anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

Третья Мировая - как вырожденная война

В очередной раз затрону тему будущей Мировой войны – которая, как можно догадаться, с каждым годом становится все актуальнее. Поэтому я уже неоднократно обращался к ней, и буду делать это еще не раз. (До того самого момента, после которого данное событие превратится из гипотетического в реальное.) Тем более, что данное событие социодинамически связано и с тем, что было в прошлом – а именно, с распадом СССР, являясь неизбежным следствием данного акта – что так же важно для последующего развития человечества . Впрочем, о том что будет «после» - надо говорить отдельно. Пока же можно сказать, что подобное положение Третьей Мировой войны невольно делает ее некоей «осью», некоей точкой отсчета, относительно которой приходится ранжировать все остальное. (И не обвиняйте меня в кровожадности – это не желание, а именно констатация факта. Поскольку «мирный» переход к новому обществу через серию революций был бы гораздо желательнее – но его вероятность в разы уступает описанному сценарию.)

В общем, в любом случае заниматься футурологией – и не затрагивать подобный вариант развития истории – невозможно. Поэтому не будем закрывать глаза и воображать, что нас ждет непрерывный прогресс, процветание и даже бессмертие – как это делают «официальные» футурологи, занявших место астрологов и гадателей прошлого. (И просто обязанные предсказывать царям победы и удачу во всех начинаниях.) Мы же – то есть, все те, кто берется за поставленную задачу по доброй воле и не надеясь на вознаграждение – данной необходимостью не связаны, и говорить только приятное не обязаны. Так что будем руководствоваться только социодинамикой и представлениями о развитии классового общества – неминуемо идущего к своему закономерному финалу. Такому же, как и сто с небольшим лет назад.

* * *

Впрочем, о поразительном сходстве тогдашних событий с тем, что творится сейчас, говорилось уже неоднократно. Поэтому тут стоит обратить внимание на обратное – на то, чем нынешние времена в указанном плане отличаются от времен Первой Мировой войны. (Что так же неудивительно – каждый новый виток диалектической спирали не может быть полностью аналогичным прошлому.) На самом деле, это так же очевидно для многих – только обыкновенно упор делается исключительно на научно-технический фактор. (Появление ядерного оружия и т.д.) В реальности же последнее хоть и играет роль – но менее значимую, нежели кажется обывателю. В конце концов, применять «оружие Судного Дня» - то есть, стратегические ядерные силы – никто не обязывает: этот вид вооружений создавался для совершенно иной ситуации. А именно – для экзистенциального конфликта между двумя различными социальными системами: классовой и бесклассовой. В рамках которого никакого компромисса быть просто не могло. Третья же Мировая – так же, как и другие Мировые войны – является войной между классовыми обществами. (Кстати, именно поэтому никакие, пусть даже самые жесткие, конфликты между СССР и США в Мировую войну не перешли.)

Главной же причиной Мировых войн «классового периода» является проблема нехватки рынков сбыта. То есть, нехватка возможностей продавать производимые товары и получать таким образом капитал, который, в свою очередь, представляет собой овеществленный труд. То есть, возможность заставлять людей работать так, как нужно владельцу капитала. Иначе говоря, владение рынками означает власть над территорией, которую они охватывают. В подобном случае говорить о полном (данной территории) уничтожении – то есть, над тем, что произойдет при применении СЯС – просто глупо. Владеть пустыней имеет смысл не больше, нежели владеть Луной, Марсом или иными небесными телами, до которых физически добраться невозможно. А значит, вероятность применения межконтинентальных ракет в условиях столкновений классовых обществ очень низка. Кстати, именно поэтому во время Второй Мировой войны ни одна из сторон так и не решилась на применение «Доктрины Дуэ» - концепции, основанной на уничтожении промышленного и человеческого потенциала противника, в рамках которой его города должны заваливаться обычными, химическими и зажигательными бомбами. Локально американцы применяли эту тактику во время бомбардировки Токио 10 марта 1945 года и англичане во время бомбардировки Дрездена 13 февраля того же года. Но даже это обошлось без «химии» - ну, и не стало массовым явлением. Более того, подавляющая часть промышленного потенциала Третьего Рейха и его людских ресурсов была сохранена – что позволило впоследствии быстро развернуть там высокотехнологичное производство, но уже под американским контролем. (Кстати, применение атомных бомб в Хиросиме и Нагасаки, по большому счету, к указанной «доктрине» так же не относится – это было действие в плане «запугивания СССР».)

Таким образом, «гарантированное взаимное уничтожение» - это вовсе не элемент Мировой войны, а следствие совершенно иных процессов. Другое дело, что существует тактическое ядерное оружие – то есть, концепция применение последнего в рамках обычных войсковых операций. И применять его ничего не мешает – ну, может быть, за исключением сомнительной эффективности. (Связанной с дороговизной получения ядерного сырья и пресловутым «оверкиллом» - тем, что ЯО полностью уничтожает все живое и неживое на сравнительно небольшом радиусе.) Последнее не позволяет разбрасываться ядерными бомбами и ракетами по всем фронтам – и сводит их применение к достаточно специфическим операциям. (Например, в плане уничтожения крупных кораблей противника – скажем, авианосцев.) А значит, данное вооружение вряд ли окажется критическим в стратегическом смысле.

* * *

То же самое стоит сказать и про остальные технические новации – вроде тех же высокоточных ракет или роботизированных механизмов. Все это замечательно решает те или иные отдельные вопросы – но обладает высокой стоимостью и сложностью, что не позволяет им быть массовыми видами вооружений. Армады роботов хороши для «Звездных войн» - где их можно производить простым применением «copy+paste». Если же надо учитывать реальные заводы с реальной логистикой, то все меняется противоположным образом. В результате чего технические достижения если и изменят облик будущей войны – то не сказать, чтобы кардинально. Впрочем, этот вопрос надо рассматривать отдельно – тут же обратить внимание стоит на гораздо более важную, но при этом, гораздо менее популярную тему.

А именно – на то, что в нынешней ситуации мы можем наблюдать несколько иную конфигурацию мира, нежели в начале и даже в середине века. Это связано с тем, что капитализм дошел практически до крайней своей точки, до максимально возможного уровня разделения труда. (Даже до невозможного, связанного с «советизацией» мира – но данный этап в настоящее время неизбежно отыгрывается обратно.) В результате чего складывается положения, при котором можно сказать, что существуют только два «центра», два актора мировой политики. США и КНР. Ну, точнее, поскольку в реальном мире достигнуть предела невозможно, а можно только асимптотически приближаться к нему – почти два актора. Россия, ЕС, Индия или, скажем, Иран так же пытаются играть подобную роль – но это получается гораздо слабее, нежели сто лет назад. Когда практически все участники противостоящих альянсов могли похвастаться тем, что имели свои интересы.

Например, Российская Империя – помимо уже не раз помянутого тяготения к англо-французскому капиталу – стремилась реализовать и свои интересы в виде того самого «завоевания проливов». Разумеется, оно уступало по значимости англо-германским противоречиям, однако все равно, оставалось действенным. Ну, о Франции и говорить нечего – стремление вернуть Эльзас и Лотарингию было для ней определяющей с самого конца Франко-Прусской войны. (Поэтому заявление Вильгельма о «французской агрессии» было не только предметом пропаганды.) Имела свои интересы и Австро-Венгрия, и Италия, и даже Болгария с Турцией. Даже Япония имела свои интересы, хотя находилась за тысячи километров от театра военных действий. Кстати, она и реализовала их лучше всех – по итогам Первой Мировой оставшись единственным гегемоном в Юго-Восточной Азии. (Что впоследствии привело к известным событиям, вроде оккупации Китая.) В общем, можно сказать, что практически все государства, вступающие в указанную войну, могли сказать, что участвуют в выгодном для себя союзе – разумеется, выгодном условно и только для высших классов, но все же.

Кстати, во Второй Мировой положение было уже несколько иным – в том смысле, что, разумеется, союзники того же Третьего Рейха, конечно, могли воображать о том, как они поживятся за счет советских или британских владений. Но реально многие понимали, что в случае победы данной стороны все «плюшки» заберет себе только настоящий хозяин. То же самое можно сказать и про противную сторону – в рамках которой значимыми оказались только США. Ну, о СССР надо говорить отдельно – эта страна выходит за рамки привычных моделей, и в описываемых рассуждениях не участвуют. А так, та же Великобритания после Второй Мировой оказалась однозначно на вторых ролях в мире – при формальной победе.

* * *

Впрочем, как говорилось выше, аномалия, связанная с СССР, была крайне велика – и итог указанной войны так же оказался аномальным. Сейчас же никаких «отклонений от нормы» не существует – и можно говорить о том, что историческое движение дошло практически до крайней точки. В рамках которой Мировая война превращается в практически чистую борьбу за мировое господство – и ничего более. Никаких там Эльзасов-Лотарингий и прочих проливов. В подобном случае взаимодействие между союзниками изменяется. А точнее – из условно «взаимовыгодного» союза оно переходит практически в чистое «патро-клиентское» взаимоотношение, если не сказать больше. В общем, «союзники» тут перестают быть союзниками, и обращаются в чистых сателлитов – то есть, сущностей, которые удерживаются в рамках определенной политики не общностью интересов, а исключительно силой. Например, это очень хорошо видно по отношению к ЕС – который имеет от США чуть ли не исключительно проблемы. Особенно на фоне идущей американской рецессии и курса Трампа на защиту внутреннего рынка. (Кстати, борьба с европейскими товарами ведется в Соединенных Штатах давно – что стоит, например, «дизельный скандал» с Фольксвагеном.)

Китай, правда, подобными вещами не занимается. Однако это связано с тем, что он, во-первых, еще не оформлен в качестве «мировой силы». А, во-вторых, ему хватает американского давления, которое, например, просто «заталкивает» в его объятия ту же Россию, Иран или Венесуэлу. Еще раз – это не сознательные действия американской элиты, а именно следствие ее крайней деградации в последнее время. (А если копать еще глубже – то проявление глубинных исторических процессов, но рассматривать их тут нет смысла.) Поэтому китайскому руководству достаточно лишь немногих точных движений для формирования своего Pax Cinica. Причем, что самое главное – даже в этом случае его «сателлиты» движутся к нем исключительно силой одного желания. А именно - желания избежать деградации под блистательным владением Запада. То есть – той единственной сущностью, которую современные США и, опосредованно, Европа – могут экспортировать вовне.

То есть – Третья Мировая война становится в полной мере «вырожденной войной» в «математическом смысле»: явлением предельно упрощенным и полностью демонстрирующей свою истинную сущность.
(Т.е., стремление экономических акторов к укрупнению и конкуренции друг с другом – вплоть до разделения мира на «два лагеря».) Подобное же состояние, в свою очередь, ведет к довольно нетривиальным результатам – например, к тому, что в указанном состоянии появляется такая сущность, как «нулевая территория». То есть – земли, иметь контроль над которыми оказывается невыгодным никому. Ни «мировым акторам» - то есть, США и КНР – ни «авторам локальным». Первым – потому, что в стратегическом плане удерживать эти земли им ни к чему, а полноценное развитие просто не выгодно. Ну, а «локальным» - потому, что они вообще не имеют ни сил, ни желаний к освоению чего-либо. (И вообще, их элита к каким-то действиям, за исключением набивания собственного кармана, «принуждается Историей».)

Кстати, наиболее известная из подобных территорий – Украина. Государство, «владение» которым не нужно ни Штатам, ни ЕС, ни – как это странно не прозвучит – России. По той простой причине, что подобная вещь в стратегическом плане ведет лишь к потерям - о чем, впрочем, я уже писал. Поэтому останавливаться на «украинском вопросе» тут не буду – отмечу лишь, что это касается не только данной страны. Например, на Ближнем Востоке, особенно на границе между Ираном и ЕС (Сирия, Ирак), или в Центральной Азии (Афганистан, Таджикистан, Киргизия) существует то же самое. Впрочем, все все это надо разбирать отдельно. Тут же, завершая указанный разговор, можно только отметить, что, несмотря на все отрицательные факторы, остановить ход мировой истории даже подобная война не способна.
* * *

И, в конце концов, ужас, порожденный условным 1991 годом – с массовой деградацией, текущими и будущими людскими страданиями и смертями, с разрушениями и катастрофами – в любом случае будет преодолен. Как были преодолены все суперкризисы, накрывавшие человечество за долгие году его истории.

Так что, повод для исторического оптимизма все равно существует…


Tags: Третья Мировая, геополитическое, смена эпох, социодинамика, футурология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 158 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →