранные». А при верном – совершенно стройные, легко рассчитываемые и изящные эллиптические орбиты, доступные каждому школьнику.)

То же самое можно сказать и про проблему «семейного труда». А именно – перейдя к рассмотрению его в рамках системы общественного производства, можно без труда увидеть, что относится этот вопрос ни к чему-нибудь, а к проблеме воспроизводства рабочей силы. Последняя же, как известно, выступает необходимым компонентом в процессе «настоящей» трудовой деятельности. То есть – той самой, где и получается альфа и омега современного классового общества: прибавочная стоимость. Последняя, можно напомнить, есть разница между произведенным работником прибавочным продуктом и затратами, необходимыми для его производства. В том числе, и стоимостью рабочей силы. Той самой, которую капиталист выплачивает работнику в виде заработной платы, и которую он стремится, по возможности, уменьшить. (Поскольку чем меньше зарплата, тем больше те средства, которые остаются у капиталисту «на руках», и которые он может потратить на конкуренцию. А значит, те из «хозяев», которые платят больше, в общем случае, проигрывают.)

Ну, а цена этой самой рабочей сила зависит, как известно, от двух факторов. Во-первых, от необходимых затрат на ее поддержание. То есть – работник должен, как минимум, есть, пить и где-нибудь спать. Если он это делать не сможет, то будет слабеть, болеть, и, может быть, даже умрет – то есть, окажется неспособным выполнять свою работу. А какой толк хозяину с мертвого сотрудника? Одни траты на похороны. То есть, поскольку выживание есть для человека необходимое условие существования, то в целом – для относительно длительных стратегий – зарплата должна обеспечивать, как минимум, возможность восстановления сил после тяжелого труда. А еще лучше – хоть какое-то, но развитие. Тем более, что если работники обладают хоть минимальным пониманием ситуации, то они могут признать ситуацию, когда зарплатам дает возможность только выживать, ненормальной. И потребовать повышения ее до хоть как-то приемлемого уровня. Причем, как известно, этот уровень может быть довольно высоким…

Вот чтобы этого не случилось, для хозяина жизненно важно, чтобы работников было больше, нежели рабочих мест. То есть – чтобы была конкуренция за право осуществлять трудовую деятельность, в рамках которой выплаты на содержание рабочей силы были бы минимальными. Именно поэтому ему необходима высокая рождаемость. То есть – от появления ребенка выигрывают, в целом, именно хозяева производства. (Ну, и само производство.) Хотя доказать это можно еще проще – предположить, что дети не рождаются. В подобном случае после неизбежной смерти «старых» работников капиталист потеряет возможность получения прибавочной стоимости – потому, что работать станет просто некому. Впрочем, для сложного производства важно не просто рождение – но и получение будущим работником некоторой квалификации. Т.е., образование. При учете того фактора, что высококвалифицированный труд – в общем случае – приносит большую прибавочную стоимость, нежели низкоквалифицированный – нетрудно понять, что это самое образование и вообще, воспитательный процесс есть важнейший фактор, обеспечивающий функционирование современного общества.

* * *

Получается, что пресловутый «домашний труд» не оказывается неким «домашним трудом в вакууме» - а опосредованно влияет на труд производительный. В том смысле – что позволяет компенсировать часть затрат на поддержание существующей рабочей силы, а так же, создавать рабочую силу новую. В итоге можно сказать, что главным бенефициаром тут выступает владелец производства, который, во-первых, может позволить себе некую экономию на зарплате за счет бесплатного домашнего труда. (Если бы работник нанимал уборщиц, обедал в столовой и т.д. – то его «необходимый минимум» был бы больше. Правда, это, в целом, относится к «дотехнологической эре» - когда, например, приготовить обед было реальной проблемой. А стирка превращалась в серьезное мероприятие – благодаря чему затраты на прачечную были немалой статьей расхода. Но даже теперь указанные затраты сил на домашнее хозяйство не равны нулю.) Ну, в во-вторых, не стоит забывать, что само появление новых работников так же связано с пресловутым «семейным трудом».

В подобной ситуации само отрицание наличия указанного «труда» есть действие, однозначно играющее на руку хозяевам производства. То есть – с точки зрения левых недопустимое. Что же касается проблем с «неполитэкономичностью» указанных действий – то есть, с тем, что данный «труд» не является трудом в классическом понимании, т.е., действиями по созданию прибавочного продукта – то это решается изначальным оговариванием данной особенности. (Я, например, использую кавычки – равно, как и в любом другом случае, когда приходится пользоваться неподходящей терминологией. В современной науке об обществе вообще, существует огромная проблема, связанная с тем, что политэкономия выступает «негласно запрещенной» наукой из-за своего неизбежного тяготения к марксизму. Ну, а все остальное есть всего лишь способ обхода «недопустимых областей» - то есть, того, что может привести к указанному «тяготению».)

Впрочем, это уже частности на фоне того, что дает понимание настоящих причин «двойной эксплуатации» женщин, а так же – путей к ее устранению. Последний вопрос, кстати, достаточно интересен еще и тем, что при игнорировании его в процессе социалистического строительства создает возможности для сохранения «криптокапиталистических» отношений, а так же, исходящей от них опасности. Этот вопрос, кстати, неоднократно поднимался той же Завацкой, которая обращала внимание на то, что в позднесоветское время вместо процесса обобществления «домашнего труда» - в смысле, перекладывания его на общество (которое, после отмены частной собственности на средства производства и стало главным бенефициаром прибавочной стоимости) – происходило обратное. В том смысле, что общепринятым стало мнение о необходимости повышения роли семьи: и в плане воспитания детей, и в плане обеспечения воспроизводства рабочей силы. (То есть: домашнее питание, домашняя стирка и даже – домашний пошив и ремонт одежды. Вплоть до домашнего выращивания овощей.) Разумеется, это казалось выгодным и, практически, бесплатным – а технологическое развитие маскировало затраты труда. Но в «политэкономическом плане» подобный путь оказался существенной ошибкой, приведя к росту отчуждения граждан от социума – что стало одним из оснований для реставрации капитализма.

* * *

Именно поэтому коммунистам всегда следует помнить о том, что не существует «несущественных областей». Не важно – будь это сфера услуг, образование или «семейная жизнь», поскольку в любом случае, отказ от «коммунизации» их неизбежно ведет к зарождению и развитию там частнособственнической заразы. Впрочем, как можно догадаться, эти вопросы относятся к будущим временам. К современности же, как уже сказано, относится необходимость недопущения стравливания одних групп трудящихся с другими, не важно, делается это под националистическими, расистскими или «феминистическими» лозунгами. Ну, и разумеется, необходимость разъяснения, кто и как извлекает прибыли из страданий большинства. В том числе – и женщин…


Tags: классовая борьба, классовое общество, левые, мужчина и женщина, социодинамика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 214 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →