anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

О понимании России (умом). Часть четвертая

Что поражает в той же Гражданской войне – так это то, что везде, где власть была у Белых, обязательно расцветала спекуляция. Причем, не в том значении данного слова, которая обычно вспоминается указанном контексте – мелкотоварные обмен, пресловутые «мешочники», меняющие хлеб и другую еду на одежду и предметы промышленного производства. Нет, речь идет о другом – о том, что в это время осуществлялась т.н. «большая торговля». Работали биржи, банки (!), продавались акции – а самое главное, осуществлялся вывоз за рубеж всего, что можно было вывести. Причем, что интересно – в основном даже не ради отплаты военных расходов, как это еще можно было объяснить – а «просто так». Люди деньги делали – чего же тут плохого?

Правда, при этом в довершение ко всему в указанных экспортно-импортных операциях умудрялись быть замешанными люди, связанные с армейскими поставками. Да и предметами указанной торговли часто оказывались вещи, не просто крайне необходимые армии, но и прямо с ней связанные. Правда, оружие, как таковое, продавали редко – зачем, если его в связи с завершившейся Первой Мировой войной было в избытке. Но вот продовольствие, горючее, обмундирование довольно часто до Белой Армии просто не доходило. Впрочем, даже без учета этого указанное предпринимательство вряд ли можно назвать однозначно позитивным для указанной стороны – на него затрачивались ресурсы (в том числе, и организационные), ради него сознательно шли на ухудшение уровня жизни местного населения (например, через вывоз продовольствия). Причем, зачастую руководители различных уровней «белой власти» оказывались связаны именно с этим процессом. Ну, а пресловутая «белая контрразведка» смотрела на все это сквозь пальцы. (Впрочем, понятно почему...)

Что же касается Красных – то у них отношение к подобному делу было противоположным: никакие акции, векселя и прочие ценные бумаги, ими, по существу, не признавались, ну, а занятие оптовой торговлей звучало, как состав преступления. И хотя понятно, что в той катастрофе, которая перемалывала жизнь миллионов людей, наличие разного рода мошенников и дельцов было неизбежным – в конце концов, тот же Корейко у Ильфа и Петрова «поднялся» именно на махинациях у Красных – нормой их существование никогда не рассматривалось. И при малейшей возможности дотянуться до подобных бизнесменов – дотягивались, верша приговор по «нормам военного времени». (Другое дело, что возможностей у Красных было на порядок меньше, нежели у Белых – и в связи с размером контролируемой территории, и в связи с дефицитом квалифицированных кадров, и, наконец, в связи с активной контрреволюционной деятельностью, которую вели их противники. Но даже в этом случае эффективность их борьбы с любителями «вольным образом» обращаться с ценными ресурсами была на несколько поря
дков выше.)
* * *

Разумеется, конец всего этого был немного предсказуем. Белые проиграли – несмотря на всю поддержку «из вне» - включая прямую интервенцию. Причем, практически везде их военному поражению предшествовала полная потеря уважения и доверия со стороны местного населения – белогвардейцы умудрились «рассорится» даже с казаками, которые рассматривались чуть ли не как «абсолютные союзники». Самое же смешное тут то, что вместе с ненавистью и презрением народа Белых ждало и полное презрение со стороны «союзников» - с которыми они так стремились «наладить добрые отношения». (Продавая им ценные ресурсы по смешным ценам.) Последние легко бросили своих «друзей» - как только стало понятным, что больше никакой выгоды получить с них не удастся. Что поделаешь: бизнес всегда есть бизнес. В результате этого была спешная эвакуация из Одессы, Севастополя, Новороссийска – бросая позиции, остатки недавних «хозяев России» давились во время погрузки на пароходы, чтобы только успеть вырваться с территорий, где еще недавно господствовали. Поскольку понимали, что за все, что они тут сделали, обеспечивая свободу торговли и бизнеса, их вряд ли будут любить. Причем, вне зависимости от того, кто реально получал прибыль за все творившееся тут, а кто – честно пытался отстаивать свое преставление о будущем России. (Впрочем, это неудивительно – если данное миропредставление допускает наличие паразитизма, и даже ставит его во главу угла – то с его носителями следует бороться. Даже если они сами и не паразиты.)

В любом случае, разница в том, к чему пришли две стороны Гражданской войны, прекрасно показала, что же в реальности имеет ценность, а что – ведет к гибели и поражению. Собственно, можно даже сказать, что данное событие выступило практически лабораторным экспериментом по «выделению витальной основы» России. (И не России тоже.) И случившееся разделение страны прошло именно по границе описанной в прошлой части «трудовой стратегии» и «стратегии паразитической». Нет, конечно, в связи с потрясающей сложностью такого развитого социума, который представляла собой наша страна в начале XX века, понятно, что добиться стопроцентного соответствия участников конфликта «своей стороне» было невозможно. А значит, и среди Белых было много людей с «трудовой мотивацией» - имеется в виду, среди добровольных сторонников, поскольку многих мобилизовали насильно – и среди Красных встречались «паразиты». Но чем дальше шел конфликт, тем яснее выкристаллизовывалась его основа – что приводила к многочисленным переходам людей с одной стороны на другую.

К примеру, немало тех, кто начинал «красным командиром», впоследствии стали банальными бандитами (с которыми пришлось впоследствии бороться), а из белогвардейцев довольно большое число людей впоследствии перешло к Красным. (Или просто осталась на территории Республики.) Правда, полностью «замять» результат сделанной в свое время ошибки было довольно сложным – однако, в целом, интеграция огромного числа людей, во время Гражданской войны бывших противниками Советской власти, в новое общество прошла довольно успешно. (Правда, был еще вопрос эмиграции и возвращения из нее – поскольку для многих эмигрантов просто не хватало сил сломать свою жизнь еще раз ради возвращения на Родину.)

* * *

Что же касается «идейных» ее врагов – тех, кто не пожелал признавать правоту Советов – то многие из них впоследствии проявились, как сторонники самого «ультрапаразитического» варианта мировосприятия. Фашистского. Причем, вплоть до участия в войне на стороне однозначно антирусской, антироссийской направленности, на стороне, которая не скрывала своих планов по превращению жителей России в рабов, уничтожении русского языка и русской культуры. Как говориться, эксперимент дошел до своей высшей точки – реально показав, что на самом деле стоили все их разговоры о Родине, и что реально они видели в качестве своего идеала. (Подскажу: видели они абсолютное подчинение всех и вся паразитам – то есть, лицам только потребляющим по праву своего рождения.)

Ну, а Красные, победив, продолжили свое существование среди разгромленной страны, распавшейся в довершение ко всему на несколько осколков. Казалось бы – даже после победы в Гражданской войне катастрофа остается неизбежной. Россия убита и никто никогда не сможет ее возродить. Но случилось обратное – удивительным образом она не просто сохранилась, но и резко пошла «вверх». И это после действительно большой потери ресурсов и населения. Особенно – как любят указывать сторонники Белых – населения высокообразованного. Как говориться – лучше бы они этого не делали! Поскольку этим практически явно утверждается, как минимум, ненужность этого «высокообразованного населения» для существования страны. А вполне возможно и вредность – поскольку, как уже было сказано выше, «идейные» противники большевиков в целом оказались оказывались сторонниками «паразитической стратегии». Так что реально можно было бы говорить, скорее, об очищении –нежели о потере. (Впрочем, как уже говорилось, среди эмигрантов было и огромное количество просто «не понявших» - вот их реально жалко.)

Тем не менее, реальные темпы развития Советской Страны – в том числе, и в самых передовых отраслях – оказались крайне высокими. Настолько, что, менее чем за полвека Россия сумела «пробежать» то расстояние, которое все остальные народы проходили как минимум, за вдвое большее время и превратиться в силу, определяющую само развитие цивилизации. И это еще с учетом самой серьезной войны в человеческой истории! Такая скорость не может не свидетельствовать о том, что основное направление было выбрано верно. Другое дело, что – как уже говорилось – этот выбор был осуществлен в условиях жесткого кризиса, поэтому по мере достижения безопасного состояния он становился все менее и менее очевидным. Вплоть до того, что в момент максимального развития страны господствующим не стало его полное отрицание - то есть, не случилось то, что (пусть в меньшей степени) произошло с отрицанием идеи «служилого государства» при Екатерине Второй. Но указанное событие никак не отменяет того, что было сделано «до». (Так же, как «гниение петровской системы» в XIX веке не отменяет ее важности для русской и мировой истории.)

Поэтому актуальность «трудовой» системы до сих пор остается крайне велика – а точнее, в условиях надвигающегося Суперкризиса она оказывается чуть ли не выше, нежели в начале XX века. Но это, разумеется, уже совершенно иная тема…


Tags: Гражданская война, Принцип тени, Россия, СССР, социодинамика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 44 comments