anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

О важности «исторического оптимизма» и его роли в жизни людей. Часть третья

Итак, биологическая эволюция развивается в направлении повышения адаптивности организма к изменениям окружающей среды. Только и всего. Но именно это, в конечном итоге, приводит к появлению явления, которое мы привычно называем разумом. То есть – особого способа взаимодействия с этой самой средой, состоящем в том, что будущие действия организма вначале моделируются в некоей виртуальной модели реальности, выстраиваемой в человеческом сознании. И лишь потом реализуются в «физическом пространстве». Подобный метод взаимодействия именуется труд, и является первым базовым свойством разума, как такового. Из этого первого базового свойства, впрочем, вытекает и второе – а именно, тот факт, что развития «виртуализации» окружающего мира в конечном итоге позволяет перейти от индивидуальных моделей (т.е., существующих в отдельно взятой голове) к моделям «многопользовательским». Т.е., охватывающим некоторое множество разумных существ, соединенных общей системой коммуникации. Причем, первоначально даже невербальной. (Характерным примером подобного можно назвать пресловутые «ритуальные танцы» первобытных племен, на самом деле выступающие моделью будущей охоты – и приводящие к отработке слаженных коллективных действий.)

То есть, существование человека с самого начала оказывается неразрывно связано не просто с трудом, а трудом коллективным. Именно этот метод взаимодействия с миром и делает его, по сути, «царем природы», позволивший данному, биологически довольно слабому, виду занять самый верхний этаж пищевой пирамиды, проникнуть практически во все экологические ниши (вплоть до циркумполярных) и увеличить продолжительность жизни в разы относительно «экологической нормы». (А численность – вообще, на порядки.) Поэтому можно сказать, что человек, по сути, и есть коллективный труд – а коллективный труд и есть человек. И совершенно естественно, что отсюда вытекает теснейшая связь жизни подобного существа и способа его коллективной организации. То есть – первичность социальности в человеческой жизни.

* * *

Однако подобная особенность – согласно диалектичности нашего мира – порождает не только огромные возможности. Она же ведет и к противоположному – к тому, что человек начинает испытывать помимо страданий «природных» (т.е., связанных с его принадлежностью к биологическому миру) еще и страдания социальные. Возникающие от необходимости тесной интеграции в систему описанного общего труда. Дело в том, что биологически homo sapiens – как можно легко догадаться – вряд ли может рассматриваться, как существо, оптимизированное под коллективные действия. «Естественная» социальность приматов, в целом, не очень велика – и за пределы нехитрых действий по совместному продолжению рода обыкновенно не выходит. (Тут даже многие хищные млекопитающие, с их методами коллективной охоты, оказываются более развитыми.) В результате чего, вытекающее из подобной особенности противоречие приводит к необходимости полного подавления всех «естественных» моделей поведения. То есть, пресловутых «инстинктов» - которые, разумеется, формально не инстинкты, но именуются именно так – которые заменяются на некоторые «искусственные» практики. (Те самые тотемы и табу, а так же на иные элементы мифологии.) Надо ли понимать, что это так же приводит к росту Инферно – на этот раз «психологического». (Который, впрочем, ниже, нежели уменьшение Инферно биологического.)

Впрочем, это все еще ничего по сравнению с главным источником страданий, связанных со взрывным ростом разделения труда, приводящего в конечном итоге к возникновению классового общества. Одно обращение человека в раба - instrumentum vocale – чего стоит! Не менее страшным явилось и появление собственнических конфликтов – преступлений и войн, которые в течение тысяч лет уносили огромное число жизней. Тем более, что последующее появление деления на «управляющих» и «управляемых» позволили вообще исключить любые угрозы последним, позволив им полностью переложить все проблемы на «нижестоящих». В результате эскалация указанных конфликтов вышла на титанический уровень – как, например, в случае Мировых войн.

Впрочем, обо всем этом уже не раз говорилось, так что особо останавливаться на том, что «подарило» человеку классовое общество я не буду. Да и вообще, «исторический оптимизм» ведь состоит не в том, что человек постоянно испытывает страданий – начиная с «биологических» и заканчивая «социальными». А совершенно в противоположном – в том, что эти страдания со временем уменьшаются. Но как и почему? Ведь, как сказано выше, с развитием системы коллективного труда с высоким уровнем разделения – то есть, того, что и сделало человека «хозяином природы» - повышение уровня Инферно неизбежно. Тем не менее, дело обстоит именно так – и связано с это с той же самой особенностью нашей Вселенной, что и уже указанное развитие живой природы. А именно – с тем, что оптимальной стратегией выживания, в конечном счете, является максимально возможное предсказание будущих изменений. Только совершенное уже не живым организмом на основании «генетической памяти», а основанной на упомянутой выше системе «коллективного разума», связанной с коллективным трудом.

В результате чего социум, максимальным образом использующий т.н. «длинные стратегии» - то есть, выстраивающий свои действия на основании указанного предсказания – всегда будет иметь преимущества в плане адаптации к реальности. И наоборот – «короткостратегичное» общество, построенное на деструкции, на разрушении и утилизации уже созданного, оказывается короткоживущим. Просто потому, что оно неизбежно уничтожает базис самого человеческого существования – систему совместного труда – и поэтому может существовать только на богатом «субстрате», созданном ранее. Стоит этому «субстрату» истощится – и инфернальный социум неизбежно рухнет, унося в небытие всю совокупность «черных стратегий» вместе со своими носителями. Так что известное утверждение о том, что «добро всегда побеждает зло» - в целом верно.

* * *

Правда, как и в случае с живыми организмами, указанный выигрыш «конструктивных практик» проявляется исключительно для «больших систем» и «больших периодов». Ведь так же, как отдельный человек может быть легко убит примитивной бледной спирохетой, так же и сложная система коллективного разума – например, наука – может быть легко уничтожена простым по своему поведению индивидом. Условно говоря, любой варвар с копьем может с легкостью перебить мыслителей и сжечь библиотеку. (Ну ладно – толпа варваров.) Однако в общесистемном плане подобное поведение оказывается менее выгодным – в том смысле, что тот социум, что имеет развитую систему миропонимания, как правило, имеет и соответствующие возможность «миропользования». То есть – может позволить себе более совершенно применять окружающую реальность в своих целях. Именно поэтому наличие той же научной мысли, в целом, оказывается выгодным – поскольку потенциально позволяет увеличить свой экономический и промышленный потенциал. Да, разумеется, только при наличии целого ряда сопутствующих условий – но ведь в ином случае и это не поможет.

Впрочем, это касается не только системы научного знания – но и множества иных вещей, связанных со способностью действовать по «длинным стратегиям». Все они выглядят не слишком привлекательно для отдельной личности – однако для социума оказываются критичными. Ну, а если упомянуть еще раз, что человек может существовать исключительно в социуме, то станет понятным, почему, несмотря на бесчисленное количество падений и катастроф, в конечном итоге человечество движется, все же, по направлению прогресса. И одновременно с этим, кстати – почему практически всегда и везде для каждого конкретного человека жизнь воспринимается, как процесс роста страданий. Даже если в реальности наблюдается обратное. (Именно поэтому разного рода воспоминания и мемуары можно воспринимать только очень критически.) Впрочем, как можно догадаться, системное все равно оказывается сильнее частного – в итоге даже жизнь индивида в современном мире оказывается, в общем-то, гораздо приятнее, нежели лет триста назад. Несмотря на все войны и катастрофы.

Однако только указанным улучшение дело не ограничивается – поскольку существует еще и более фундаментальные изменения. Те самые переходы количества в качество, над которыми так любили смеяться в позднесоветский период. Хотя в реальности ничего смешного тут нет: например, как уже было сказано, появление разума сделало возможным значительное увеличение времени жизни даже отдельного человека. (За счет исключения его из пищевых цепочек.) То же самое можно сказать и про социум в целом – в том смысле, что вполне представим момент, в котором уровень развития окажется таковым, что «коллективный разум» сможет полностью ликвидировать то самое «социальное Инферно», производимое разделением труда. (Собственно, это и будет коммунизмом.) Кстати, интересно, что после данного изменения вполне возможным становится снятие следующего – психологического – слоя страданий, ну, а потом вполне возможно, что и до биологического руки дойдут...

* * *

Впрочем, все это нам, живущем в мире социального ужаса, не особенно интересно – поскольку вначале надо сделать хотя бы первый шаг, и убрать хотя бы самые очевидные и бессмысленные проявления зла. Особенно сильные, когда «социальное Инферно» разворачивается в «полную силу» - как в случае с Мировым войнами. (Так что смешны люди, пытающиеся «спорить с природой» в условиях, когда 99% всех бед приносит именно текущая организация общества.) То есть, возвращаясь к поставленной теме, можно сказать, что «исторический оптимизм» определяется, во-первых, тем, что существует возможность построения социума, имеющего более совершенное устройство – в плане возможности использования более «длинных стратегий». (Которые одновременно – и менее инфернальные, приводящие к снижению уровня страданий.) А, во-вторых, тем, что именно в указанном направлении человеческая цивилизация развивается последние несколько тысяч лет – двигаясь от крайне инфернального рабовладельческого общества к менее инфернальному капиталистическому. Так что нет никакой причины для того, чтобы не был сделан следующий шаг.

Собственно, именно данная особенность нашей цивилизации – связанная с особенностью эволюционного развития, как такового – и является основанием для того, чтобы быть уверенным в направленности прогресса. Который является не прихотью отдельных лиц, и даже не следствием каких-либо планомерных действий – а вытекает напрямую из базовых свойств Вселенной. Так что, хочется это или не хочется, а перехода к более совершенному миру не избежать.

Вместе с осознанием того, что именно совместный труд по преобразованию Вселенной, основанный на «длинных стратегиях» и является наиболее приемлемым для человека занятием…


Tags: исторический оптимизм, смена эпох, социодинамика, теория инферно
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 46 comments