anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Еще о "заваливании трупами"

мясорубкаверденВ продолжение прошлой темы имеет смысл разобрать один интересный момент. А именно — насколько реальна сама идея «завалить трупами», т. е., победить врага путем массового отправления своих солдат на убой. На самом деле, конечно, довольно очевидно, что невозможно — скажем, во время «Опиумных войн» разница в соотношении сил Великобритании и Китая (Цинской империей) была на порядок (!) в пользу последнего. Тем не менее, с самого начала первой войны и до завершения последней преимущество было исключительно на стороне англичан. Причем, формально китайские войска находились примерно на том же «уровне», что и английские — т. е., имели на вооружении ружья и артиллерию. Но общая неразвитость Цинского государства, делавшего ставку на «сохранении древнего благочестия» и внутреннюю стабильность, оказалась критичной: она не позволила отказаться от архаичной даже на имеющемся технологическом уровне Китая устройства войск.

Тем не менее, существует еще более яркий и четко выраженный пример бессмысленности, а точнее, вредности, идеи бросания своих солдат на противника в надежде на то, что они своей массой «задавят» его. (Тут можно было бы сказать о «переигравших в Цивилизацию» - если бы данное действо не происходило задолго до того, как появился первый компьютер.) Речь идеи, разумеется, о Первой Мировой войне. Причем, тут стоит вести речь вовсе не о «дикой России» - у которой, конечно, в данное время были серьезные проблемы, но в указанном качестве она далеко уступала «ведущим европейским нациям»: немцам, англичанам и французам. Поскольку именно им выпал жребий показать человечеству истинный смысл тактики «забрасывания трупами». Можно даже сказать, что «Великая Европейская война» практически с самого начала и до конца состояла исключительно из подобных «зерг-рашей» - то есть, из бросания огромных людских масс на боевые порядки противника. Причем, особого значения не имело — шла речь о нападении или обороне.ИТ, что самое главное: результат этого действа всегда был примерно один. А именно: массовая гибель личного состава при достижении скромных тактических результатов.

* * *

Тем не менее, были сражения, которые даже на указанном фоне поражали своей кровавостью и бессмысленностью. Самое известное, разумеется, «Верденская мясорубка» - т. е., совокупность боевых операций, происходящих, разумеется, под Верденом в течение практически всего 1916 года. Инициаторами данного действа выступали немцы, решившие в очередной раз (с 1914 года) преодолеть пресловутый «позиционный кризис». В данной эпической череде сражений участвовало более полутора миллионов человек (!) с каждой стороны — а совокупное число убитых составило более 430 тыс. человек при полумиллионе раненых. (Это надо запомнить, кстати — для того, чтобы критически воспринимать «десятки миллионов погибших» в Великой Отечественной войне.)
Однако, по завершению Верденской операции можно было сказать, что ничего — за исключением уничтожения множества немцев и французов — эта операция не изменила. Путем бросания сотен тысяч людей на французские укрепления немцы смогли продвинуться, кажется, километров на 15 — то есть, буквально, оставались на месте. Тем более, что французы — так же будучи одержимыми идеей уничтожения собственного мужского населения — впоследствии сумели отбить эти километры обратно. В результате чего конец года солдаты каждой стороны — за исключением почти полмиллиона отправленных на встречу со Святым Петром и полумиллионом попавших в госпиталя — могли отмечать практически там же, где и начало.

Главным же итогом Верденской операции стало появление, наконец-то, мысли о том, что для решения стратегических задач необходимо нечто иное, нежели огромные массы людей. Тем не менее, в течение Первой Мировой воны это самое «нечто» так и не было найдено — к примеру, на указанную роль «сватались» отравляющие газы. (Их первое применение было еще до Вердена — к примеру, во время Второго Ипрского (1915 год) сражения немцы применили более 180 тонн хлора, от которого умерло более 5000 человек.) Тем не менее, надежды на «химию» не оправдались — после первых случаев успешного использования все участвующие стороны быстро создали собственную «антихимическую оборону». Не помог даже переход от не слишком эффективного хлора на более «действенные» вещества — например, на иприт. Примененный впервые, кстати, так же под многострадальным Ипром — откуда он и получил название — в 1917 году. Несмотря на то, что от данного вещества не особо помогал противогаз — данное вещество кожно-нарывного действия — он так же не смог переломить стратегическую ситуацию.

То же самое можно сказать и про авиацию — которая за период Первой Мировой войны прошла путь от полукустарных «этажерок» до действенного рода войск. (Но так же безрезультатно.) И даже про пресловутые танки, которые многими считаются видом войск, переломивших ситуацию в данной войне. Но на самом деле это не так: реальная глубина танковых операций в указанный период составляла не более 10 км. (Больше данные творения человеческих рук просто не могли проехать. Впрочем, даже до поля боя обычно не доезжала третья часть боевых машин.) То есть — даже в случае с «танковыми атаками», по сути, речь шла о том же результате, что и в случае с упомянутыми ранее «зерг рашами». (Первые танки появились на фронте еще в сентябре 1916 года — так что считать, будто они решили исход войны бессмысленно.)

* * *

Другое дело, что танки показали, куда может, да и должно двигаться развитие тактики и стратегии — а конкретно, в направлении глубокой ударной операции. То есть — «того самого» блицкрига, что стал «визитной карточкой» германской военной машины с следующую войну. Однако, как легко можно догадаться, для этого помимо танков необходимо было еще много чего — и, прежде всего, создание эффективной и эшелонированной системы обеспечения войск. Кстати, одним из первых реальных примеров «блицкрига» можно рассматривать знаменитый «брусиловский прорыв» - наступление русских войск на Юго-Западном фронте летом 1916 года под командованием, разумеется, Брусилова. В этой операции «диким русским» удалось продвинуться на фантастическое в этой войне расстояние: от 80 до 120 км. Но вот развить успех не удалось по причине плохого состояния с указанной системой обеспечения. Самое же главное в данном случае состоит в том, что указанный успех был замечен только... самими русскими. (В «популярном списке» сражений Первой Мировой войны на Западе «Брусиловский прорыв», разумеется, отсутствует.) Англичане, французы и немцы предпочли не замечать совершенного на Востоке – и смогли «переоткрыть» подобную тактику лишь через два десятилетия.

Что же касается «наших», то они — несмотря на, в целом, отрицательную оценку Первой Мировой войны и общего состояния русской армии в ней — совершенно рационально учли данный успех и использовали его в дальнейших разработках военных операций. Впрочем, в данном случае разбирать проблемы тактики и стратегии Первой Мировой войны вместе с пресловутым «позиционным кризисом» нет смысла. (Поскольку это требует отдельного большого разговора.) Единственное, на что тут надо обратить внимание — так это то, что Первая Мировая война поставила жирную точку на идее «подавления живой силой», причем очевидность ошибочности данной тактики была почти абсолютной. В указанном случае в случае следующих компаний «бросать солдат на вражеские пулеметы» могли только идиоты — поскольку единственно гарантированным итогом данного действа было бы полное гарантированное поражение. (А они, как уже говорилось, не сопутствовали советскому командованию даже в 1941 году.) Поэтому считать, что подобная тактика могла применяться в СССР, было бы смешно.

Разумеется, это не значит, что на локальных участках не могло быть значительных потерь – но исключительно в связи с плохим руководством, ошибками и прочими проблемами. (А отнюдь не с тем, что данное действие было запланировано изначально.) Впрочем, то же самое можно сказать и про другие страны – локальные свехпотери случались (скажем, у США в Арденнской операции), но связаны они были исключительно с ошибками и недоучетом тех или иных факторов. И, наверное, единственная страна во Второй Мировой войне, которая реально пыталась повторить «зерг раши» - Япония. (Сказалось полное отсутствие опыта Первой Мировой.) Причем, как можно легко догадаться – с тем же самым гарантированным нулевым результатом.

* * *

В общем, завершая тему, можно сказать, что концепция «заваливания трупами» относится не ко Второй, а к Первой Мировой войне. И связана, во-первых, с известным позиционным кризисом –который во Второй был разрешен. А, во-вторых, к полному недоучету мнения масс империалистической верхушкой, которая по прежнему считала народ исключительно «субстратом». В результате чего получила серию выступлений по всему миру – и на «следующей итерации» относилась к солдатам несколько бережнее. Поэтому идея о том, что подобные вещи могли планироваться изначально и следовать из замыслов командования, является безусловно ложной.

Ну, а о том, откуда, все-таки, взялись легенды о «зерг рашах» в Великой Отечественной войне, и почему Первая Мировая война парадоксальным образом практически не оставила их – хотя именно в ней, как было сказано выше, они реально практиковались – надо говорить отдельно.


Tags: Вторая Мировая война, Первая Мировая война, Победа, артефакты, война, прикладная мифология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 143 comments