anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

О личностях и классах - или еще к вопросу о выборах

Я уже несколько раз зарекался писать про текущие выборы – поскольку ими реально достали. Причем, не действующая власть – телевизор я не смотрю, а официальные пропагандоны пишут довольно вяло – а представители оппозиции. А точнее даже не представители оппозиции, а огромное количество людей, которые свято убеждены в том, что убери действующего президента –и все мерзости текущего режима исчезнут сами по себе. Видимо, потому, что Путин – это такой абсолютный монарх, который исключительно из своей природной вредности строит у нас олигархический капитализм, а все остальные не личности даже, а институты – это так, декорации. Впрочем, и сравнение с абсолютизмом тут будет слишком натянутым – поскольку реальные короли и цари оказывались не менее зависимыми от своей «свиты», нежели современные президенты. (В конце концов, могут и табакеркой уконтропупить.)

Так что Путин в представлении антипутинистов – это даже не «король-солнце», а некий магический Темный Властелин, с уходом которого вся текущая система натуральным образом обрушится, как цитадель Барат-Дура в известном фильме. И вместо «испарившихся» - как назгулы – олигархов к управлению страной придут пресловутые «прогрессивные и национальные» капиталисты, которые будут не покладая рук трудиться на благо Родины. (Как это делает Илон Маск – икона «борцов с режимом».) Собственно, иной вариант развития событий – например, то, что олигархи после выборов останутся в любом случае, и определять развитие событий будут именно они, а не мифический «отец нации» - «путиноненавистникам» представить тяжело. Кстати, тут можно отметить сходство подобных идей с идеями большинства антисталинистов и сталинистов, для которых вся суть Советского государства – и в плохом смысле и в хорошем – оказывается связанным с личностью одного человека.

Впрочем, это вообще особенность традиционного восприятия истории, сохранившаяся со времен господства концепции «богов и героев». Но в настоящее время подобные мысли смотрятся весьма странно. И уж тем более странно смотрятся они у тех людей, кто позиционирует себя как «левый» или даже «коммунист». Уж последним то следует понимать, что историю движет борьба классов, а вовсе не какие-то там, пускай самые великие личности. И что без изменения классовой структуры говорить о смысле выборов смешно. Впрочем, о последней будет сказано несколько ниже.

* * *

Пока же стоит понять, что , даже если не подниматься так «высоко», и остановить рассмотрение на более конкретных моментах текущего государственного устройства, то можно заметить, что даже они так же связаны вовсе не с текущим правителем – а с тем местом, которое наша страна занимает в мировой экономике. А именно – является поставщиком нефти и газа, в результате чего только о нефтяных и газовых предприятиях России можно говорить, как о более-менее влиятельных структурах на государственном уровне. Все остальные производители, как можно нетрудно догадаться, имеют только локальный смысл. Ну, в качестве сил «второго порядка» можно еще отметить экспортеров зерна, разного рода продуктов «первого передела» (удобрений, металла) и оборонщиков, а так же связанных с этими отраслями банков.

Как нетрудно понять, именно они и выступают опорой текущего режима. Все остальные же – включая «неаффилированный» банковский сектор – не имеют достаточно сил для того, чтобы противопоставить свои интересы !первым». Впрочем, это не значит, что они не пытаются это делать – например, через поиск «иностранных спонсоров». Но иностранцам наш «третий эшелон» экономики так же не особо сдался. Кроме того, одно время существовала идея, что победу можно обрести по «украинскому образцу»: через использование агрессивных и сплоченных маргинальных элементов. Однако, как показала практика, это возможно исключительно при условии «элитарного равновесия» - то есть, тогда, когда действующий государственный аппарат, в целом, не может быть «перекуплен» ни одной из существующих экономических сил. В таком случае маргиналы действительно могут быть использованы, как «квазиаппарат насилия». Однако к современной России это, понятное дело, не относится – тут есть очевидный перевес уже упомянутых сил. Так что особых результатов в плане обретения реальной силы «антирежимные элементы» не имеют.

В подобном случае возникает вопрос: а как же народные массы? То самое движение классов, о котором сказано выше – почему оно, как может показаться, не работает? Подобный вопрос очень важен для левых и тем более, коммунистов – но, к счастью, так же не особенно сложен. Дело в том, что любые активные действия тех или иных социальных (и прочих) групп в политике возможны только тогда, когда последние обладают групповым сознанием. (Для классов, соответственно, классовым.) Собственно, бенефициарии нынешней власти этим сознанием обладают сполна. И как представители «сырьевиков» и «силовиков», и как представители класса буржуазии. То есть, они способны четко постулировать свои конкретные интересы и все силы прикладывать для их реализации.

Почему это происходит – понятно: представители правящих классов существуют в условиях, когда, во-первых, умение «группировки» является одним из необходимых в условиях жесткой конкуренции. Особенно международной. (Хотя при этом между собой указанные «сырьевики и силовики» грызутся с не меньшей силой. Но для глобальных процессах даже слабая «поляризация интересов» играет серьезную роль.) А, во-вторых, поскольку выигрыш от «классовой солидарности» в высших классах крайне серьезен: даже небольшое повышение цен на газ или бензин для «нищебродов» приводит к серьезному повышению доходов «солидных господ». У народных масс подобной возможности нет – скажем, для людей, получающих 30 тыс. рублей даже 10% повышение зарплат увеличит их «богатство» всего лишь на 3 тыс. в месяц. Один раз в магазин сходить! В подобном положении существенные затраты личного времени и денег выглядят не сказать, чтобы обоснованно. (Разумеется, за десять лет даже подобный выигрыш оказывается существенным – но для бедняков нет сил думать подобными временными категориями.)

* * *

Впрочем, это относится не только к нашей стране в настоящем времени – скорее, подобное состояние является нормальным и выступает самой основой существования классового общества, как такового. В том смысле, что позволяет обеспечить господство ничтожного количества «господ» над огромной массой «холопов». Так было при феодализме – когда один феодал с небольшой дружиной мог держать в повиновении огромную массу крестьян. (Хотя, когда крестьянские восстания все же случались, оказывалось, что даже тяжело вооруженных рыцарей можно успешно бить.) Так было при «классическом капитализме» - при котором множество рабочих рвали жилы на примитивных предприятиях или шахтах, рискуя своей жизнью чуть ли не более, нежели при восстаниях. Так происходит теперь – и в странах Третьего мира, где практически повторяется история «дикого капитализма». И в т.н. «развитых странах», где, разумеется, уровень жизни выше – однако все равно не сравним с тем, что имеют «хозяева», при это методы народных возмущений подавления формально ограничены. (То есть – выступая в свою защиту, «бедняки» тут рискуют много меньше, нежели их аналоги в прошлом или в Третьем мире.)

Именно поэтому можно сказать: одним только угнетением способность масс к активной политической деятельности не исчерпывается. Для этого необходим еще и процесс осознания угнетаемыми своей классовой принадлежности, уже описанное выше превращение «класса для себя» и «класс в себе». (Без которого классовая борьба может проявляться только в хаотических и бессмысленных локальных бунтах при очень сильном ухудшении жизни – легко подавляемых властями.) Ну, а для того, чтобы проявилось это самое превращение, необходимо наличие достаточно развитой политической силы, имеющей своей целью именно указанную актуализацию низших классов. Причем, стоит понимать, что на момент начала деятельности эта самая сила неизбежно будет слаба – так как никакой поддержки от «неактуализированного класса» получить невозможно. Ну, а буржуазия, как таковая, заниматься подобным делом не будет – даже безотносительно к тому, что этот путь направлен против нее. Просто потому, что подобные «слабые силы» не имеют никакого смысла в условиях текущей политической борьбы.

То есть – никакого политического успеха на начальном этапе развития классовой борьбы быть просто не может. Это – крайне обидно и неприятно, но ничего не поделаешь: тут мы имеем дело исключительно с диалектическим процессом, ведущим себя совершенно иначе, нежели привычная, «линейная» политика. (И, разумеется, с последней довольно мало «бьющейся» - особенно на начальных, «слабых» участках развития.) Разумеется, впоследствии – после выхода указанной борьбы в активную и сознательную стадию – эта слабость обернется колоссальной силой. Но это – потом. А сейчас мы наблюдаем именно последнее – восстановление «классового сознания» после десятилетий торжества квазибесклассового существования. (О последнем я писал столько, что еще раз обращаться к данной теме не имеет смысла.) В указанных условиях рассчитывать на «активность народных масс» в привычном с исторической точки зрения понимания было бы смешно. Нет, такое «читерство» в реальной истории невозможно: эти самые «народные массы» вначале надо «вырастить», воспитать и сформировать в качестве политической силы – а уж потом…

Ну, а уж потом окажется, что именно эти массы и двигают историю, и использовать их в «своих интересах» не получится. Впрочем, это, разумеется, к лучшему…


Tags: Российская Федерация, выборы, классовая борьба, классовое общество, левые, политика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 206 comments