anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

К наступающему концу света. То есть – концу мира

Ну, вот и подошли мы к пониманию того, какие фундаментальные изменения протекают сегодня, сворачивая существования того мира, к которому мы привыкли. И который – как бы он не казался привлекательным – на самом деле является миром паразитическим, живущим исключительно утилизацией того, что было создано предками современных людей, а то и сами современными людьми (теми, кто постарше), однако в иную эпоху. В результате чего чем дальше, тем меньше становится вероятность дальнейшего существования указанной системы взаимоотношений людей, господствующих норм, правил и моделей поведения – то есть, экономической, политической и социальной системы, которая подразумевается в данном случае под словом «мир».

А значит – все ближе и ближе момент, в котором можно будем сказать: все, постсоветский период завершен, поскольку поддерживать текущее состояние больше невозможно. Запасы кончились: и инфраструктурные – за последние тридцать лет в дороги-электростанции-линии передач и т.д. старались не вкладываться. (Поскольку в это время были более прибыльные способы потратить деньги.) И человеческие – чем дальше, тем меньше современные люди оказываются способными к действиям с теми же сложными системами: техническими, инфраструктурными, научными. Кстати, эта проблема возникает по тем же причинам, что и проблема с инфраструктурой: за последние тридцать лет существовало столько «вкусных» и легких способов заработать, что особенно грызть гранит науки никто не хотел. За исключением, наверное, одних китайцев с корейцами – ну, там вообще не все, как у людей. (Впрочем, об этом будет сказано ниже.)

Ну, и в довершение ко всему – кончилось, что, в общем-то, кончится не может физически: идеи. Не в смысле «креативности» - то есть, разработки стратегии того, как надо впендюривать лохам очередную модификацию айфона. А в смысле наличия серьезных научных и технических разработок, способных полностью перевернуть привычное представление о мире. Так, как перевернули автомобили, электричество, авиация или, к примеру, вычислительная техника. Так вот – все последние достижения, включая Интернет, основывались на фундаментальных разработках 1950-1970 годов и ранее. Впрочем, что там фундамент – даже конкретные идеи было заложены в 1980-начале 1990 годов. (Смешно, но именно тогда был предложен концепт не только смартфона, но криптовалюты!) В результате единственное, что остается делать сейчас – так это вновь вытаскивать по каким-то причинам отложенные в свое время проекты и пытаться их оживить. Так было с электромобилями (известными с 1880 (!!!) годов), с фотовольтаикой или роботехникой.

* * *


Впрочем, говорить о том, как же сейчас плохо, можно бесконечно. Гораздо более интересным будет упомянуть о том, что именно подобное исчерпание сделанного ранее является необходимым периодом в процессе исторического развития. Причем, не просто переходом «постсоветского» к какому-нибудь «постпостсоветскому» миру – а началом еще более фундаментальных изменений. Поскольку указанный «постсоветский» - то есть, описанный выше паразитический – мир на самом деле представляет собой лишь самую верхушку «миров», которые должны будут смениться в самое ближайшее время. К примеру, судя по всему, указанный кризис является последним в истории т.н. «эпохи белого человека» - то есть, периода господства Европы и европейцев во всех сферах. Начало этой самой эпохи приходится на период Великих географических открытий – которые, помимо познания окружающего пространства привели еще и к получению Европой практически нетронутых Американских континентов. (Цивилизации, существовавшие на них, относились – в лучшем случае - к «бронзовому веку», поэтому судьба их была предрешена.)

В дальнейшем именно полученные из Америк ресурсы – золото, серебро – позволили «Христианскому миру» занять доминирующее положение среди окружающих соседей, а необходимость развития мореплавания – обрести самую лучшую в мире логистику. Ну, а поскольку война – есть, прежде всего, эта самая логистика – то данная особенность позволила Европе стать военным гегемоном мира. (Кстати, единственная «неевропейская» страна, которая смогла с успехом противостоять давлению Запада – это Россия. Которая вовремя «просекла морскую фишку» - и сумела создать пусть относительно, но сравнимые морские силы.) Все же остальные «цивилизационные центры», включая такие мощные – гораздо мощнее европейского и уж тем более, русского – как Индия и Китай, со временем попали под владычество европейцев.

В результате чего было создано впечатление о западной культуре, как о единственно возможной культуре «современного типа». Разумеется, все эти исламские, индийские, китайские и прочие «общности» признавались. Но или в «историческом плане» - дескать, была когда-то такая великая страна, но ее время прошло. Или же в плане «экзотики» - так, европеец мог восхищаться индийскими храмами, арабскими стихами, китайскими вазами и т.д. Но при этом твердо держал в уме – все это второстепенно по сравнению с его «прогрессом». (Который, собственно, воспринимался им, как способность захватить все это.) Кстати, опять-таки, единственная «цивилизация», которая не вызывала у Запада умиления, была русская – которая была единственной, способной пусть локально, но на равных говорить с ним. Впрочем, когда в конце XIX века – после Крымской войны – Россия показалась Европе поверженной, с ней так же пошли подобные «сюси-пуси» с матрешками, самоварами и косоворотками. Вершиной чего стали пресловутые «Русские сезоны» в Париже, после чего новые великие события опять поставили нашу страну на одну доску с «цивилизованными странами»  с соответствующим результатом.

Кстати, очередной этап «доброго отношения» с Европой, опять-таки, пришелся на период максимального падения России в конце 1980 – начале 1990 годов. Что прекрасно показывает, что реально за «диалогом цивилизаций» скрывается лишь то, что Запад готов вас не боится и готов сожрать. Впрочем, тут нет особого смысла рассказывать о том, как Европа подчиняет и пожирает всех, кто с ней связывается – поскольку этот период уже закончился. Кстати, в немалой степени благодаря той же самой России-СССР, чье соперничество с Западом привело к крушению колониальной системы. Однако до недавнего времени казалось, что речь может идти, в лучшем случае, о потенциальной возможности вчерашних рабов «разговаривать на равных» со вчерашними господами. Поскольку ведущее положение Западной цивилизации выглядело никем не оспариваемым – в том смысле, что все остальные культуры сравнивались именно с ней.

* * *

 Тем более, что после того, как СССР рухнул, снова показалось, что больше нет сил, способных спорить с «цивилизованными странами». Неудивительно, что указанный период характеризовался не просто евроцентризмом – а суперевроцентризмом. При котором разного рода мыслители доказывали, что именно так и должен был устроен мир, что есть только одна культура и только одна цивилизация – а все попытки найти чего-то в ином месте есть всего лишь вариант бескультурья… Вершиной подобного представления, ИМХО, можно считать концепцию Сергей Переслегина о том, что на Западе реально произошел переход к «люденам» - то есть, к некоторым существам, обладающим надчеловеческим разумом. Если честно, что я не знаю, насколько это было оригинальной мыслью – в том смысле, что были ли за пределами России люди, столь явно выражавшие «ультраевроцентризм». Были, наверно. Впрочем, это не важно – поскольку в настоящее время указанный период давно уже в прошлом. Запад впервые после России столкнулся с силой, являющейся, как минимум, равным ему.

Речь идет о Китае – который, впрочем, «тянет» за собой всю Юго-Восточную Азию, включая Японию и Корею. (Обе.) В подобном положении уже не получится убедить себя, что речь идет всего лишь о частном вырожденном случае. Можно сказать более сильно:  кардинальное расовое отличие восточноазиатов окончательно уничтожает миф о каких-то особых преимуществах «белой расы». Полностью сводя эту самую расу к фенотипу – которой она на самом деле и является. (Есть люди со светлыми волосами, есть с темными, ну, а есть негры и азиаты – разницы на деле никакой.) В общем, можно сказать, что период «моноцивилизации», который начался лет триста-четыреста назад, завершается.

Однако, даже это фундаментальное изменение представляет собой всего лишь начало более серьезных событий. Событий, по сравнению с которыми любое «крушение цивилизации» является вторичным. Речь идет о завершении существования классового общества – того самого, что в течение последних четырех тысяч лет выступало наивысшей формой организации человечества. Причем, следует сказать, что подобное изменение уже идет – начиная с Революции 1917 года. А в «скрытой форме» оно существовало еще ранее, где-то с момента Великой Французской Революции, где было подвергнуто сомнению сословной деление – высшая форма классового различия. В подобном плане сам капитализм можно рассматривать, как … переходную форму к бесклассовому существованию – уже по этом исторически кратковременную и внутренне нестабильную. А значит – неизбежно изживающую саму себя, и приходящую к закономерному концу.

* * *

О котором, впрочем, уже было столько раз сказано. Тем не менее, стоит указать главное: этот самый переход – так же, как и указанный выше конец «эпохи белого человека» - представляет собой закономерный итог самого существования текущей системы. То есть – определяется исключительно ее внутренними особенностями, и значит – не может быть отменен или уничтожен иначе, как уничтожением самой системы. То есть – или смена общественного строя на более прогрессивный, или откат назад – с новым кругом движения по тому же пути. Tertium поп datur. Вот это и есть самое главное из всего вышесказанного.




Tags: смена эпох, социодинамика, теория инферно
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 64 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →