anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Об Украине, как символе "виртуализации мира"

Давно уже дал себе установку: не писать на тему Украины, поскольку слишком уж резонансной она является. (Настолько, что породила даже особый термин для обозначения бессмысленной и беспощадной дискуссии – «хохлосрач».) Однако существуют моменты, когда обходить вниманием данную страну оказывается очень сложно – особенно в плане рассмотрения и разбора т.н. «современной реальности». Более того, тут даже можно сказать, что если бы Украины не было, то ее стоило придумать – как наиболее яркий пример господствующих тенденций. А именно – деградации и виртуализации – двух китов торжества конкурентно-иерархического мира. Можно даже сказать, что Украина есть квинтэссенция указанных процессов, государство, достигшее самой вершины данного пути – настолько, что презренная реальность тут уже не имеет никакого значения, а главной становится «картинка» на экране телевизоров и мониторов.

И хотя понятно, что данная зараза поразила практически все государства (за исключением, возможно, Китая и КНДР), но, все равно, переплюнуть постсоветское пространство в плане замены реальности виртуалом мало кому удается.

Вот и вчера, во время пресловутого убийства и воскрешения широко известного в узких кругах то ли журналиста, то ли блогера, был взят очередной «рубеж» указанного движения. Кстати, подобные слова написаны без кавычек сознательно– поскольку в упомянутом виртуальном пространстве дело обстоит именно так: умереть или воскреснуть тут самое элементарное дело. Если кто играл в компьютерные игры, то легко поймет, почему и как. Так же, как не будет удивлен возможностью получить рост экономики при развале промышленности или армию, героически сражающуюся с несуществующим врагом. В подобном случае бодрийяровские симулякры выглядят жалким подобием – великий француз имел несчастье работать в периоде, когда наблюдались лишь жалкие ростки будущего дремучего леса. (Причем еще и подавленные мощной системой «реального прогресса», связанного с противостоянием двух сверхдержав.) Тогда что представить, что будет возможным реальное существование государственного образования, занимающегося почти исключительно пиаром и пропагандой с министрами, основная роль которых состоит в написание сообщений в «твиттере» и «фейсбуке», было невозможным.

* * *

Просто потому, что возникал вопрос: а что они есть будут? То есть, виртуальность виртуальностью, но для обеспечения простых витальных функций пока еще приходится заниматься реальными делами. Вернее – так думалось до определенного времени, пока не наступил 1991 год. Когда появилось такое понятие, как «переразвитое состояние». (По аналогии с перегретыми или переохлажденным состоянием в физике.) А именно – состояние, при котором общество имеет инфраструктурную и прочую сложность выше, нежели требуется для текущей организации экономики. В подобном мире можно какое—то время существовать, не только ни вкладывая ни копейки, но и вообще, не обращая внимания на какие-то реальные проблемы. А просто проедая то, что было построено предками – отправляя заводы на металлолом или, в лучшем случае, выводя прибыли в оффшоры и забив на амортизацию производства. Или, например, «реформируя» - а проще говоря, грабя – системы здравоохранения и образования, не задумываясь о том, кто будет лечить и учить. (Поскольку во время «поганого Совка» навыпускали столько врачей, учителей, а так же инженеров, агрономов и слесарей с токарями, что даже после более чем трех десятилетий развала их хватает еще на поддержание современной экономики.)

А раз так, то все силы в великой конкурентной войне – то есть, в том, что с древних времен являлось единственно важной задачей человечества, а точнее, осознавалось, как таковое – можно бросить туда, где они являются наиболее эффективными. В информационное, «символическое» пространство. Так сказать, довести процесс до предела, до наивысшей точки, где есть только конкуренция – и нет ничего более. Собственно, это мы и наблюдаем сейчас практически по всему миру. Впрочем, как уже было сказано, наиболее ярко подобное положения проявляется на постсоветском пространстве – которое само по себе является следствием указанной «переразвитости». (В том смысле, что та катавасия, которая тут существует, может существовать исключительно на «утилизаторской платформе» - ни к какой нормальной производительной деятельности она не пригодна.) Однако даже тут наиболее «развитой» - если так можно вообще говорить, применительно к данной ситуации – в подобном положении оказалась именно Украина.

Поскольку в указанной стране одновременно совпала и крайняя «переразвитость»: это была самая высокотехнологичная и одновременно, имеющая практически все отрасли – начиная от сельского хозяйства и заканчивая топливно-энергетическим комплексом – республика СССР. И удачное географическое и геоклиматическое положение – что давало одновременно и возможность кормиться с транзита, и не тратить при этом огромные ресурсы на отопление и поддержание коммуникаций. (Скажем, дороги на Украине требуют намного меньше ремонта, нежели в Центральной части России, не говоря уж о Сибири.) И, наконец, данное государство имело возможность причисления к пресловутым «порабощенным народам» - что позволило использовать благоприятное отношение структур, сохранявшихся со времен Холодной войны. (В том смысле, что война эта давно закончилась, но огромное люди и организации, борющиеся с «совком», сохранились – и по инерции продолжали поддерживать тех же украинских националистов.)

* * *

В общем, именно из-за того, что Украина была «самой лучшей» во всех планах, она оказалась в наибольшей степени поражена указанной утилизаторской мерзостью – этой квинтэссенцией конкурентно-иерархического мира. Поэтому сейчас, оглядываясь в прошлое, можно сказать, что избежать того, что произошло в ней – то есть, двух майданов и нынешнего погружения в виртуально-деградационный континуум – было бы очень и очень сложно. Это в России смог сохраниться в экономическом пространстве значительный слой «прежнего», производящего мира. То есть, все эти заводы (прежде всего, оборонные), фабрики, транспортные коммуникации и даже научные учреждения, в которых что-то изучают. (А не занимаются повышением «индекса Хирша».) Все эти элементы работы с реальным миром, то, что вслед за Аристотелем можно назвать «экономией» - областью производства, обеспечивающей существование человека. Которой, как известно, противостоит «хрематистика» - чисто рыночная, высококонкурентная область экономики, которая опирается на банки, биржи, стартапы и прочие механизмы перераспределения благ от менее успешных акторов к более успешным. (Разумеется, у Аристотеля хрематистика – это просто продажа на рынке, но смысл имеет тот же: главное – это подняться выше соседа, а не сделать дело.)

Просто потому, что, во-первых, масштабы и плохие геоклиматические условия России не дают возможности для полной реализации принципа «утилизации». (Иначе говоря, в огромном числе городов «полноценная рыночная» деятельность просто невозможно – и «утилизаторы», поднявшись на определенный уровень, просто «сваливают» оттуда.) А, во-вторых, имеющаяся сверхвыгодная деятельность по добыче нефти и газа служит дополнительным «пылесосом», объединяющим всех любителей быстрых денег в особый «кластер». Впрочем, к подобной области можно отнести и все, связанное с бюджетом – так же опирающимся на нефтегазовые деньги – который притягивает всех любителей «легких денег». В итоге концентрация паразитов на жизненно-важных областях оказывается ниже – что позволяет последним хоть как-то существовать. (Пускай на порядки менее эффективно, нежели возможно было.) Тем более, что сейчас, по мере того, как мир дрейфует от сверхблагоприятных условий для «утилизаторов» к менее удачным, возникает хоть слабая, но надежда на то, что именно эти структуры выступят зачатками будущего «возвращения к реальности». Что же касается Украины, то для нее никаких надежд нет. (Разумеется, речь идет исключительно о государственности.) И значит – очередная волна «виртуализации» становится неизбежной – что мы и наблюдаем сейчас.

Ну, а выводы отсюда сделать крайне несложно. А именно, стоит понимать, что все заявления или иные действия украинских властей являются исключительно виртуальными и важным исключительно в рамках украинского виртуального пространства – и относится к ним соответствующе. К российским или иным властям подобное, впрочем, так же относится. (Именно поэтому я каждый раз после очередной «прямой линии с сами понимаете кем» поражаюсь тому, сколько людей в реальности думают, будто она имеет хоть какой-то смысл.) То же самое можно сказать и про информацию, подаваемую разного рода СМИ. Разумеется, речь идет о «прямой трактовке» этой самой информации - то есть, о принятии того, о чем прямо утверждается в данных источниках. Косвенные сведения, разумеется, можно извлекать и из речей политиков, и из СМИ. Но для этого требуются определенные усилия, которые для обычного человека не имеют смысла. Так что для него достаточно понять, что мы живем в «мире театра» - и относится к этому соответствующе. Например, не принимать «близко к сердцу» никакие сообщения, за исключение прогноза погоды – ни плохие, ни хорошие. Ну, и понять, что для правительств любых государств его собственное благо находится на самом последнем месте – то есть, не правители для граждан, а граждане для правителей. (В смысле, низшие классы для высших – а не наоборот.)

Ну, и действовать соответствующе. Впрочем, не стоит лишаться надежды вообще, поскольку так же очевидно, что среди нынешнего раздрая вызревают ростки «нового будущего», которые не позволят Хаосу одержать окончательную победу. Но только ростки – до прохождения пика нынешнего суперкризиса ни о какой перемене ситуации говорить будет бессмысленно. (Да и после – это произойдет только через крайне специфический процесс, о котором надо вести отдельный разговор.)


Tags: Украина, постсоветизм, социодинамика, теория инферно
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 68 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →