anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

О правых и левых

Итак, как было сказано в прошлом посте, для правых является естественным восприятие кризисов, как «неестественных» и созданных волевым решением – в основном, врагов – явлений. Кстати, тут сразу стоит отметить, что, ИМХО, классическое деление на правых и левых вряд ли может быть названо идеальным – поскольку обычно существую разные критерии о том, по какому признаку относить к той или иной стороне. Впрочем, обыкновенно считается, что правые – за собственность и порядок, а левые – за справедливость. Что, в общем-то, является абсолютно верным – однако стоит понимать, что за указанными понятиями находятся гораздо более «глубинные» слои. А именно: представление о «бессистемности» мира для правых – в результате чего единственной действующей силой в нем является воля. Причем, не важно, относящаяся к Высшим силам или к конкретным людям – важно, что она полностью произвольна. В том смысле, что понять и предсказать эту волю практически невозможно – а значит, единственное, что можно противопоставить ей, это волю свою. (Отсюда и базовая концепция мира у правых, состоящая в идее борющихся друг с другом элит.)

Ну, а для левых верно обратное – а именно, представление о том, что мир развивается по неким законам, понимание и изучение которых возможно. Отсюда, кстати, и вытекает указанная справедливость – а именно, некое оптимальное для большинства состояние мира. (Поскольку только это способно наполнить смыслом указанное понятие – в «мире волюнтаризма» никакой справедливости нет, так как для каждого тут есть свой «оптимум».) Собственно, эта самая разница в миропонимании и является самым важным моментом – тем, что потенциально приводит одних к фашизму, являющемуся самым крайним вариантом волюнтаризма. (При котором диалектическим образом торжество воли оборачивается полным лишением ее подавляющего большинства членов общества – подчиняющихся единственно возможной воле, воле Фюрера.) Ну, а других – к коммунизму, т.е., к обществу полной свободы и реализации каждого человека. Да, разумеется, ограниченного указанными мировыми законами – но при этом на много порядков более свободного, нежели при фашизме или, даже, при «нормальном» капитализме.

Кстати, нечто подобное мы можем наблюдать в естественных науках и технике. Т.е. областях, где знание (и, самое главное, признание) железных законов бытия – вроде закона сохранения энергии или закона Всемирного тяготения – приводит к возможности обретения поистине фантастических способностей. Например, способности летать – на самолете, разумеется. И напротив, уверенность в чистой произвольности бытия порождает множество сект, разнообразные «гуру» которых любят вещать: дескать, реальность – это чистая иллюзия, поверь мне и я раскрою вам ваши возможности. Но подобная вера всегда превращается человека в жалкого «адепта», по сравнению с которым даже обыватель выглядит крайне привлекательно. Такова цена за мифическое «управление природы волей» - столь привлекательное на первый взгляд, и столь катастрофическое в реальности. (И в «общественном», и в «личном» варианте.)

* * *

Поэтому неудивительно, что наилучшей формой миропонимания в текущем мире является диалектический материализм. Приводящий не только к формированию «материалистического сознания», но и освобождающий его от фантомов «всемогущей воли» - которые неизбежно возникают у «просто материалистов». (Именно поэтому, ИМХО, пресловутые «борцы с мракобесием», в большинстве своем являющиеся сторонниками социал-дарвинизма, часто являются более опасными для общества, нежели большинство верующих.) Что становится крайне актуальным во время перехода от традиционного представления о мире – основанного на вековых традициях и верованиях – к представлению модернистскому. В рамках которого возникает иллюзия того, что каждый может сам определять свою судьбу – ведь Высших сил нет, и значит, все дозволено. Однако, как уже говорилось, в реальности эта иллюзия оказывается крайне опасной – в том смысле, что приводит к непониманию важности системных процессов. Поэтому в указанном положении идеи и концепции, основанные на указанном восприятии, становятся буквально «на вес золота». Именно поэтому развитие модерна приводит не просто к торжеству левых – которые приходят на смену уже упомянутым правым (в свою очередь, «взявших власть» после конца Традиции) – но именно коммунисты-марксисты. Поскольку именно они оказываются способным решать такие задачи, которые другим кажутся просто невозможными.

Что, в общем-то, прекрасно доказывается историей – в которой именно указанным представителям удалось совершить буквальное «чудо». А именно – вытащить из страшнейшей катастрофы государство, которое исторически можно было бы считать полностью «приговоренным к смерти». Ну, в самом деле: архаичное сельское хозяйства, как основа экономики – да еще и испытывающее серьезный кризис из-за перенаселения и истощения земель. А так же – полностью разложившаяся и коррумпированная государственная машина, занимающаяся то ли удовлетворением потребностей высшей аристократии, то ли – выполнением обязательств перед «иностранными инвесторами». Ну, а самое главное – не просто враждебное окружение, но окружение государствами, стоящими на более высоком уровне исторического развития и настроенными на «пожирание» всего, до чего можно дотянуться. (То, что пресловутая «Антанта» планировала раздел России – а точнее, ее наиболее «вкусных» кусков - после революции давно уже не является секретом. Но, судя по всему, подобные идеи возникали и «до» - на фоне катастрофического роста внешнего долга Российской Империи в период войны.) На этом фоне пресловутая уверенность в том, что «международные соглашения» способны были дать нам не только безопасность, но и возможность «приобрести проливы», выглядят чистым бредом: любые договоры действительны только при наличии силы, в противном случае они обращаются в бесполезные бумажки.

Впрочем, доказывать тот факт, что по итогам Первой Мировой войны Российская Империя оказалась «при смерти» нет особого смысла – для разумных людей это очевидно, а для идиотов никакие доказательства не будут достаточными. Поэтому стоит просто попытаться понять, как это вообще стало возможным: превратить страну с разбегающейся армией, распадающейся промышленностью и торжеством воинствующего национализма на окраинных – а именно подобное состояние было у России в 1917 году – в новую мировую державу. Которой Россия-СССР стала уже в 1930 годы. Впрочем, нет – еще в 1920, когда ведущие государства стали понимать, что с молодой Республикой невозможно «разбираться» так же, как любой другой страной Третьего мира. И, пусть «со скрипом», но начали принимать ее в существующую мировую систему – что еще недавно казалось невозможным. В любом случае, стоит понять, что «восстание России из пепла» прекрасно показывает, насколько важным является правильное представление о мире, способность видеть его скрытые слои и использовать их – вопреки обыденным представлениям.

* * *

Кстати, тут я скажу еретическую вещь – а именно, данная способность выходит за пределы, собственно, марксисткой модели. Хотя и остается в рамках диамата. (Диалектический материализм не эквивалентен марксизму – хотя, разумеется, марксизм находится целиком в рамках последнего.) Например, в случае с Революцией 1917 года большевикам пришлось работать с совершенно нетипичной для «классического марксизма» ситуацией, при котором пролетариат был в меньшинстве. Но они прекрасно с этим справились – используя уже помянутые скрытые слои российской жизни в качестве дополнительных драйверов революционного процесса. (То есть – разбудив «пролетарские» качества в значительной части крестьянства, изначально мелкобуржуазного и враждебного социализму.) Именно подобная особенность стала основанием «неославянофильского» мифа о крестьянских корнях указанных процессов – наиболее ярким выразителем которого является Сергей Кара-Мурза. Однако это представление, несмотря на свою «естественность» - а точнее, именно благодаря этому – неверно: Советская Власть и Советское государство происходило вовсе не из «недр» крестьянской общины, оно являлось следствием более «глубинных слоев» российского общества. (О которых, разумеется, надо говорить отдельно.)

В любом случае понятно, что именно указанное понимание основ бытия – в смысле представления о том, что надо развиваться именно в определенном направлении: увеличивать количество промышленности (причем, высокотехнологичной), развертывать систему образования и здравоохранения, делать ставку на науку и НИОКР, и вообще, увеличивать «системные» качества социума в ущерб «личным» – стало основой для случившегося «советского прорыва». В то время, как правые-волюнтаристы в той же Российской Империи делали ставку на «широко известные в мире», «персональные» инструменты развития – такие, как инвестиции (в том числе, и иностранные) и «благоприятный финансовый климат». В результате чего получили бурление коммерческой жизни – которая при Николае Втором реально очень сильно развивалась – и крайне малое изменение жизни «обычной».

То есть, реальным преимуществом большевиков оказалось именно то, что они не просто «действовали», а действовали исключительно правильно. Вот тут, кстати, мы подходим к крайне важному вопросу. А именно, к тому, что в реальности имеет смысл не любая деятельность, а только та, которая базируется на верном миропонимании. И если этого нет, то любая активность не только не приводит к успеху, а напротив, способствует скатыванию социума к катастрофе. Причем, примеров подобного варианта – когда излишне активный политический деятель просто убивает страну – множество. Например, уже помянутый Николай Романов, который в реальности был крайне умным и деятельным человеком – но при этом абсолютно не понимающим сути происходящего. (Ну, и достигший сами понимаете чего.) Или, к примеру, Михаил Горбачев – деятель, по своим деструктивным результатам оставивший далеко позади последнего царя. А ведь какова была у него воля! (Или, как принято говорить на сегодняшнем вульгарном жаргоне – «яйца».) Железные – он смог победить таких «монстров из Политбюро», как тот же Лигачев! Но в итоге вошел в число худших правителей в истории России – если только не стал самым худшим из всех руководителей государства всех времен и народов.

В принципе, то же самое можно сказать и о «Первом президенте РФ» Борисе Николаевиче Ельцине. Активный, волевой, с «железными яйцами» - не боялся самых жестких решений. (Вроде расстрела парламента из танков.) Но итог его правления был ужасен – правда, превзойти Горбачева в плане деструкции ему не удалось, но вот «второе место с конца» он честно заработал. Что прекрасно показывает бессмысленность «стальных яиц» - сиречь, железной воли –в условиях отсутствия верного миропонимания. (А точнее – не просто бессмысленность, а очевидный вред.) Впрочем, современная российская власть, судя по всему, данный урок все же выучила – и поэтому старается избегать любых действий за исключением самых необходимых. Причем, как не удивительно это прозвучит – подобная тактика оказывается довольно успешной. По сравнению с тактикой предшественников, конечно – поскольку никаких прорывов от подобного поведения ожидать не приходится.

* * *

Однако, понятно, что это – только временный выход, и до бесконечности откладывать решения «на потом» не удастся. И вот тогда вопрос о том, как же понять текущую реальность и как использовать это
понимание – то есть, перейти от «правого» миропредставления не просто к «левому», а к марксистскому и диаматическому – станет жизненно необходимым. Но это, разумеется, вопрос уже отдельного разговора…


Tags: Россия, диалектика, политика, социодинамика, теория инферно
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 43 comments