anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

К прошедшему Дню Космонавтики. Часть вторая

Кстати, есть две наиболее ярких иллючтрацииИтак, космос. А точнее – Космос в обоих смыслах:  и в смысле Мирового пространства, то есть – всей остальной Вселенной за пределами нашей Земли. И в смысле этого самого пространства освоения – то есть, космонавтики, как таковой. Той самой, что началась – как это считается теперь – в далеком апреле 1961 года с запуском первого человека за пределы земной атмосферы. Впрочем, нет – многие тут вспомнят октябрь 1957 года и запуск первого искусственного спутника Земли – однако и они не будут правы. Поскольку история освоения космоса началась намного раньше. По сути, ее начало можно отсчитывать с того самого дня, как в 1903 годы вышла книга Константина Эдуардовича Циолковского «Исследование мировых пространств реактивными приборами».

Разумеется, вышесказанное может показаться слишком натянутым. Ведь даже если признавать высокую роль Константина Эдуардовича в становлении российской космической отрасли, то разве можно сводить ее исключительно к нему? Разве не является ракетостроение на несколько порядков более древней отраслью, не только ведущей свою родословную от пресловутых фейерверочных ракет шутих, но и использовавшейся «практических» (ракеты боевые, спасательные, сигнальные) задолго до того, как вышла приснопамятная книга? Причем, не только в нашей стране – а точнее, не столько в нашей стране, которая вряд ли может рассматриваться, как наиболее передовая в указанном плане?

Разумеется, все это верно. И ракеты известны давно, и российское ракетостроение – да и вообще, российскую научно-техническую сферу – до определенного времени сложно было назвать передовыми. (Хотя в указанной области РИ была, по крайней мере, на среднемировом уровне.) Однако, как уже было сказано, первой в космос поднялись именно наши аппараты. И  именно гражданин СССР Юрий Алексеевич Гагарин стал первым человеком, который сумел преодолеть притяжение Земли. Случайно ли это? Разумеется, нет – события подобного уровня случайными не бывают никогда. И наша страна взяла себе титул первооткрывателя Мирового Пространства при помощи реактивных приборов не даром – как бы не пытались разного рода «западники» убедить окружающих и себя в обратном. (То есть – в том, что мы всего лишь использовали немецкие ракеты – подобный западнический бред широко распостранен.) И, как это не удивительно прозвучит, все реальное техническое и научное превосходство развитых стран, тут оказалась не способным помочь. Потому, что у России-СССР было нечто более важное – о чем будет сказано чуть ниже.

* * *

Пока же стоит указать на то, что можно только представлять, как  «кусали локти» те же США в 1957 или в 1961 году. Поскольку еще совсем недавно – в 1920 годах – именно американец Джон Годдард являл собой человека, наиболее близко подошедшего к освоению космического пространства. Его ракеты реально поднимались в небо тогда, когда в России можно еще только мечтали о том, чтобы воплотить что-то подобное «в металле». Но Америке того времени Космос оказался не нужен – и Годдард был вынужден заняться более приземленными вещами. Например, сконструировал знаменитый реактивный гранатомет «Базука» - который стал основателем целого класса оружия. Та же судьба постигла и еще одну крайне развитую и талантливую нацию – немцев. Немецкие ученые-ракетчики так же мечтали о Космосе – скажем, основатель немецкого ракетостроения Герман Оберт был таким же неисправимым романтиком, как американец Годдард или наш Циолковский. Но им дали только одну возможность: создавать оружие. И хотя Оберт и его ученик фон Браун (судя по всему), до конца надеялись на то, что сумеют послать человека в Мировое Пространство, реально этой возможности у них не было: Третий Рейх мог существовать только в условиях войны.

Поэтому оружие, оружие и исключительно оружие. Иного не дано – как бы не пытались некоторые апологеты фашизма доказать, что именно гитлеровская Германия могла стать первой космической державой. Tertium non datur  - или делать средства убийства людей, или не делать ничего. А точнее – просто исчезнуть, поскольку для Третьего Рейха люди, не занимающиеся борьбой за мировое господство просто не нужны. Так что для того же фон Брауна членство в СС может рассматриваться, как жизненная необходимость – поскольку терпеть «ракетчика» в ином варианте нацисты бы не могли. И лишь советский разгром Германии дал ему или тому же Оберту возможность вернуться к космической тематике. Впрочем, не только разгром, но и последующие дальнейшие события, о которых будет сказано чуть ниже…

А пока стоит сказать, что подобная судьба этих и многих других ученых и инженеров вряд ли может рассматриваться, как удивительная. Поскольку она, скорее, наоборот – стандартна. Ведь в конкурентном обществе единственная достойная цель – достижение наивысшего положения в иерархической пирамиде, а отнюдь не познание мира. И поэтому любые технические и научные достижения интересны до тех пор, пока они позволяют это сделать. Иначе говоря, пока считается, что те же ракеты на ЖРД могут стать доступным видом транспорта – на межпланетном или внутрипланетном уровне – то они будут развиваться. (В надежде на то, что скоро можно будет «стричь купоны» с освоения иных планет так же, как недавно это можно было делать с новыми землями.) Когда же становится понятным, что в данную область надо еще вбухивать и вбухивать – а момент получения прибыли отодвигается все дальше и дальше, то интерес к ней падает. И остается только оружие – да и то, исключительно из-за инерции мышления военных. (Реальная военная эффективность тех же V-1 и V-2 была даже не нулевая, а отрицательная – поскольку затраты на это  Wunderwaffe на многие порядки превышала те разрушения и убийства, что оно могло совершить.)

В подобном состоянии неудивительно, что яркие «космические мечты» начала XX века, с их массой межпланетных аппаратов, перелетающих с одной планеты на другую – заявление Остапа Бендера о межпланетном шахматном турнире в Нью-Васюках  на самом деле не отличалось от «реальных» лекций на подобную тему по всему миру – уже к середине 1930 годов угасли, и казалось, отодвинулись далеко в будущее. Однако это было не совсем так – поскольку была одна страна, в которой указанная особенность отсутствовала, причем, с самого начала. Речь идет, конечно, о России-СССР, которая в итоге и смогла сделать то, что другие планировали-планировали, да не допланировали в 1910-1920 годы. Причем, сделать это в условиях намного более жестких, нежели у США или Германии – про то, что страна вплоть до 1950 годов была скорее аграрной, нежели индустриальной, наверное, говорить не надо. Причем, аграрной в самом архаичном варианте. (Модернизация с/х завершилась лишь перед Великой Отечественной войной.) А это, в свою очередь, значило тотальный дефицит всего – начиная с оборудования и материалов и заканчивая специалистами.

* * *

Тем не менее, было в нашей стране что-то, что смогло пересилить указанные факторы. Впрочем, особой тайны тут нет – как уже говорилось, критичной тут оказалась слабость конкурентных механизмов и «сила» совершенно иного. Того самого, что и определило не только космическую, но и множество иных советских побед. А именно – убежденности в необходимости преобразующего, разумного труда. Наверное, указанный момент – самое ценное, что только может быть в человеческой цивилизации, то, что и выделяет человека из всего живого мира. Поскольку именно труд является тем инструментом, который и создал цивилизацию, как таковую. Причем, труд сознательный. (Как известно, «псевдотрудовой» деятельностью могут заниматься и животные – например, те же бобры строят плотины. Однако реальным трудом подобная деятельность является не более, нежели работа созданных человеком машин – поскольку подобные изменения происходят «автоматически», посредством сложных поведенческих и прочих инстинктов.) Так же полноценным трудом вряд ли может быть названа и любая человеческая деятельность, совершаемая под давлением – физическим или экономическим. (Конечно, даже в подобном состоянии человек способен проявлять отдельные «искры» указанного высшего, свободного и разумного труда – но, к сожалению, в очень слабой степени.)

И лишь в том случае, когда человек оказывается способным выйти за рамки указанной необходимости, он становится подлинно человеком. К сожалению, этот путь оказывается «закрытым» не только для условных рабов, крестьян, пролетариев – в общем, эксплуатируемых классов. Но и для их хозяев, которым необходимо постоянно держать себя в напряжении, стараясь удержаться на имеющемся месте в иерархии, свобода так же не особенно велика. И хотя наиболее «высшие» из них – вроде пресловутых царей-королей (в том числе, и королей промышленности) – в течение веков постоянно пытались доказать обратное, создавая, казалось бы «ненужные» дворцы, храмы и прочие пирамиды. Но в реальности и эти вещи служили, в целом, для той же демонстрации места в иерархии, так что и цари с миллиардерами вряд ли могли похвастаться особой «человечностью». По крайней мере, значительно большей по сравнению с большинством.

Именно поэтому века существования классового общества – это период постоянного угнетения самых высших, самых эффективных стратегий поведения разумного существа. Впрочем, как следует из теории эволюции, полного застоя и провала, разумеется, не было: в разного рода узких и случайных нишах зарождались и развивались указанные высшие формы деятельности, постепенно подготавливая будущий прорыв. Научно-техническая и художественная мысль пусть медленно, но формировалась, постепенно оттачивалась и превращалась в реальную силу. Тем не менее, воздействие конкурентно-иерархического общества проникало и в эти самые, «духовные» области – ученые, художники, поэты так же начинали конкурировать друг с другом. Создавая новые «иерархии» - разного рода явные (академии, университеты), и не явные («научный мир», «художественный мир») структуры, где «поднятие по лестнице» давало очевидные блага. И лишь немногие могли сопротивляться этому.

* * *

Так вот, возвращаясь к тому, с чего начали, надо отметить, что именно таким человеком и был Циолковский – а, по сути, подобным отличались и все «русские космисты», начиная с Федорова. Собственно, и основным достижением этого самого направления и было то, что основной сферой приложения сил в нем считалась именно Вселенная – а не указанная иерархия. (По этому критерию, кстати, многие «официальные» космисты, особенно религиозно-мистического направления таковым называться не могут – тот же Бердяев, к примеру, является чистым «попсовиком», работающим на публику, а не на человечество.) Подобная идея: отказ от казавшейся до этого ориентации на «призвание», на «место»  и направление всех сил на конкретную работу – была, разумеется, не новой. Однако, наверное, впервые она прямо соединялась с «высшим трудом», с концепцией преображения мира. (До этого был сильный религиозный и мистический компонент.) И да – данная ситуация могла возникнуть именно в России. (Тут многие могут возмущаться, но это именно так.) А точнее, в той сложной экономической и политической реальности, что существовала после «петровских реформ» - принеся немало проблем, но при этом дав возможность зародится многим ценнейшим локусам. (Одним космизмом не ограничиваемыми.)

Впрочем, говорить о явлении русского космизма, о его значении и развитии надо отдельно. Тут же стоит сказать лишь о том, что, в любом случае, идеи Циолковского и его многолетний труд оказались брошенными на щедрую почву российской культуры предреволюционного и революционного периодов. (То есть – опять же, Циолковский был не одинок. Он был первым – но не единственным.) И, в конечном итоге, перейдя через множество трансформаций и пертурбаций,  стали основанием для ее космического триумфа. Да, успех СССР – это успех, прежде всего, идеи свободного труда, победа ее над идеей конкуренции, осознание самоценности изменения Вселенной. И хотя звучит подобная концепция довольно идеалистически – но на самом деле, она является ни чем иным, как абсолютной закономерностью всего человеческого развития. (Материального и экономического.) Да, именно так: человечество должно было пройти через Ад классового, разделенного мира для того, чтобы выделить область научного и технического знания. Которое, в свою очередь, должно было привести к осознанию и выделению главной ценности – труда, изменяющего мир. Не ведущего к конкурентной победе – то есть, к «подъему» в иерархии –а именно к переустройству Вселенной.

Именно тут лежит тот самый ключ к прогрессу – а точнее, к пониманию его истинной сути, отличающейся от той, к которой мы привыкли. Ну, и разумеется, ключ к пониманию самой ценности модернизации и развития – тот самый, утеря которого и стала для СССР началом своего конца. Тем не менее, надо понимать, что даже после гибели страны отменить поднявшиеся в Космос корабли вряд ли получится. А значит, указанный «советский путь» навсегда останется для человечества тем маяком, который будет светить поверх иерархически-конкурентной Тьмы, показывая, что же реально является главным для любого разумного существа. Собственно, именно это и есть самый главный итог 12 апреля 1961 года и долгой работы множества известных и неизвестных людей.


Tags: исторический оптимизм, история, космос, наука, отчуждение, теория инферно
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 79 comments