anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

На "День дурака"

Удивительно, но я еще помню, когда День Дурака воспринимался, как реальный праздник. Разумеется, не на официальном уровне, но достаточно близко к нему. В том смысле, что его реально ждали – как возможность вновь увидеть «любимых артистов», в смысле, юмористов, шутящих на телеэкране. Ну, и разумеется – весь «спектр» юмора, начиная с «любимых комедий», и заканчивая разного рода КВНами. Да что там КВН – в указанное время престиж «работников сатиры и юмора» был столь высок, что когда в наступающем 1992 году «дорогих россиян» вместо надоевшего Михаила Сергеевича Горбачева поздравлял Михаил Николаевич Задорнов, это воспринималось, как должное. Ну, разумеется, сам факт отсутствия руководителя государства может быть кого-то и удивил, однако тот факт, что вместо него это делает «писатель-сатирик» - а не политик, или, скажем, ученый, религиозный деятель или драматический актер – воспринималось, как само собой разумеющееся. Столь велик был авторитет и самого Задорного, и той самой «профессиональной группы», которую он представлял.

Собственно, подобное ощущение было и в следующее десятилетие. Если кто помнит, то популярность «юмора» в 1990 годы была колоссальной – несмотря на все идущие в стране пертурбации. Наверное, указанное время– особенно первая часть десятилетия – было настоящим расцветом «юморизма». Можно, к примеру, вспомнить пресловутый «Аншлаг», с вершиной его взлета – многодневном путешествии на теплоходе. (А может быть, было несколько путешествий – уже не помню.) Рейтинг данной передачи был огромный – несмотря на то, что шутки становились год от года все тупее. (А, может быть, и были таковыми с самого начала.) Но народу нравилось – как нравился ему знаменитый в свое время «Клуб белого попугая». Где так же известные личности в основном пили водку в эфире – причем, как говорят, самую настоящую – и вели о чем-то беседы. А восхищенные профаны взирали с радостью на подобное зрелище. Ну, или тот же КВН – после которого смаковалась каждая шутка, обсуждение которых затягивалась на неделю. Да что там КВН, например, «Маски шоу» - которые сейчас абсолютно «несмотрибельны» по причине тупости «гэгов» и их одинаковости – проходили тогда «на ура».

В любом случае, в указанное время именно юмор тогда вместе с «эстрадой» - то есть, тупой попсой, густо перемешанной с русским шансоном - занимал значительную часть общественного сознания. Правда, с каждым годом его место хоть немного – но уменьшалась, до тех пор, пока не исчезла почти полностью. Причиной этого обычно называют то, что, как говориться, «объелись» - то есть, перешутили про все, о чем можно и о чем нельзя, не оставив ни одной запретной темы. На самом деле, определенная доля истина в этом есть – однако реальная причина падения популярности юмора, все-таки, немного сложнее. Дело в том, что для существования последнего требуется наличие того, что обычно принято именовать «нормой». То есть – некоего привычного состояния, неизменного порядка вещей, нарочитое искажение которого и воспринимается, как «шутка». Собственно, именно на этом и базируется вся «юмористическая культура» - начиная с «высокой» политической сатиры и заканчивая «сортирными шуточками».

* * *

Например, в «рамках нормы», считается, что в «норме» политики должны заботится о народе, а не о своем кармане. Или, что в «норме» мужчины и женщины должны существовать в рамках определенных ролей, что в норме большая часть физиологических актов должно осуществляться в определенных местах по определенным правилам и т.д. и т.п. Точнее, так считалось до определенного времени – пока текущее «размытие нормальности» не привело к парадоксальной картине. А именно – к тому, что любой «выход за рамки» не стал восприниматься, как само собой разумеющийся. Первой «жертвой» подобного состояния пала политика – это произошло еще в указанные 1990 годы, когда было замечено полное исчезновение жанра «политического анекдота». А зачем нужен был анекдот, когда реальный президент страны в прямом эфире мог дирижировать оркестром или, простите, справить малую нужду на колесо самолета. А уж о том, чтобы политики заботились о народе… Да, эта фраза вызывала смех, однако горький. Именно поэтому политическая сатира, столько популярная в позднесоветское время, стала постепенно угасать, да так, что к концу десятилетия почти исчезла. (Нынешняя «политическая сатира» юмором в классическом смысле не является – то есть, она давно уже не вызывает смеха. И создается вовсе не для этого – а для расчеловечивания противника.)

Остался только юмор, причем, чем дальше, тем больше «ниже пояса». Поскольку тут понятие «нормы» так же постипенно сдвигалось. К примеру, сексуально-полоролевая сфера, казавшаяся еще недавно неисчерпаемым источником «смеха», в настоящее время таковой уже не является. В том смысле, что, например, шутки «про это» уже не смешны. Да и как смеяться, если те же сексуальные меньшинства реально стали … политической силой. (Причем, в некоторых странах практически в полном соответствии с древним анекдотом – «это стало обязательным».) Ну, и вообще, в вопросах физиологии и взаимоотношений полов давно уже реализуются самые нелепые и маловероятные сценарии – вроде «секса с роботами». (Что на самом деле есть лишь крайне дорогой и затратный вариант рукоблудия.)

В подобном мире смеяться над чем-то кажется бессмысленным – что и ведет к современному состоянию, когда юмористов много, юмористических передач еще больше – но актуальность их все время падает. И пресловутый День Дурака из «всенародного праздника» превращается в нечто подобное обязательному утреннику в детском саду. Когда, в общем-то, все понимают, что надо веселится – но не понимают, зачем. Да и вообще, говорить о каких-то попытках пошутить в эпоху всеобщих «фейков» - уже не раз помянутой всепроникающей лжи – оказывается, простите, смешно. Как говориться, после существования постмайданной Украины любой нарочитый обман кажется мелкой шалостью. Впрочем, что там Украина – из всех современных стран единственным бастионом здравого смысла и хоть какой-то правды выглядит только Китай. (Ну, может быть, еще и Северная Корея – страна, которая парадоксальным образом умудряется совмещать политические заявления и реальные действия. Заявили о том, что сделают баллистическую ракету, способную достичь США – и сделали.)

Все же остальные… Похоже, можно сказать, что из них только российское руководство еще продолжает играть в указанную игру сознательно – в том смысле, что создает фейки, понимая, что создает фейки. Что же касается т.н. «развитых стран», то там, похоже, сами начинают верить в созданные ими же невероятные истории. Та же ситуация с «отравлением Скрипаля» настолько сильно напоминает то ли плохую комедию, то ли какую-то нарочито абсурдистскую книжку, что поверить в ее реальность крайне тяжело. («Сделать Кафку былью» - это уже не юмор, а суровая реальность.) Но, тем не менее, мы верим – поскольку давно привыкли к тому, что все происходящее в современном мире, происходит именно подобным образом. То есть, столь же грубо и бессмысленно, а главное – в точно таком же безразличии к изначально поставленным целям. (Реально указанной «операцией» хотели то ли реквизицию состояний российских олигархов прикрыть, то ли какую-то операцию в Сирии обеспечить, то ли вообще, отвлечь внимание от полного провала в экономике – а в результате получили серьезный международный кризис.)

* * *

В указанном положении наличие особого Дня Дурака кажется форменным издевательством. (Если только уж действительно говорить во время него настоящую правду – но данное качество большей части «современной элиты» просто недоступно. А уж для СМИ – вообще, выступает «запрещенным состоянием».) Поэтому неудивительно, что чем дальше – тем менее актуальным становится он, а вместе с ним – и юмор в совокупности с сатирой. Если нет «нормы», то невозможно смеяться над чем-то. Ну, а «норма», в свою очередь – это параметр исключительно развивающегося мира. Для мира деградирующего, разваливающегося, «самопожирающегося» никакой «нормы» быть не может – это подниматься можно только примерно одинаково, а падение происходит различными путями. (Через «торжество меньшинств», через агрессивный национализм, через религиозный фундаментализм – не важно, конец все равно один.) Впрочем, это уже будет совершенно иная, большая тема – о которой надо говорить отдельно.

Тут же стоит только признать: смеясь, человечество расстается со своим прошлым только тогда, когда у него есть перед собой некое будущее. Если же такового нет, то… То оно таким образом просто расстается не только с прошлым, а, по сути, с самим собой – то есть, со своим существованием. Впрочем, это будет слишком грустно для «Дня юмора». Поэтому стоит отметить, что само «человечество» тут обозначает вовсе не всех разумных существ на планете, а нечто иное: господствующую мир-систему, тот самый «западный империализм», он же «мировое сообщество» и «цивилизованные страны». И разумеется, его-то ни грамма не жалко. Так что пусть лепят фейк на фейке, пускай лгут другим и себе, пускай спускают весь пар в свисток – то есть, в пиар. Поскольку чем раньше он исчезнет – тем раньше человечество (настоящее) снова выйдет на путь восхождения…


Tags: общество, политика, постсоветизм, социодинамика, теория инферно
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 35 comments