anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Category:

Об иранском вопросе в контексте глобальной политики.

Очередное обострение ситуации вокруг Ирана позволили понять – а точнее, уточнить – ситуацию, происходящую в Армении. Поскольку стало понятным, что происходящее там стоит рассматривать в рамках гораздо более глобальных процессов, нежели проблемы власти в маленькой закавказской республике. Разумеется, это было очевидно и до провокационных заявлений Нетаньяху – которые и стали причиной очередного кризиса. В конце концов, сам Дональд Трамп неоднократно заявлял о том, что необходимо не просто ужесточить позицию по «иранскому вопросу», но и вообще, разорвать «ядерную сделку». (Так принято именовать соглашение между Ираном и шестью государствами-гарантами: США, Великобританией, Россией, Китаем, Францией и Германией о том, что ИРИ прекращает разработку своего ядерного оружия в обмен на снятие большинства ограничений, в том числе, и на торговлю нефтью.) Собственно, указанная страна для американского президента вообще является одним из важнейших врагов – так что удивляться очередному витку давления на Иран было бы смешным.

Причин подобного положения много – однако все они, по сути, сводятся к одной общей «метапричине», о которой будет сказано несколько ниже. Пока же стоит указать, что одним из самых очевидных оснований антииранской политики выступает, конечно же, нефть. (Как говориться – что еще может приводить к конфликтам на Ближнем Востоке.) Впрочем, нефть тут играет роль не столько прямо – то есть, в плане желания акторов обрести контроль над ее источниками – сколько опосредовано, через влияние на ее рынки. Поскольку, например, для современных США именно этот продукт становится значительной частью экспорта – впрочем, и внутреннее потребление ее имеет крайне высокое значение в плане обеспечения прибылей. В подобном состоянии не стоит удивляться, что для США выгодной оказывается не «дешевая нефть» - как это до сих пор некоторые считают –а «нефть дорогая». Впрочем, это стало очевидно еще лет десять назад, если не раньше – ну, а с развитием сланцевой добычи спорить с подобным утверждением становится просто смешно.

Кстати, при этом тот факт, что для рядового американца верно обратное (то есть, как раз для него дорогая нефть есть зло), ничего не меняет: как уже не раз говорилось, для классового общества мнение «простых людей» глубоко фиолетово. А для бизнеса может быть гораздо лучше, если этот самый американец потратит лишний доллар на бензин – произведенный американскими заводами из американской же нефти – а не на гаджет, собранный в Китае. К нашим реалиям это, так же относится, но если подобное отношение «тут» для многих выглядит естественным, то по отношению к творящемуся «там» у россиян сохраняются пресловутые «эльфийские мифы». (Типа того, что в «нормальных странах» капитал и трудящиеся находятся в партнерстве. Ага, щаз!!!)

Так что Штаты – или, по крайней мере, весьма влиятельные в них круги, связанные с нефтяной сферой – весьма заинтересованы в том, чтобы Иран был удален из числа конкурентов. Ну, а цены на нефть пошли наверх. В подобном случае говорить о том, что этого же желают представители Саудовской Аравии, нет особого смысла – так как речь идет о явлении, более чем очевидном. Ну и, разумеется, кроме, собственно, цен на нефть у данного государства существует и другие претензии к Исламской Республике. И именно: эти два государства (Саудиты и Иран) являются основными претендентами на контроль над Ближним Востоком. На этом фоне обращаться к древней вражде между шиитами и суннитами, думаю, нет смысла – разумеется, она может иметь место, но на гораздо менее значимом уровне, нежели описанные экономические причины. Однако в качестве инструмента, обеспечивающего консолидацию определенных сторон против Ирана, этот фактор так же играет заметную роль.

И, наконец, главный виновник события – Израиль. Впрочем, как раз с ним все обстоит не так однозначно, как может показаться на первый взгляд. Поскольку, разумеется, вражда между указанными странами существует со времен аятоллы Хомейни, однако найти прямые основания конфликта оказывается тяжело. Разумеется, можно было бы предположить, что Израиль с Ираном сталкиваются в рамках претензий на ближневосточную гегемонию – так же, как это происходит с Саудовской Аравией. Но даже в самых смелых предположениях тяжело понять, как еврейское государство собирается обеспечивать данную гегемонию. (Самих израильтян на указанное занятие просто не хватит, а союзников в регионе у них нет.) Скорее можно вести речь о том, что Тель-Авив находится в фарватере американской политики, причем, именно тех самых кругов, что заинтересованы в повышении цен на нефть. (То есть – Израиль является именно американским инструментом, а точнее – инструментом американских консерваторов – и выполняет именно нужную им задачу. Поскольку популярную в определенных кругах идею о том, что «мировой сионизм» представляет реальную силу, всерьез принимать невозможно.)

* * *

Тем не менее, антииранская позиция Израиля совершенно очевидна, и его можно относить к явным противникам данной страны. Правда, стоит отметить, что у Ирана есть и очевидные – а точнее, неочевидные – сторонники. И, прежде всего, это страны Западной Европы – для которых как раз и нужна дешевая иранская (и любая другая) нефть. Впрочем, самый главный сторонник Исламской Республики – это, конечно же, Китай. Который видит в контактах с ней отличный способ обеспечения своей гегемонии. Причем, не ближневосточной даже – а мировой. С Ираном КНР установило довольно близкие отношения еще в 1990 годы, ну, а в 2000 – после того, как китайцы начали политику реальной внешней экспансии – они начали нарастать с каждым годом. Однако еще больше актуальность указанных связей выросла после начала «Арабской весны» - когда США смогло сорвать планы прямых китайских инвестиций в регион посредством выступлений исламистов. В указанном состоянии особенность иранской политической системы, не допускающей наличие «свободных демократических сил» - вроде пресловутого ИГИЛа – оказалась бесценной. .
Именно поэтому чем дальше, тем сильнее Китай начал сближаться с Ираном, что начало угрожать выходом данных отношений за рамки «чистой» экономики. (А точнее – они уже перешли данную границу.)

Вот тут то и лежит начало указанной выше «метапричины» иранского кризиса – то есть, начала активного противодействия США и Израиля данной стране. (Вплоть до угрозы военного вмешательства.) Поскольку речь тут идет не об Иране, и даже не о Ближнем Востоке как таковом, а о необходимости сохранять мировую гегемонию Соединенных Штатов перед растущей угрозой перехвата последней со стороны Китая. Причем, самое главное – что, собственно, и является причиной большинства бед – происходит это в условиях, когда количество «позитивных» механизмов удержания данной гегемонии у Штатов минимально. То есть – способность их быть реально полезными даже для элит ближневосточных (к примеру) государств близка к нулю. Причем речь идет вовсе не об отсутствии денег – как раз денег в США навалом. Речь идет о том, что чем дальше – тем американцы становятся менее способными к осуществлению конструктивной деятельности. То есть, скажем, создание тех же «зон напряженности» и прочей «борьбы за права человека» у них проходит на «ура» - а вот обеспечить развитие местных экономик хотя бы в минимальной мере они не могут.

Ну, и зачем нужны такие союзники? Поэтому перед США остается только один путь: запугивать. Впрочем, и с ним сейчас далеко не все в порядке: скажем, с маленькой (однако чувствующей за спиной
поддержку «Большого брата») КНДР провести подобный «финт» не удалась. Впрочем, попытка американцев надавить на Китай в зоне его уверенного контроля на самом деле вряд ли имела планы перехода к реальным военным действиям. Скорее речь шла о том, чтобы «прощупать» способность КНДР противостоять активному давлению. Но даже в этом случае результат оказался не в пользу Штатов – им не только не удалось сломать Северную Корею, но и не получилось спровоцировать ее на неадекватные действия. Вместо этого тандем КНР-КНДР довольно мягко, но уверенно парировал удар, предоставив при этом возможность Трампу «сохранить лицо». (Невнятные заявления Кима при отсутствии возможности контроля имели именно указанный смысл.)

* * *

То есть – американский президент оказался целиком в рамках выстроенной китайцами политики. В итоге «основной удар» должен решено было нанести на Ближнем Востоке – где, как уже было сказано, до недавнего времени американская тактика противостояния Китаю оказывалась успешной. Но и тут удача покинула «Хозяев Мира». По крайней мере, в Сирии – которая сейчас является основной ареной борьбы в регионе. Штатам не только не удалось установить тут свой контроль – но даже привычно «хаотизировать» страну, сделав то, что было произведено в Ливии или Ираке. Поэтому неудивительно, что было принято решение зайти с «другой стороны» – попытаться дестабилизировать Иран. (Или, хотя бы, уменьшить его возрастающее влияние.) Разумеется, использовав свое давнее «прокси» - Израиль, который в условиях нынешнего падения рынков с каждым годом оказывается все сильнее завязанным на политику США.

Ну, а в качестве «резервного канала» была выбрана Армения – которая, во-первых, может обеспечить наличие «второго фронта» для Ирана. А, во-вторых, может рассматриваться, как способ «выключения» потенциального иранского союзника – Азербайджана. (Сюда же при везении можно попробовать «привязать» и Турцию, которая в последнее время активно пытается выйти за рамки американского влияния – вполне возможно, что так же под влиянием Китая.) Так что и «армянский», и «иранский» кризисы лежат, в общем-то, в рамках той самой антикитайской тактики, под которую и был выбран Трамп. (Россия в обоих случаях тут вообще не играет никакого значения. ) И имеют одну и ту же цель: «хаотизировать» «проблемный регион» (то есть, регион, выпадающий из-под американского влияния), превратить его в непригодный для использования. То есть, речь идет о столь любимой США в частности, и Западом вообще тактике «выжженной земли».(Которую они применяли всегда и по любому поводу.) Однако последнее может означать только одно – речь идет об отступлении, о попытке лишь оттянуть неизбежное поражение. Позитивного фактора в действии Запада уже не существует.

И, следовательно, все прозападные силы автоматически являются силами деструктивными. Вне того, кто им противостоит. К примеру, те же Иран или даже Китай – государства империалистические и руководствующиеся в своей политике отнюдь не желанием облагодетельствовать население Земли – однако на фоне современного Запада выступающие, как представители прогресса. (Хотя и связанные с этим прогрессом весьма специфически и очень неожиданно – о чем, впрочем, надо говорить отдельно.) Правда, при этом стоит учитывать, что указанная конструктивность проявляется только при указанном столкновении – вне его данные режимы оказываются такими же деструктивными, как и другие империалистические силы. Тем не менее, на рассмотрение описанной ситуации это не влияет: выбравшие проамериканский путь силы неизбежно обречены на поражение из-за указанной деструкции. (Армянам надо бы тут хорошо задуматься – однако для постсоветского пространства это невозможно.)

* * *

Ну, а выводы из всего вышесказанного каждый может сделать сам. Думаю, они несложные – например, в плане того, как стоит относиться к проявлению прозападного мышления уже в нашей стране, или, скажем, стоит ли бояться повторения в России событий 1991 года. (Когда США и Запад вообще были «на подъеме», а реальных противников у них вообще не было.)


Tags: Ближний Восток, Китай, Третья Мировая, геополитическое, смена эпох
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 36 comments