anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

Самый главный дефицит

Кто-нибудь задумывался о том, что же в современно мире является дефицитом? Не в обывательском плане, разумеется – то есть, не в том смысле, каких товаров нет в нынешних магазинах. (Хотя и с подобной точки зрения можно увидеть много интересного.) А в более глобальном смысле.) Ну, скажем, еще не так давно разного рода «эксперты» и «футурологи» очень любили нас пугать тем, что «что-нибудь кончится». Например, нефть. О том, что нефти больше не будет, начали говорить еще со времен образования пресловутого «Римского клуба». (В начале 1970 годов.) Тогда же начали «выставлять» границы периоду добычи нефти – наиболее популярной из них, кстати, был пресловутый 2000 год. Хотя высказывались вообще любые даты – главное, чтобы dct они отстояли от «точки прогнозирования» где-то на двадцать лет.

Однако прошли десятилетия, бесчисленное количество прогнозируемых «пиков добычи нефти» было пройдено – а она все не кончалась. Более того, после указанного «прогноза», сделанного Римским клубом, мир пережил два периода резкого подорожания указанного сырья: в конце 1970 и в 2000 годах – и, соответственно, два момента его удешевления. Причем, каждый раз выяснялось, что и тот, и другой процесс связан исключительно со сложными явлениями мировой политики и экономики: к примеру, «пик 1978» объяснялся тем, что известная организация под названием ОПЕК приобрела контроль над большей частью мировой нефти. (А последнее, как это не странно, вытекало из наступившего сворачивания «Разрядки» и начала нового витка Холодной войны – при которой США нужны стали хорошие отношения с арабами.) Ну, а «пик 2000» был –если кто помнит – связан с «Иракской войной» и ставкой тех же Штатов на обретение контроля над Ближним Востоком. (Который – как это стало понятным сейчас – оказался невозможным.)

То есть, несмотря на колоссальную важность нефти для современной цивилизации, для которой она является «кровью экономики», ей так и не удалось стать «настоящим» дефицитом. В том смысле, что, конечно, обладание ее источниками крайне ценно – но определяющего значения не имеет. (В этом смысле ставка США на то, чтобы стать снова экспортером нефти, сделанная в 2010 годах, оказалась ошибочной.) То же самое касается и любого другого сырья. Несмотря на то, что последнее выступает очень важным звеном в мировой экономической системе, сказать, что последняя зависит от данного фактора было бы преувеличением. Скорее наоборот: ни один серьезный экономический кризис последних десятилетий не произошел по причине исчерпания сырья. (Так что предположения «Римского клуба» оказались ошибочными.)

* * *

То же самое касается и «связанных с сырьем» областей – таковых, как, например, количество пахотных земель или пресной воды. С последней получилось вообще забавно – в том смысле, что о стратегической важности данного сырья, а так же, о том, что вот-вот «за чистую воду будут вести войны», говорить начали лет где-то с 1980 годов. (Для решения проблемы предлагали даже айсберги с Антарктиды буксировать!) Но в реальности ничего подобного так и не случилось. Да, конечно, есть регионы, где с водой реальные проблемы – но они так же были и пятьдесят, и сто, и тысячу лет назад. Более того, в настоящее время количество орошаемых земель падает практически во всех странах, за исключением, наверное, Китая. Что, во-первых, снижает ценность воды. А, во-вторых, показывает, что помимо отсутствия ее дефицита в мире нет и особой нехватки продовольствия.

Разумеется, опять-таки, в разных регионах дело может обстоять по разному – но при этом одно можно сказать твердо: везде, где существует индустриальное сельское хозяйство, оно способно производить еды больше, нежели на это существует потребность. Поэтому в реальности проблемой можно назвать не недостаток, а, скорее, перепроизводство продовольствия – вот это действительно беда, с которой неизвестно, как справится. То же самое касается и всех остальных товаров. Какую бы категорию производимой продукции не возьми, везде самой главной задачей для производителя является сбыт. В том смысле, что современный мир производит столько товаров, что потребить их давно уже не является возможным. Разумеется, в борьбе за возможность продажи производители идут на разного рода уловки – например, сознательно снижают срок службы, работают над увеличением сверхпотребления (то есть, покупки абсолютно не нужных вещей) и т.д. Но безрезультатно: рынки настолько переполнены, что с каждым годов «впихнуть» на них хоть какой-нибудь продукт становится сложнее.

Указанное отсутствие дефицита товаров, в свою очередь, приводит и к исчезновению дефицита денег. (Т.е., капитала.) Ведь для чего нужен капитал? Разумеется, для того, чтобы бороться за увеличение своего места в существующей конкурентной экономической системе. То есть, основная задача денег, заработанных бизнесменами, состоит в том, чтобы они были вложены в расширение производства. Но как это делать в указанных условиях, когда рынки давно уже не просто перегреты, а сверхперегреты? Когда количество заводов, производящих товары, давно уже избыточно? Ранее подобные ситуации, конечно, случались – но тогда дело удавалось поправить переводом капиталов в другую область. Но что делать тогда, когда переполнение рынков случилось во всех областях – начиная с самолетостроения и заканчивая фастфудом?

В результате единственно возможной сферой вложения полученных прибылей становится разного рода спекуляция. Начиная с игры на бирже и заканчивая созданием «искусственных ценностей» - вроде «современного искусства. Понятно, что это никакое не искусство в привычном смысле слова, и его историческое значение и историческая же ценность находится около нуля – но в условиях огромного профицита денег все это значения не имеет. Сказано, что эта самая «мазня на тряпке» стоит миллионы долларов – значит, столько она и стоит. Впрочем, в случае с «мазней» существует хоть какая-то материальная «зацепка» с реальностью. Но в огромном числе вариантов указанной выше «биржевой игры» не существует даже ее. То есть, все эти акции, облигации и прочие ценные бумаги давно уже почти полностью ссылаются исключительно сами на себя. В итоге компания, в течение ВСЕГО периода своей деятельности терпящая исключительно убытки, может иметь огромную капитализацию и непрерывный рост акций. (И, напротив, компания, имеющая реальное производство и даже гарантированный рынок сбыта может плестись в «хвосте» биржевых котировок.) А разного рада «облигации» вполне могут обеспечивать доходность, меньшую, нежели рост инфляции. (Более того, могут вообще встречаться случаи, когда доходность будет меньше нуля – то есть, за вложение в указанные бумаги надо будет еще и доплачивать.)

* * *

То есть – в современной реальности нет дефицита сырья, дефицита капиталов – а о дефиците людей даже говорить смешно. В общем, все есть – и одновременно, ничего невозможно сделать! Что же является причиной указанного кризиса? Ведь очевидно же, что переполненные рынки вовсе не означают полностью удовлетворенные потребности человечества, а основная масса людей даже в т.н. «развитых странах» существуют на уровне простого выживания. К примеру, количество бездомных даже в такой богатой стране, как США, составляет более 3 млн. человек. Что же касается жителей стран «Третьего мира»… Впрочем, не будем о грустном. А лучше спросим: так почему же тогда не взять все имеющееся у человечества изобилие, давно уже достаточное для того, чтобы дать каждому «гражданину Земли» не просто еду и одежду, но и приличное жилище, достойное медицинское обеспечение и качественное образование – и не «закрыть» полностью все стоящие перед людьми проблемы? Что же мешает это сделать – и заставляет одних искать способы выживания в полной нищете, а других – место, куда бы можно было вложить деньги? (Даже с отрицательной доходностью этого вклада.)

Вопрос, как это можно легко догадаться, риторический. Мешает господствующая в современном мире конкурентно-иерархическая система, заставляющая людей заниматься вовсе не работой над удовлетворением своих потребностей, а борьбой друг с другом. А точнее – участием в борьбе крупных капиталов, которые реально и становятся главными субъектами современного мироустройства. Именно ради этого и выстраивается все и вся, ради этого приносятся в жертву люди, деньги, ресурсы. (Включая самый главный ресурс в этой Вселенной: время.) И именно поэтому наша богатая и благоприятная для жизни планета оказывается «юдолью страданий». А это еще только начало – поскольку в реальности указанная борьба вполне может докатится до такого состояния, при котором станет возможным массовой уничтожение огромного числа ресурсов и людей. (Т.е., Мировая война.)

То есть, можно сказать, что самым главным дефицитом нашего мира – а точнее, единственным его дефицитом – является единство. Единство человечества, разделенного конкуренцией и иерархией – двуединым источником зла во Вселенной. Ну, а выводы отсюда каждый может сделать сам…


Tags: капитализм, кризис которого нет, постсоветизм, прикладная мифология, теория инферно, экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 156 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →