anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Category:

Еще об образовании

Пока вся страна выбирает «сами знаете кого», позволю себе отойти от политики. И обратиться к несколько иной, однако не менее важной, области человеческой деятельности – к образованию. (Впрочем, тоже не в первый раз.) Поводом к этому послужил не так давно написанный уважаемой Галиной Иванкиной пост, посвященный этой теме. В том посте в очередной раз разбирался вопрос о важных и неважных знаниях, даваемых в школе и вузе. А именно – действительно ли время, затраченное на обучение в указанных заведениях, может рассматриваться, как реально полезное. В качестве примера сомнения в этом сама Галина Иванкина приводит некую свою знакомую-«востоковеда и художницу», которая считает свои знания бесполезными, а вот стратегию своего сына – «видеоблогера», забившего на учебу, и занимающегося «монетизацией своего блога» - крайне удачной.

Собственно, именно с указанной дамой и спорит Галина, доказывая, что не обладающие элементарными навыками «видеоблогеры» вряд ли окажутся способными к какой-то деятельности за пределами своей узкой ниши. К сожалению, высказав это абсолютно верное утверждение, Иванкина не смогла до конца показать его смысл – в конце концов, сведя все к анекдотическому: что вы будете делать, если отключат электричество. И хотя данный вариант так же не стоит отбрасывать: например, для современной Украины это довольно вероятный сценарий – нельзя в течение нескольких лет ни копейки не вкладывать в инфраструктуру, и так подвергнувшуюся деградации со времен Союза – но, все-таки, он выглядит довольно натянутым. А вот гораздо более интересный пример – связанный с тем, что пресловутый «английский» у современной молодежи практически всегда оказывается связанным с довольно примитивными сферами, при выходе за пределы которых эта молодежь оказывается беспомощной – теряется в тексте.

* * *

Хотя, по идее, он характеризует роль образования гораздо более четко, нежели гипотетический апокалипсис с разрушением имеющейся инфраструктуры и актуализацией умения разжигать костер и выращивать морковь. Кстати, если говорить об «английском» , то стоит привести один, уже не раз помянутую мной, пример. А именно, то, что происходило в 1990 годы при массовой освоении пресловутых «компьютерных технологий» -в результате которых большая часть программ и «железа» попадала в страну полулегальными способами. И, разумеется, не только без серьезной  поддержки –которая стала более-менее приличной лишь во второй половине 2000 годов – но, даже без русскоязычных инструкций. Однако это вовсе не мешало освоению данного многообразия, причем вплоть до самых сложных программных пакетов и аппаратных комплексов. И да, большая часть инженеров и программистов – которые и программистами то становились практически «по ходу» - имели, в лучшем случае, тот самый «школьный английский» с его «Лондон из э капитал оф грейт британ». (А зачастую – немецкий-французский-испанский в тех же пределах.) Ну, и разного рода бумажные словари, причем, в большинстве случаев изданные лет за десять-двадцать до указанных времен. (То есть – актуальных понятий там просто не было: например, hardware переводилось, как «скобяные изделия».)

Тем не менее, это особо не помешало процессу освоения, ставшего одним из оснований для уже не раз помянутого «аномального сохранения России». (Кстати, того, что совершенно безосновательно предписывается одному современному политическому деятелю.) То есть, не превращения ее в «заповедник дикости», в лишенное современных производств и инфраструктуры failed state – сценарий чего в тех же 1990 был крайне популярным. Однако в реальности все пошло совершенно иначе: например,  именно в указанное время началось создание значительной части тех вооружений, что защищают сейчас страну и дают значительный процент экспортной выручки. И хотя понятно, что указанная тема очень сильно выходит за пределы разговора об образовании – однако она прекрасно показывает, насколько велика была степень его гибкости в то время.

Да, собственно, то же самое можно сказать и про любые новые области деятельности – все они создавались людьми, до того зачастую не имеющими представления о том, что такое может быть. Можно сравнить это с современным российским или западным положением, при котором для любой, хоть как-то отличающейся от «стандарта» ситуации надо проходить «переквалификацию» или иной тип обучения. Я еще помню, что лет десять-пятнадцать назад – когда все это начиналось внедряться у нас – большая часть инженеров считала подобную систему чистым бредом. А точнее, неким вариантом «подати» в пользу западных фирм и «местных» представителей: ну, пробили они идею, что надо получать диплом или сертификат – значит надо. В реальности же все эти курсы и переквалификации рассматривались, как чистая «синекура» - с соответствующим отношением.

* * *

Сейчас же все изменилось – в том смысле, что молодежь реально готова платить  деньги за самые разные формы «курсов» и «тренингов». Свои деньги, по своей инициативе: ну, как же, реальные знания, полезные для жизни. В то же время, как то, что дается в школах-вузах: все эти тригонометрии, матаны и сопроматы – воспринимаются нынешними молодыми людьми, как чистый шлак. (Собственно, именно об этом и пишет Иванкина.) В итоге еще лет двадцать назад возможная ситуация, когда сложное оборудование могло быт запущено самостоятельно, без «представителей поставщика» с подробным описанием последними, какие кнопки в какой последовательности надо нажимать, сегодня становится невозможной. Впрочем, даже сейчас в стране еще существует достаточное количество людей, способных преодолеть указанную специализацию – другое дело, что пришла «новая генерация» руководителей, воспитанных исключительно в западном духе

В общем, еще раз можно сказать, что роль советского образования –с его высоким уровнем гибкости –в том моменте, что Россия до сих пор сохраняется, как более-менее значимая страна, довольно велика. Наверное, не надо говорить, что это значит для всех нас – кстати, в ином случае действительно можно было бы говорить об пресловутом «отключении электричества» и иных апокалипсических сценариях. Которые еще лет двадцать назад мыслились, как достаточно вероятное будущее – а теперь постепенно забываются даже самими «либералами». Собственно, одно это показывает, насколько реальная ценность того или иного явления отличается от обыденной его оценки, и насколько восприятие мира исключительно через «локальную ситуацию» оказывается искаженным. В том смысле, что привычно невысоко оцениваемая «советская школа» - если говорить именно о личном опыте, поскольку «обобщенно» советское образование многие традиционно считают «качественным», но вот про свою учебу мало кто может  сказать подобное – в реальности оказывается очень ценной. И наоборот – крайне высоко оцениваемые лично разного рода «курсы» и «тренинги» в реальности вполне могут быть чистой туфтой.

И, что самое главное, подобная особенность относится не только к образовательной сфере – а вообще, к особенности понимания системного-частного. В рамках которого крайне значимые системные моменты могут вообще не определяться – а все внимание концентрируется исключительно на локальных вопросах. В результате чего… Впрочем, о том, что это значит для современного мира, я уже неоднократно писал. Поэтому скажу только то, что до бесконечности «держаться на презентациях» и созданном предками богатстве не получится. Тем более, если существуют государства, в которых указанную особенность, в общем-то, понимают – и делают упор на создании собственных инженерных и научных школ. А не на пресловутой «креативности» и «инициативности». На этом можно и закончить.


Tags: 1990 годы, Российская Федерация, образование, постсоветизм, прикладная мифология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 48 comments