anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Category:

Еще раз про образование. Часть вторая

Итак, в прошлой части было показано, что основной проблемой современного образования является то, что оно не выполняет свою главную функцию. А именно – не производит «расколдовывание мира» - то есть, превращение сложной и произвольно устроенной окружающей реальности в стройную, логичную, а главное – познаваемую систему. Последний критерий «расколдованного мира» самый важный – поскольку именно с ним обыкновенно и происходит путаница. В том смысле, что полагается, будто образование должно обеспечивать не познаваемый мир, а познанный. Эта самая ошибка и является критической в плане осознания и управления развитием образовательной системы. Поскольку в результате ее и возникает основное «обвинение» отрасли, которое состоит именно в том, что она не дает полного представления о всех особенностях окружающего бытия.

Хотя в реальности было бы смешно – если бы давало. Поскольку это самое бытие, по определению, настолько сложно и многогранно, что «забить» его даже относительно простую модель не только в школьный, но и в университетский курс, не представляется возможным. Однако именно эту достаточно очевидную и простую вещь критики «классической» образовательной системы почему-то отказываются понимать. (Впрочем, их непонимание так же понятно – но об этом будет сказано отдельно.) Пока же стоит отметить, что именно исходя из указанного восприятия вот уже несколько десятилетий идет непрерывный процесс атаки на «классическую» образовательную среду в виде перехода к системе «обучения необходимым в жизни навыкам».

Основная идея подобной концепции состоит в том, что большинство знаний, даваемых средней – да и высшей – школой в реальной жизни неприменимы и существуют исключительно в силу традиции. Ну, в самом деле, зачем человеку необходима тригонометрия? (О том, что в той же инженерной практика синусы да косинусы присутствуют в каждой второй формуле, пока опустим.) Или, скажем, знание пищеварительной системы дождевого червя. А уж то, как звали лошадь Вронского чем Чацкий отличается от Молчалина вместе с запоминанием стихотворений русских поэтов позапрошлого века вообще кажется верхом «тридиционной идиотии». В самом деле, что нам Гекуба – точнее, Наташа Ростова вместе с Иваном Карамазовым? Гораздо важнее, ежели ученик научится делать то, что ему пригодится в будущей жизни – например, писать резюме, заполнять налоговую декларацию и считать сложные проценты…

* * *

Подобная идея, в принципе, господствует в общественном сознании вот уже лет тридцать, а может – и больше. Другое дело, что адекватных попыток реализовать ее до сих пор не наблюдается – по крайней мере, в нашей стране. В результате чего в средней российской школе до сих пор еще можно наблюдать остатки прежней системы – правда, до предела изуродованной разного рода «современными программами». По крайней мере, выбрасывать «ненужную» тригонометрию пока не решаются, ограничиваясь лишь определенной «специализацией» в выпускных классах. То же самое можно сказать и про высшую школу, где, несмотря на декларируемую приверженность «болонской системе», в реальности все ограничивается только идиотским разделением единого образовательного процесса на бакалавриат и магистратуру. (Ну, и соответствующим ростом бюрократизации, разумеется.) К реальной реализации пресловутой «мобильности» - на которой и основано «болонское образование» мало кто приступает.
Что, впрочем, есть абсолютное благо, поскольку – как уже не раз говорилось – того уровня идиотизма, что «нормален» для «развитого мира», РФ просто не вынесет.

И уже «не выносит» – в том смысле, что четверть века непрерывных действий по «совершенствованию образования» привели к вполне закономерному результату в виде катастрофического падения его уровня. Причем, в последнее время это падение однозначно ускоряется – что связано с «естественным уходом» старых советских учителей и вузовских преподавателей, неявно придерживавшихся прежних представлений и норм. Что же касается пресловутого «невероятного прогресса», якобы сопутствующего современному миру – с его господством «креативности» и «свободного мышления» в противовес «совковой образованности» и «бессмысленным знаниям» - то при внимательном рассмотрении становится понятным, что это все фикция. В том смысле, что в 99% случаев под видом «новых прорывных технологий» скрывается банальное желание производителей заработать как можно больше денег. (И для этого вместо «старого» программного или аппаратного обеспечения выпускающих почти такое же – но несовместимое с прежним.)

Впрочем, конечно же, определенные изменения в реальном технологическом плане так же происходят. Вот только считать подобное состояние присущим исключительно современному времени было бы глупо. Дело в том, что технологическая гонка, как таковая, была присуща всему ХХ веку вообще, а его послевоенному времени в особенности. Более того, можно сказать, что эти темпы в указанное время были выше, нежели сейчас. К примеру, что могут сказать «фанаты современного прогресса» на скорость смены типов – не конструкций даже – тех же самолетов начиная с 1910 годов! А ведь всего за полвека – условно с 1905 по 1955 года данный конструкции прошли путь от убогих «этажерок» из палок и перкаля – до сверхзвуковых реактивных аппаратов! А теперь вспомните аэропланы 1967 года – и их отличие от современных? А ведь ровно то же самое можно сказать и про другие области. Если, к примеру, взять ту же электронику (которую обычно приводят в качестве доказательства быстрой смены технологий), то в ней в свое время буквально за 20 лет (!) можно увидеть несколько совершенно различных поколений. Условно говоря, с 1960 по 1980 год основой тут побывали: радиолампы, дискретные транзисторы, транзисторные сборки (это, ладно, мелочь), интегральные схемы низкого уровня интеграции, интегральные схемы высокого уровня интеграции, СБИСы (сверхбольшие интегральные схемы). А ведь это только вопрос элементной базы – при том, что в это время, например, произошел переход от преимущественного доминирования аналоговой техники к активному внедрению микропроцессоров.

Можно сравнить это с современным миром, где «необычайным прогрессом» именуют смену микропроцессоров одного типа на микропроцессоры другого типа? И ведь это в действительно развивающейся отрасли – поскольку в иных местах речь идет чуть ли не исключительно об изменении внешних форм. Да и то не сильно – скажем, автомобиль 2017 года почти ничем не отличается от автомобиля 2000 года, а о разнице в дизайне смартфонов за последнее десятилетие даже говорить смешно. Впрочем, что там автомобили и смартфоны – даже в моделях одежды особой разницы между прошлым десятилетием и нынешним не наблюдается. (Да, «тренды» меняются каждый месяц – но это именно тренды, основная концепция остается неизменной, и в течение нескольких лет мода возвращается на круги своя. Можно сравнить это с тем, что творилось в 1960-1980 годах, когда каждое предыдущее десятилетие радикально перекраивало все и вся.)

* * *

То есть, если присмотреться внимательно, то можно понять, что с «мобильностью» у лиц, получивших «классическое» образование в 1910-1970 годах, было все нормально. Они – вопреки адептам «современной образовательной школы» – никаких проблем с обретением новых знаний и умений они не испытывали. (А даже если и испытывали – то успешно справлялись с ними.) Более того, события радикального изменения жизни в 1990 годах – имеется в виду, конечно, постсоветское пространство – показали, что выпускники советских школ и вузов оказались способными к еще более радикальной смене деятельности. Бывшие инженеры и научные сотрудники успешно становились бизнесменами и менеджерами. Правда, надо понимать, что это был однозначный «даунгрейд», в смысле, упрощение деятельности, и «обратный кульбит» - то есть, превращение из менеджера в инженера – оказывается невозможным. Тем не менее, стоит признать, что никакие «устаревшие знания» не помешали им полностью поменять свою жизнь. Как, впрочем, не мешали и осваивать намного более значимые новые методики и технологии в 1950-1980 годах.

Более того, «классическая» система образования, господствовавшая в мире где-то до 1990 годов, вообще, никому ничего не мешала – а точнее сказать, однозначно помогала – в условиях реально ускоряющегося прогресса. Просто потому, что – вопреки господствующей сейчас концепции – она изначально «настраивала» человека на единственно возможный способ существования в указанных рамках. На непрерывное усвоение новых знаний.

Поскольку, несмотря на все обывательские представления, даже сто лет назад вряд ли было возможным рассчитывать на то, что человек, раз получив знания, мог надеяться никогда больше не возвращаться к данному процессу. Мне вообще тяжело понять, откуда взялась подобная «картина» в головах любителей «образовательных реформ». Точнее, конечно, понятно откуда – но все равно, сложно принять, что люди могут так откровенно не видеть то, что находится у них буквально перед глазами. А именно –тот факт, что «единожды выбранная профессия» вовсе не означает один раз тупо заученный навык, а, скорее, наоборот – выступает следствием непрерывной работы по освоению нового материала. И что отсутствие «формальной бумаги» о данном изменении вряд ли может быть признано определяющим признаком «низкой мобильности». (Если честно, то это скорее бесконечные дипломы и сертификаты современных «специалистов» должны вызывать сомнение: если человек только и делал, что посещал бесконечные курсы и семинары и сдавал бесчисленные экзамены, то когда ему было заниматься своими прямыми обязанностями?)

Так что следует признать, что это, скорее, выпускники современной, стимулирующей «мобильность» и «креативность» образовательной системы оказываются неспособными самостоятельно отслеживать изменения в технологической или иной сфере. Что именно для них, получавших только «необходимые для жизни» умения, эта самая жизнь оказывается проблемной – причем, судя по всему, на Западе данная тенденция проявляется еще шире, нежели у нас. Поскольку именно там, где в школах все меньше дают «ненужной тригонометрии», и все больше – жизненно необходимых навыков заполнения резюме и вычисления выгодного варианта кредита, а вузовскую систему давно уже «перекроили» на «болонским манер» - можно увидеть примеры потрясающего непонимания собственной же выгоды. Как это происходит с «зелеными технологиями», которые оказываются невыгодными абсолютно всем. (За исключением узкого круга «заинтересованных лиц». Что самое смешное, эта самая «зелень» может нести, а точнее – несет – больший вред природе, нежели традиционные способы работы. В системном плане, разумеется.)

* * *

А причиной всего этого выступает отсутствие того самого «расколдовывания мира», о котором было сказано в самом начале. В том смысле, что для современного человека, образованного в рамках концепции «компетенций» - то есть, отдельных навыков, не связанных в единую систему – само понимание системности и взаимосвязанности оказывается невозможным. Точнее сказать, его можно выучить «системному подходу» - что подтверждается наличием «специально» изучающих «системность» людей, и «специально» сконструированных под «системный подход» методик. Но понять, что указанное свойство имманентно присуще всему окружающему миру, ему будет очень и очень тяжело. В то же время, как человек недавнего прошлого, сам не зная того, оказывался вполне способным к этому самому «системному пониманию».

Да, конечно же, это не говорит о том, что подобное было возможно всегда и не везде, поскольку «классическое» образование имело и серьезные, а точнее – серьезнейшие недостатки. К которым, прежде всего, относится вопрос мотивации: поскольку реально понять, зачем надо изучать все эти матемитики-физики-химии-литературы и т.д. – было действительно сложно. Именно поэтому для подавляющего числа людей большая часть «классической системы» оказывалась не принятой, и вследствие этого, «глубина системности» недостаточной. Но, во-первых, в данном случае существовала хотя бы возможность получения хоть какого-то представления – которое, все-таки, проявлялось в будущем. А, во-вторых, даже в том случае, если учащийся реально «забивал» на учебу, он мог использовать свое время для других полезных занятий. Даже банальное «гоняние мяча во дворе» впоследствии проявлялось благом в виде «накопленного здоровья», ну, а более осмысленные хобби тем более. Сравнивать это состояние с современным, когда человек до самого конца жизни должен усваивать пресловутые «компетенции», которые, кстати, устаревают чуть ли не к завершению момента обучения, просто смешно. (То есть, особой разницы с «классикой» тут нет – вот только затраты на порядок выше.)

Таким образом, что бы не говорили про прежнюю образовательную систему и ее недостатки, можно твердо признать одно: то, что внедряется сейчас, на порядок хуже. Причем, как уже говорилось в прошлой части, эта самая «хужесть» сейчас становится почти что очевидной – особенно на фоне быстрого развития Китая, сохраняющего прежнюю образовательную систему. (Во многом созданную на основании советской.) Так что все вышесказанное не означает, что «классическая» система образования есть идеал – оно означает только то, что решение ее проблем следует искать в совершенно ином направлении, нежели это осуществляется сейчас.

Впрочем, то же самое можно сказать вообще, про любую область человеческой деятельности…


Tags: образование, общество, постсоветизм, прикладная мифология, смена эпох
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 65 comments