anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Принуждение к истории

Интересно наблюдать, как «работают» фундаментальные исторические процессы – те самые, которые отрицаются сейчас подавляющим числом людей. И несуществование которых еще совсем недавно казалось строго доказанным – вспомните, как еще недавно (лет тридцать-двадцать назад) было принято издеваться над теми же «постулатами марксизма». А, в самом деле, почему бы не поиздеваться, если реальность, казалось, показывает полный провал указанной концепции. Стремительно катящийся к гибели СССР и, наоборот, «летящий на крыльях прогресса Запад» вряд ли мог рассматриваться, как следствие верности марксистских постулатов – ну, по крайней мере, в той «версии», что преподавали в советских вузах. (О том, что реально там давали, разумеется, никто не задумывался: сказано «теория Маркса», значит, «теория Маркса».) Впрочем, только на «неверности марксизма» в указанное время – то есть, в конце 1980 начале 1990 годов – останавливаться никто не собирался. Удивительным образом, совершенно не зная работ теоретиков постмодернизма, позднесоветские и постсоветские граждане абсолютно самостоятельно вывели его главный принцип.

А именно – «конец больших нарративов». Разумеется, никаких «нарративов» – ни больших, ни малых – указанные граждане не знали, и даже слова такового не слышали. Однако это особо им не мешало, поскольку основной смысл господствующих тогда идей был примерно такой же: период «великих свершений» и «великих идей» закончился, принеся только боль, страдания и смерть. А значит -надо «просто жить», просто делать свое простое обывательское счастье, просто думать только о себе, и, в лучшем случае, о своих близких. И тогда наша страна, наконец-то, обретет покой и достаток – то есть, то, что она потеряла во время проклятого совка. Эта самая антисоветская сверхидея, овладевшая населением, стала, во многом, основанием той потрясающей пассивности, с которой последнее приняло происходящие перемены. «Россия исчерпала лимит на революции» - говорил то ли в 1992, то ли в 1993 человек, который назывался… главой Коммунистической Партии Российской Федерации.

* * *

Впрочем, если бы Зюганов сказал тогда что-то другое, то вряд ли он мог претендовать на указанное звание – поскольку даже «борцы с режимом» в самых глубоких своих мечтах даже близко не замахивались на изменение текущего строя. Так, немного «подрихтовать» его в пользу «блага трудящихся» – вот единственная смелость, которую они могли себе позволить. (Однако даже это требование выглядело настолько радикальным, что мало кто поддержал его в том же октябре 1993 года.) В любом случае, в указанное время практически единственно реальный казалась идея, согласно которой все многообразие мира сводится к исключительно человеческой личности. В лучшем случае, воспринимаемой, как психологический феномен. (В худшем, разумеется, как биологический.) Впрочем, нет – одновременно с этим существовало ощущение того, что есть какие-то «Высшие силы». (Однако так же наделяемые «личностными чертами».)

А значит, все общественные процессы представляют собой ни что иное, как взаимодействие, «игру» отдельных лиц – точнее, тех из них, кто «чего-то достиг». (В том смысле, что имеет достаточно сил для воздействия на других.) Именно отсюда проистекает то самое конспирологическое восприятие реальности – и текущей, и исторической – которое господствовало в указанную эпоху. «Массы ничто – отдельные «мудрецы» все» - вот был ее лозунг. (Тут следовало бы еще остановиться на национальности предполагаемых «мудрецов» - однако это уже будет излишним.) Можно даже сказать, что история в тот момент казалась не просто закончившейся – она казалась вообще не существовавшей: ведь если никаких законов нет, а есть просто прихоти отдельных «деятелей», то какой смысл выделять последовательность каких-то событий в отдельную категорию. Неудивительно, что в тот момент пышным цветом расцвела пресловутая «альтернативная хронология» незабвенных Фоменко с Носовским. А точнее сказать, было бы скорее удивительно, если бы ее не было – поскольку все остальные «исторические модели» были порождением тех самых, ненавистных «больших нарративов». (Кстати, забавно – но указанная «концепция» пришла практически к тем же самым образам, к которой приходили все системы, основанные на «примате личности». К идее «Золотого века», некоей великой Цивилизации, после гибели которой вместо развития идет лишь распад, ну, или в лучшем случае, восстановление. То есть – все «математические выкладки» альтреисториков – которыми они так гордятся – в результате дали всего лишь то, что наши предки «получали» гораздо более простым способом.)

Впрочем, Бог с ними, с любителями Фоменко-Носовского и сторонниками «мирового правительства». Гораздо важнее в указанном контексте то, что миропредставление, сложившееся во время и после гибели СССР, оказалось полностью отрицающим любое историческое развитие – и, следовательно, рассматривающим существующий «порядок», как чуть ли не единственно возможный. Вершиной этого может считаться малоизвестная, однако от этого не менее архетипическая система взглядов Сергея Борисовича Переслегина, согласно которой США и Запад – а точнее, элиты США и Запада смогли достичь такого уровня развития, что навсегда обогнали остальные страны. Как писал сам Переслегин в рамках своего специфического сеттинга - стали «люденами», некими существами с постчеловеческим мышлением. И хотя сам указанный автор специально подчеркивал, что это не приговор, а «призыв к действию» - на самом деле он лишь воспроизводил самое глубинное ощущение 1990 годов.

* * *

Ощущение того, что «мы проиграли». Что Россия навсегда обречена оставаться несчастной и угнетаемой страной – даже в том случае, если она вообще сохранится. (Поскольку это в рамках указанных представлений было очень и очень неочевидным.) Ну, а Запад – а точнее, западная элита - вечно будет господствовать над миром, переходя постепенно в некую разновидность «метафизических владык», возможно даже обретя бессмертие. И единственным шансом выживания в подобной системе являлось хоть какое-то «встраивание» в указанную систему. Как говориться, «хоть тушкой, хоть чучелком», хоть на уровне уборщиков туалетов и оказания «секс-услуг» - но попасть на благословенный Запад. Ну, а все «патриотические» проекты в подобной ситуации создавались, скорее, «для успокоения нервов»: ну, вот нельзя же жить с пониманием собственной ничтожности и скорого уничтожения. Именно поэтому все они походили на пресловутую «русскую патриотическую фантастику», - в обилии расцветшую на указанной почве – ведь «нормальным образом», без фантастических натяжек, стать «нормальными людьми» для жителей России казалось невозможным.

То есть – вечный «постсовок», который отныне должен был стать «наказанием» стране, виновной в том, что в свое время она свернула со «столбовой дороги человечества». В подобной системе даже «Африка» - то есть, жизнь наподобие того, как живут бедные страны Третьего Мира – казалась достойной целью. (Ведь, как уже было указано, само существование России было проблемным.) С подобным ощущением – а точнее, со постоянным стремлением к вытеснению его из поля зрения – россияне прожили все 1990, а затем, и 2000 годы. Разумеется, это не значило, что на «микроуровне» должен был быть исключительно Ад – ведь даже в той же «Африке» есть и небоскребы, и роскошные виллы, и дорогие автомобили. Другое дело, что иметь все это могут только те, кто является «посредником» между западными фирмами и, собственно, местными ресурсами. Поэтому компарадорство «национальных элит» в указанной схеме рассматривалось, как неизбежное и неустранимое. Разумеется, все «патриоты» только и делали, что писали: как они поборят подобное зло – однако эти планы так же мало чем отличались от уже помянутой «русской патриотической фантастики» в плане своей реалистичности. (Скажем, популярная в 1990-2000 годы идея «диктатуры военных» довольно забавно смотрелась на фоне реального состояния армии, а особенно – на фоне поведение реальных военных.)

Тем не менее, уже в 2000 годы стали появляться первые признаки того, что «что-то пошло не так». В том смысле, что Россия по загадочным причинам, находится не в столь жалком положении, в каком должна находится, исходя из упомянутой модели. Разумеется, это было списано на разного рода «локальные» основания - в основном, на рост цен на нефть. (Хотя лоялисты с самого начала утверждали, что данное положение является личным достижением Владимира Владимировича Путина.) В любом случае, понимания того, насколько фундаментальным оказалось указанное «сохранение России» не просто, как независимого государства, но как государства, сохраняющего относительно сложные системы, вроде образования, здравоохранения, технической и научной школы и т.д. – разумеется, не было. Хотя как раз это доказывало не просто тот факт, что «мы выжили» - но то, что практически все восприятие действительности в течение последних двух десятилетий было полностью неверным.

* * *

То есть – то, что развитие и само существование страны в реальности оказывалось зависящим не только от элиты, но и от чего-то иного. Поскольку современные российские «лучшие люди», включая самых высших их представителей, являются настолько большим… э-э-э, настолько некачественной «субстанцией», что рассматривать их в качестве «созидателей» можно только при зашкаливающем количестве лизоблюдства. Ну, или при огромном желании сохранить привычное миропредставление 1990 годов – где понятие «национальная элита» является ключевым. Правда, в данном случае приходится глубоко натягивать сову на глобус. В том смысле, что выстраивать сложные системы, объясняющие, почему это люди, имеющие своей целью разворовывание страны: вывод капиталов за рубеж (в оффшоры, чтобы не платить налоги или вообще, в западные банки и западную экономику), покупающие там недвижимость и устраивающие там своих детей и иных родственников – должны считаться созидателями страны. (Разумеется, подобные попытки делаются. Взять, например, «апологию Сердюкову», пропагандируемую некоторыми охранителями: он, дескать, не просто воровал – а полностью менял армию. Вплоть до того, что украденные деньги рассматриваются, как «потраченные на секретные проекты» - и это несмотря на то, что следствие доказало обратное. )

Разумеется, то, что данные попытки «шиты белыми нитками», видно за километр: никакими «люденами» наши «властители» не являются. Однако если наша элита – а точнее, «элита» - реально такая вороватая и тупая, а главное, абсолютно не думающая о судьбе страны, то что же тогда заставляет Россию продолжать свое существование? И, страшно сказать, даже вести какое-то развитие? Вот тут то и оказывается, что единственным способом объяснения данного положения является отказ от указанного обывательского («героического») представления об истории – и возврат идее «исторических процессов». То есть – некоторых всеобщих факторов, выходящих за рамки поведения личности, поскольку в ином случае следует признать существование некоторых сверхчеловеческих «Высших сил», помогающих нам. (То есть, все равно, выйти за пределы указанной системы.) Ну, а если так – если история и само существование человека обеспечивается чем-то за пределами «личных действий», то придется признать существование и пресловутых «Больших нарративов».

То есть, тех самых «великих идей», от которых так хотелось уйти в конце советского времени. Разумеется, сделать это крайне тяжело – настолько, что даже сейчас, когда парадоксальное положение России (и не только ее) – становится все очевиднее, большинство предпочитает либо не замечать этого («патриоты»). Или натягивать все больше «сов на глобус» в плане выстраивания указанной уже модели «героической элиты» из имеющейся «субстанции». (Чем и занимаются те же путинисты.)

Однако понятно, что, рано или поздно, но признавать возвращение к истории все же придется…


Tags: Россия, постсоветизм, прикладная мифология, смена эпох, социодинамика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 77 comments