anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

В отчаянном ожидании проекта

Итак, в прошлом после было сказано, что нынешние выборы – впрочем, так же, как и все остальные в последние полтора десятилетия – показали потрясающую слабость оппозиционных сил. Именно так: не «мощь Путина» - как это пытаются утверждать лоялисты – а именно то, что никто из противостоящих ему кандидатов не показался избирателям сколь либо привлекательным. Причем, это было абсолютно очевидно уже в ходе выборов – настолько, что реальные усилия властей в этот раз были затрачены вовсе не на обеспечение превосходства ВВП, а на обеспечение явки. (Поскольку была – а точнее, осознавалась – опасность того, что именно из-за указанного эффекта большая часть «пропутински» настроенной публики на выборы просто не явится. Просто потому, что для разумного человека представленные кандидаты выглядели настолько жалко, что в качестве альтернативы «солнцеликому» не воспринимались.)

Именно поэтому в данном случае большая часть административного давления была посвящена вовсе не указанию того, в какой графе рисовать желанную галочку, а вообще, необходимости самого прихода на выборы. (На основании личных контактов, могу сказать: если в прошлый раз с тех же директоров школ требовали максимум голосов для «Едра», то в этот раз говорили только о явке.) В результате благодаря этому – а так же усиленно создаваемой «предвыборной интриге» с «кандидатом от народа» - указанный показатель удалось сделать даже больше, нежели в прошлый раз. (67% против 65%) Хотя, конечно, до «желанных 70%» так и не дотянули. Ну, а как тут дотянуть, если, за исключением ВВП, и, в очень слабом смысле, Грудинина никто из участвующих не воспринимался иначе, нежели в роли несмешного клоуна? Настолько, что про большую часть голосов, поданных за оппозиционеров, так же можно сказать: это заслуга власти. В том смысле, что подобное голосование было – как это честно сказала в свое время Собчак – заменой голосованию «против всех».

Остальные, правда, до такой честности не доходили – а может быть, и всерьез считали, что за ними стоят какие-то реальные политические силы. В этом случае получилось смешно – поскольку стало ясно, что таковых сил нет. И, прежде всего, это касается т.н. «патриотического сектора» - в который можно отнести того же Грудинина, Бабурина, Жириновского и даже Сурайкина. Поскольку последний, хоть и изображал из себя «сталиниста» - существо загадочное, наподобие единорога – однако реально «давил» именно на «патриотическую тему». То есть, на то, что он «вырвет Россию из рук олигархов» - стандартное заявление пресловутых «патриотических сил» на протяжении последних 25 лет. (Впрочем, нет – в нынешнем состоянии есть определенный прогресс. А именно – сейчас перестали муссировать национальность олигархов, а то еще лет десять назад слово «жид» не сходило с уст наших «патриотов».)

* * *

Так что для разумного человека должно быть понятным, что идея «патриотической оппозиции» себя давно уже исчерпала – и в том плане, что окончательно приелась избирателям. И в том, что власть давно уже присвоила этот самый «патриотизм» себе – причем, в отличие от оппозиции, в гораздо менее унылой форме. Один «Крымнаш» чего стоит! А чем на него могут ответить оппозиционеры? «Рыбкой?». Кстати, «рыбкагейт» - а точнее, попытку его раскрутить -представляет собой отличную иллюстрацию всех ошибок «оппозиционных патриотов», вместе взятых. Поскольку выполнен этот «скандал» был настолько в духе 1990 годов: олигархи, вице-премьеры (кстати, тоже слово из указанного времени, когда подобные «министры без портфеля» мелькали в каждой второй новости), наконец, проститутки и компроматы – что аж челюсть свело от зевоты. (Для полного счастья еще кокаина не хватало – впрочем, он был в другом деле.) Ну, и результат был соответствующим: несмотря на усиленное «продвижение» скандала через все оппозиционные ресурсы реальный «выхлоп» скандала оказался на удивление слабым. Еще более убогими выглядели попытки раскрутить «международную составляющую» данного скандала после попадания указанной Рыбки вместе со своим сутенером в тайскую тюрьму. (Уж не знаю, было ли это согласовано «патриотами» с последним или нет – поскольку изначальные тайские обвинения были настолько легкими, что возникает мысль о том, что Лесли оказался за решеткой специально. Впрочем, это не важно.)

В любом случае, Владимир Владимирович даже не заметил данной угрозы. Напротив, своим известным обращением он с легкостью окончательно добил «патриотическую оппозицию», показав, как на самом деле «надо в патриотизм». После чего указанная тема оказалась закрыта – и оказалось, что больше ничего у противников власти нет. То есть – они могут кричать о произволе олигархов, они могут заявлять (и абсолютно справедливо) о том, что закрываются больницы и школы, они могут возмущаться ростом цен и отсутствием роста зарплат – однако никакой особой политической силы эти самые возгласы больше не придают. Поскольку мало ли в этом мире плохого или даже ужасного, причем, еще более плохого и ужасного, нежели указанное – например, есть еще болезни и стихийные бедствия. Однако никому не приходит в голову делать основанием для своего политического продвижения их. (Впрочем, нет. Есть, наверное, эталон постсоветского оппозиционера – причем, эталон во всех смыслах, включая неизбежное политическое лузерство – это Константин Крылов. «Русский националист» неопределенной национальности, публично возмущающийся (!!!) российским климатом. Правда, и результат его деятельности так же эталонный – любое движение, к которому примыкает Крылов, неизбежно оказывается в полном дерьме.)

Поскольку констатировать проблемы в политике – это только самое начало, а главная задача состоит в том, чтобы бороться с ней. Последнее же, прежде всего, требует наличия того, что можно назвать «проектом». Правда, в отличие от привычной «инженерной» трактовки данного слога «проект» в политическом смысле будет охватывать гораздо более широкую область бытия. В том смысле, что не сводится к некоей нарисованной схеме будущего устройства, а включать и механизмы его реализации. (С «обычными» проектами, впрочем, дело обстоит примерно так же – только в них «технологическую» часть обычно обходят вниманием из-за ее меньшей интересности. Кстати, именно отсюда – из игнорирования технологий – обычно и появляются многочисленные «вундервафли» в «попаданческой» и «альтеристорической» литературе.)

* * *

Однако как раз с подобной проектностью у современной «патриотической оппозиции» и существуют проблемы. Кстати, может показаться, что у оппозиции «либеральной» тут как раз все нормально – в том смысле, что вопрос о том, кто же будет устанавливать «новый либеральный порядок» для них давно решен. Под указанными «механизмами» «либералы» практически открыто подразумевают представителей стран НАТО - при которых эти самые «либералы» и собираются быть гауляйтерами. Правда, как показал пример Украины, указанная модель не работает: те самые «представители» что-то не особо желают стать гарантами «общечеловеческого режима» - в том смысле, что обеспечивать построение «современного справедливого общества» с триллионными затратами они не собираются. А, напротив, хотят поиметь с разваливающейся страны хоть что-то для себя. Так что даже у «либералов» ситуация с проектностью намного хуже того, что кажется на первый взгляд. (Вообще, для российских «либералов» разумно было бы яростно ненавидеть Майдан и Украину – поскольку именно это окончательно угробило «либеральную идею» в стране. При которой менее 3,5% за Собчак-Титова-Явлинского выглядит намного хуже, нежели прошлый результат 7,98% за Прохорова. А если отнять из указанного результата уже помянутые «протестные голоса», то, думаю, он вряд ли превысит 1% избирателей.)

И, в целом, главным итогом нынешних выборов следует считать то, что они показали давно уже назревшую и перезревшую проблему проектности российского общества. В результате которой действующая власть с ее «главной темой»: «работает – не трогай» - оказывается вне конкуренции. Однако и сама эта причина в реальности не является окончательной. Дело в том, что «политический проект» - так же, как проект технический – возможно создать только при наличии имеющихся для этого ресурсов. То есть – того социального слоя, из которого и можно черпать «энергию» и «материалы» для его создания. Без этого любой проект будет «прожектом» - то есть, ничем не обеспеченными мечтами. Вот тут то мы и приходим к самому главному – к той основной проблеме для российского общества. (Да и вообще, практически для всех постсоветских обществ в самых разных регионах.) А именно, к тому, что данные действия – то есть, построение политических сил, опирающихся на «низовую поддержку» - практически никем не практикуются. (Впрочем, в мире есть примеры подобного – но их мало.)

Напротив, в реальном политическом пространстве все деятели без исключения рассчитывают свои планы, исходя из единственной доступной им модели. А именно – исходя из представления о том, что им удастся заинтересовать узкий слой пресловутой «элиты». Именно эта особенность, собственно, и порождает описанный выше «патриотический» эффект – когда оппозиция и власть оказываются играющими на одном и том же поле. Так же, как в начале 1990 годов характерен был эффект «демократический» - когда все были демократами и либералами, и даже «коммунисты» всячески подчеркивали, как они «за свободу бизнеса» и «многоукладную экономику». Впрочем, как уже не раз говорилось, уже к середине десятилетия «либерализм» был окончательно скомпрометирован – и началась длящаяся до сих пор «патриотическая истерия». То есть – политическая борьба, основанная на представлении о том, что «часть власть придержащих» увидит «тяжелую судьбу страны», а самое главное – свою «тяжелую судьбу» в случае продолжения текущего состояния. И «сделает ставку на патриотов».

* * *

То есть – никто из указанных оппозиционеров к народу, по сути, не обращался и не обращается до сих пор. (Даже если считать «народом» разного рода мелкий и средний бизнес.) Их единственным адресатом являлись и являются… те же самые олигархи, с которым они, якобы, собираются бороться. Впрочем, что тут удивляться – даже Путин постоянно заявляет о «равноудалении» и о прочей «борьбе с коррупцией». Причем, даже достиг в этом деле какого-то прогресса – в результате чего состояния миллиардеров выросли рекордным образом. (На этом фоне удивляться тому, что последние всегда поддерживают «Темнейшего» - удивительно.) С уже упомянутыми жалкими итогами – поскольку играть на «одном поле» с действующей властью есть полнейшая глупость. Если только исключить возможность «договорняка». Однако и последний всегда значит поражение – что мы и можем наблюдать.

Ну, а о том, какие выводы можно сделать из всего вышесказанного, и какие действия следует предпринять – будет сказано отдельно…

Tags: Российская Федерация, выборы, классовая борьба, левые, политика, постсоветизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 55 comments