anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Еще раз о преодолении «духа 1990»

На самом деле, описанная в прошлом посте концепция «мягкой силы» - а точнее, ее господство в современном сознании – является частным случаем более серьезной проблемы. А именно – того, что в текущем общественном сознании одно историческое явление занимает очень и очень значительное место. Место, на порядки превышающее его реальную роль – причем, во всех смыслах. Речь идет, разумеется, о крушении СССР, выступающем для современного мира альфой и омегой, центральной точкой сборки и квинтэссенцией всей мировой истории. Это удивительным образом касается и правых, и левых, и тех, кто пытается быть «нейтральным» - однако, все равно, остается в рамках господствующих представлений. Так, довольно забавным выглядит введение указанной даты (1991) в пресловутую «Универсальную историю» господина Панова – «современного мыслителя», вроде бы, неполитического плана. (Там, впрочем, забавно вообще все в плане желания совместить в одной теории «коня и трепетную лань» - то есть, появление жизни, возникновение млекопитающих, «городскую революцию» и … крушение социалистической системы в 1991 году. Настолько, что возникает очевидная мысль, что вся эта «котовасия» и задумана для того, чтобы «реабилитировать» указанную дату.)

Впрочем, как уже говорилось, оригинальным назвать подобную трактовку невозможно. Скорее наоборот, было бы странным, если бы в теории – зародившейся в 1990, и оформившейся в 2000 годы – этого бы не было. Поскольку в указанное время вся постсоветская мысль неизбежно крутилась вокруг этого «локального апокалипсиса» - а самое главное, вокруг его самой главной особенности, о которой, впрочем, будет сказано чуть позднее. (Между прочим, той самой, что стала основанием для появления мифа о «мягкой сила».) Пока же стоит сказать, что другие, на порядок более важные явления мировой истории хотя бы XX века при этом оказывались в тени. Например, современное общественное сознание практически не осмысливает такой важный этап человеческой истории, как крушение колониализма в 1950-1960 годы. А ведь даже формально это событие, на порядки более значимое, нежели распад одной из стран. Страшно же подумать – в течение последних нескольких столетий мы наблюдали непрерывное движение Европы в сторону поглощения все новых территорий. Причем, именно поглощения, а не присоединения, не «превращения в себя» - как это всегда происходило до того. (Успешно или нет – другой вопрос.)

А тут практически чистая утилизация, обращение в «колонию»: зависимую территорию, основная задача которой состоит в «питании» метрополии – а точнее, метрополитарной элиты – за свой счет. То есть – целые общности обращались в практически чистый субстрат, в чистый объект для состоятельных господ из «стран-владельцев». В течение столетий европейские «лучшие люди» высасывали целые континенты, низводя населяющих их народы до роли практически скота. (Который еще лет сто назад спокойно демонстрировали в зоопарках, считая органически неспособным к любой сложной деятельности.) И это ведь в лучшем случае – поскольку в худшем их просто уничтожали вместе со всем остальным животным миром. Для того, чтобы устроить на освободившейся территории очередную «маленькую Европу». (Как это сделали, например, в Северной Америке или Австралии.) И вот подобная, еще лет сто назад казавшаяся «нормальной» и неизбежной, практика неожиданно рухнула…

* * *

Кстати, сейчас пошел «новый тренд» - стонать о тяжелой судьбе европейских колонизаторов и созданных ими систем. Дескать, пришли «белые люди» к прозябавшим в грязи и дикости аборигенам, построили им города, железные дороги и больницы – а те, неблагодарные, не поняли своего счастья, и выгнали своих благодетелей. Причем, по тяжелой судьбе европейских колонизаторов льют слезы и сопли вполне разумные и даже – называющие себя левыми (!) – граждане. И невдомек им, что вся эта «европейская прелесть» для коренного населения страны, как правило, значила одно: ухудшение жизни. Что в больницах лечились, в основном, сами колонизаторы и их «прислуга» - то есть, надсмотрщики, выколачивающие из остальных дань «белым господам» и заставляющие до седьмого пота работать на последних. Что по железным дорогам в пресловутые города вывозились все ценности, до которых европейцы могли только дотянуться, а обратно ехали исключительно войска для подавления восстаний – ну еще и разного рода предметы роскоши для колонизаторов и их приспешников. И что, вообще, для большинства народов все это «бремя белых» выглядело лишь как инструмент и символ унижения и ограбления – поэтому жалеть его не было и до сих пор нет никакого смысла. (Были бы средства – снесли бы эту самую «колониальную архитектуру» напрочь, но поскольку их нет, она разрушается сама. Опять-таки – как символ заката «белого мира» все эти вокзалы и другие руины «колониальных строений» выглядят просто потрясающе.)

Впрочем, все это уже отдельная тема. Тут же, возвращаясь к тому, от чего начали, стоит сказать, что не замечать важность случившегося в 1950-1960 годы освобождения колоний было бы странным. Но не замечают – точнее, делают вид, будто ничего фундаментального, нарушающего кажущийся вековечным порядок, не произошло. Ну да – ушли «белые господа» из мест, где столетиями проживали – так это сами захотели. Пускай все эти негры без них попробуют прожить! И даже сейчас, когда та же бывшая британской колонией Индия становится одной из ведущих сил на планете, а «полуколониальный» в свое время Китай начинает намекать «белой сволочи» на ее реальное место в жизни, указанный момент оказывается неотрефлексированным. В том смысле, что мало кто пытается мыслить мироустройство в рамках процесса исчезновения однозначного превосходства европейцев над всеми остальными. (Причем, это относится не только к европейцам – но и к «локальным мыслителям». Которые в крайнем случае предпочитают скатываться в местечковый национализм – дескать, наш народ великий и древний, способный копать моря и происходить прямо от Адама – но ничего нового не создают.)

Сравнивать подобное состояние с теми всемирноисторическими обобщениями, что создаются на основании условного 1991 года, просто смешно. Но еще забавнее – в смысле понимания нелогичности работы общественного сознания – выглядит то, что мир умудрился, по сути, забыть и две Мировые войны. Да-да, те самые события, что полностью перепахали жизнь Европы и Запада, как такового, и которые казались навечно вошедшими в анналы истории – как самые страшные времена в мире. Ведь еще Первая Мировая война после окончания оказалась настолько жуткой вещью, что многие давали клятву, сделать все, чтобы она не повторилась. Как говориться, Never Again! Правда, это не помешало человечеству всего лишь через двадцать лет повторить попытку – начав Вторую Мировую войну. Которая оказалась еще более жестокой, еще более убийственной и еще более обширной – захватив такие регионы, которые еще недавно казались навечно удаленными от мировых событий. (Например, акваторию Тихого Океана.) Казалось бы, после всего этого – порядка 25 млн. жертв Первой Мировой (без учета «испанки», которая была прямо связана с этим событием) и 75 млн. (!) погибших во Второй Мировой войне (стало быть, общие потери двух войн составляют порядка 100 млн. человек) – позабыть о данных событиях не удастся.

* * *

Однако нет. Разумеется, созданы тысячи, если не десятки тысяч монументов, написано несчетное количество книг и снято невероятное количество фильмов, окончание Второй Мировой войны стало праздником во многих государствах – однако, в рамках общественного мышления место указанного события оказывается не сравнимыми с пресловутым «1991 годом». Впрочем, догадаться, почему это происходит – несложно: ведь указанные войны однозначно являются следствием господствовавшей в их времена мировой системы. То есть – империализма. И хотя неоднократно делались попытки возложить ответственность за Вторую Мировую войну на СССР, однако реально это сделать практически невозможно. Нет, конечно, в рамках пропаганды можно объявить все, что угодно – однако построить на данной основе непротиворечивую и, самое главное, работающую систему миропонимания не удастся. Вот и приходится просто «принижать» указанные события, делать вид, будто уничтожение десятков миллионов людей не является каким-то значимым злом. (А вот пресловутые «репрессии», затронувшие на несколько (3-4) порядков меньшее количество населения – являются.)

То есть – в основании возвеличивания «1991 года» и превращения его в «супердату» лежит исключительно одна особенность. А именно – то, что это за все последнее столетие практически единственная победа Запада – тогда, как все остальное время он терпел исключительно поражение за поражением. И, кстати, продолжает терпеть до сих пор – в результате чего последние два десятилетия, как уже не раз говорилось, если как и можно назвать, так это «десятилетиями больших обломов». Кстати, эта самая особенность довольно красноречиво свидетельствует: с идеей «победы Свободного мира» в 1991 году дело обстоит очень и очень неочевидно. В том смысле, что невозможно иметь почти непрерывные поражения до и после фундаментальной победы. Так оно и есть, поскольку никого Запад в 1991 году не побеждал – «падение социализма» было абсолютно эндогенным явлением и свалилось ему в руки совершенно неожиданно. Кстати, именно поэтому Россия в указанный момент не была полностью уничтожена – поскольку тогда, в начале 1990 годов, сделать это было проще простого...

Ну, в самом деле: в условиях, когда стоимость бюджетной легковушки (порядка 10000$) была достаточной суммой для подкупа крупного чиновника (Станкевича, скандал с которым в 1995 году стал первым крупным коррупционным делом), устроить полный развал страны стоило бы не более нескольких миллиардов долларов. Однако тогда Запад просто не осознавал, что происходит на его глазах – считая, что речь идет о каких-то внутренних пертурбациях внутри сохраняющейся советской системы. И только когда Ельцин в 1994 в очередной раз приехал в Вашингтон, и произнес потрясающе нелепую в своем верноподданичестве и америкоцентризме речь, в Америке, кажется, поняли: что к чему. Но пока США осознавали свою победу, пока пытались понять, что же с ней делать – стало уже поздно. Однозначно проамериканский настрой в стране прошел – как говориться, нищета и разруха прекрасно показало, что реально несет «открытие страны миру» - и столь просто и дешево уничтожить «векового врага» оказалось невозможно. (Если в 1992 году гипотетических американских «хозяев» встречали бы хлебом, солью и плакатами: «берите нас и нами владейте» – то уже в конце десятилетия это стало невозможным.)

* * *

Впрочем, рассматривать указанные события надо, разумеется, отдельно. Тут же стоит понять самое главное: пресловутое «поражение коммунизма капитализмом» на самом деле, таковым не является. И потерпел поражение не совсем коммунизм – а точнее, практически не коммунизм. (Считать горбачевский СССР коммунистическим – глупость колоссальная). И «поражение» это было отнюдь не поражение в борьбе со «миром свободной конкуренции» – а исключительно следствием внутренней эволюции, происходящей по системным причинам. О них я уже не раз говорил – поэтому тут затрагивать не буду. Скажу лишь то, что никаких признаков того, что Советский Союз проиграл в той же Холодной войне, не существует: скажет, советская экономика успешно развивалась вплоть до 1989 года, причем и в плане базовых, и в плане высокотехнологических отраслей, и в плане производства пресловутых «товаров народного потребления». Да, некоторые проблемы тут были – но, если честно, они даже в подметки не годились тем проблемам, которые испытывал сам Запад в указанное время. А уж о том, к чему привела «демократизация и либерализация», даже говорить смешно.

В общем, если присмотреться к указанной проблеме внимательно, то можно легко понять – насколько абсурдным является современное восприятие текущей реальности, как «реальности победившего либерализма». Поскольку нет тут никакой победы – а есть только затянувшаяся стагнация, плавно переходящая в катастрофу. По сравнению с которой те же две Мировых войны с их 100 млн. погибшими могут показаться детскими утренниками. И вызывается все это именно указанным «либерализмом», свободной конкуренцией (закономерно переходящей в монополизацию и сращивание бизнеса с государством) и прочими «прелестями Запада». Вырывающего для себя и всех остальных роскошную могилу. Впрочем, нет – на самом деле, все обстоит гораздо сложнее, и те же механизмы, что в свое время не позволили миру погибнуть в указанных войнах (или, хотя бы, увеличить количество жертв в разы), сработают и в этот раз. Они просто не могут не сработать – и, тем самым, сохранить жизнь нашей цивилизации, так же, как это происходило бесчисленное число раз в истории. Но, разумеется, об этом надо говорить отдельно…


Tags: постсоветизм, прикладная мифология, смена эпох, социодинамика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 161 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →