anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

О неграх, Фритцморгене и работе

Наверное, всем известен анекдот, посвященный тому, как белый пытался доказать негру необходимость напряженного труда. Ну, тот, который начинается с того, что лежит негр под пальмой и есть банан, а заканчивается знаменитым: «а я и так ничего не делаю». Собственно, кто только и как только не пересказывал его – и сейчас, и в советское время. Но мало кто задумывается о том, что подобное «устное народное творчество» на самом деле, не совсем устное, и совершенно не народное –а представляет собой ни что иное, как пересказ популярных в свое время историй, посвященных пресловутой «лености негритянских народов». Разумеется, появившихся не в России – у нас чернокожие были редкостью, в виде слуг-«арапов», и особого трудолюбия от них не требовалось. Другое дело, на «благословенном Западе», особенно в «Граде Сияющем на Холме», сиречь Соединенных Штатах Америки – в которых, как известно, представители чернокожего населения были весьма многочисленными.

Правда, имея при этом несколько сомнительный статус рабов. Впрочем, об этом так же очень хорошо известно, равно как и о том, что в указанной стране было немало людей, которые своим долгом считали ликвидировать подобное явление. И, в конце концов, добились своего – правда, пройдя через жестокую Гражданскую войну 1861-1865 годов. (Единственная крупная война на территории США, между прочим.) Примерно то же самое – ну, за исключением Гражданской войны – произошло и в других станах, в которых рабство, благодаря чему к началу XX столетия было, в принципе, изжито. С этого времени и до сих пор само представление о том, что один человек может быть рабом другого, является маргинальным. Однако еще в середине XIX века ситуация было совершенно иной – в том смысле, что практически все, помимо уже помянутых аболиционистов (сторонников отмены рабства) считали подобное положение нормой. Собственно, сам факт начал Гражданской войны после рокового избрания Линкольна (сторонника отмены рабства) говорит именно об этом. (Разумеется, можно искать и находить массу ее причин, с освобождением негров не связанных, однако игнорировать указанный момент было бы глупо.)

И конечно же, главным основанием, на котором покоилась идея рабства, было то, что представители негритянских рас считались неполноценными людьми, не способными к самостоятельной деятельности. Более того, некоторые, причем вполне вменяемые, исследователи вполне серьезно поднимали вопрос: можно ли относить чернокожих вообще к человеческому роду? То есть – являются ли они вообще людьми, пусть и «слаборазвитыми» - а не разновидностью высокоорганизованных обезьян? Подобные мысли, разумеется, не являлись чем-то новым – само понимание единства человечества до недавнего времени было настолько слабым, что даже вполне похожие внешне народы вполне могли относиться к разным категориям. Да что там раньше – еще в 1930-1940 годах выходили работы, в которых доказывалось, например, отличие евреев и немцев – причем, отличие фундаментальное и даже биологическое! На этом фоне отнесение тех же пигмеев и других слаборазвитых африканских народов к обезьянам не выглядит чем-то особо выдающимся.

Поэтому выстраивались сложные и вполне научные – на том уровне – системы, согласно которым черный цвет кожи соотносился с изначально слабым уровнем интеллекта. С массой доказательств и глубокомысленных выводов, сводящихся к тому, что надсмотрщик с хлыстом является для «черных» жизненной необходимостью – поскольку именно он позволяет использовать их энергию оптимальным образом. Более того, отказ негров подчиняться представителю «высшей расы», и даже убегать от него рассматривались некоторыми, как… особая болезнь дрэйптомания! Которая излечивается при помощи плетки и надевании кандалов. Да, именно излечивается, а не наказывается – то есть, тот хозяин, которые не бьет рабов за их стремление к свободе, на самом деле является плохим хозяином и негодным христианином. (Ну, а аболиционизм – это вообще, извращение, наподобие гомосексуализма.) Поскольку он отказывается от реализации своей главной задачи, как белого человека – выступать добрым пастырем, наставляющим свое стадо на путь истинный. (То есть – вкалывать с утра до ночи на хлопковых плантациях, поскольку ни на что иное негритянская раса не способна.)

* * *

Разумеется, можно сказать, что все это в прошлом. Что идеи о том, будто бы цвет кожи полностью определяет интеллектуальные и моральные качества индивида, давно уже сданы в утиль – и те же негры сегодня успешно становятся учеными и инженерами, политиками и писателями. Один из них даже президентом упомянутых выше Соединенных Штатов был – и довольно приличным президентом. (Если учитывать особенности данной должности.) Поэтому сейчас только крайне невежественному человеку придет в голову утверждать, будто бы представители негроидной расы не способны к сложному труду. (Да и вообще, способны к любому труду исключительно из-под плетки надсмотрщика, поскольку иначе будут лежать под пальмами и ничего не делать, как в упомянутом анекдоте.) Более того, в современном обществе утверждать о «природной лености чернокожих» давно уже стало просто неприличным – причем еще до всякой «толерантности».

Однако, удивительным образом, те же самые люди, которые готовы с яростью наброситься на каждого, кто хоть как-то выражает сомнения в способностях и трудолюбии «афроамериканцев» (как сейчас принято именовать негров), так же яростно готовы утверждать о … лености «нищебродов». То есть, тех людей, которые – по мнению указанного контингента – не желают трудиться ради того, чтобы улучшить свое жизненное положение. Например, пресловутое пособие по безработице давно уже мало у кого вызывает положительные эмоции. Причем вовсе не в том смысле, что оно настолько мало, что позволяет лишь влачить самое жалкое существование – как это можно было бы подумать. А в смысле совершенно противоположном – в том, что оно «плодит лентяев». Кстати, данное представление мало зависит от политических предпочтений – его высказывают и «либералы», и консерваторы, и разного рода националисты. Разумеется, по различным причинам: «либералы», т.е., социал-дарвинисты, видят в этом нарушение великого принципа конкуренции и «естественного отбора». Консерваторы – традиционно заявляют, что «халява развращает». Ну, а националисты делают упор на то, что на пособии сидят представители «нетитульных наций». (Кстати, это относится не только к РФ, а вообще, ко всему миру.) Но общий смысл остается одним и тем же: «не следует просить, следует зарабатывать».

И вообще, с точки зрения «приличного человека» - не важно, является ли он представителем «людей с хорошими лицами» или же «носителем духовных скреп» - нужно работать в поте лица, соглашаясь на любой труд. Чтобы потому, впоследствии, подняться наверх по иерархической лестнице, и там… Впрочем, о том, что будет «там» обычно не говорят – но подразумевается, что именно в «высших слоях» человек может вести себя наиболее «по человечески». (Правда, по каким-то причинам, значительная часть «нелюбителей нищебродов» так же любит говорить о коррупции – но это уже совершенно другая история.) В любом случае, идеалом человека для указанной категории граждан является тот, кто готов не покладая рук вкалывать на нескольких работах ради того, чтобы «пробраться наверх».

* * *

Впрочем, на этом месте дело часто не оканчивается. Наиболее упертые «нещебродофобы» - вроде уже не раз помянутого Фритцморгена – считают, что одним упорным трудом дело не следует ограничивать. Поскольку после работы надо брать «следующий рубеж» - а именно, заработанные деньги не тратить, а «инвестировать». То есть – «вкладывать в будущее»: покупать акции, делать денежные вклады, наконец, открывать свое дело. Идеальный путь в изложении подобных личностей выглядит так: человек вкалывает, копит деньги, покупает акции, и в конце концов, становится сам предпринимателем. Мелким, разумеется – хотя для Фритцморгенов разница между мелкими и крупными несущественна! Ну, и как вишенка на торте – в подобном режиме каждый должен еще и заботится о своем здоровье – то есть, заниматься спортом, иметь здоровое питание и не иметь вредных привычек. (Чтобы не нагружать здравоохранительную систему.) Подобный «ответственный гражданин», который не надеется на государство, а все делает сам (да, кстати, и часть государственных дел он тоже обязан выполнять – например, активно «стучать» на нарушителей правопорядка) – является идеалом практически для всех. Ну, а те, кто в этот идеал не вписываются – сами виноваты.

Парадоксально, но это выглядит практически полной калькой с упомянутого выше примера с неграми – с их особенной «болезнью убегания», лечить которую предлагалось при помощи хлыста и кандалов. (Как уже говорилось, именно лечить, а не наказывать – поскольку лишь добрый пастырь способен понять, что нужно существу, стоящему на низшей ступени развития, а что не нужно. То есть – это для своего блага негр с утра до ночи вкалывает на хлопковой плантации, а рабовладелец лишь обеспечивает ему условия для этого.) Правда, в случае с «нищебродами» оказывается тяжело утверждать об изначальной, биологической неразвитости по причине полного неотличия их от «успешных». (Хотя находится немало людей, которые утверждают именно то, что «успешные» - это буквально отдельная раса. Правда, подобные идеи пока остаются маргинальными – в том смысле, что многие думают именно так, но явно не говорят.) Ну, а на головы тех граждан, которые пытаются вставать на сторону несчастных, обрушиваются практически те же обвинения, что и на голову несчастных аболиционистов.

Хотя нетрудно догадаться, что причина подобной «нехватки трудолюбия» и в случае с неграми, и в случае с бедняками, одна и та же. А именно – то, что реально напряженный труд для них не приводит к серьезному улучшению жизни, а напротив, заставляет тратить свое бесценное время на решение чужих проблем. (Об этом, слава Богу, многие догадываются – например, хороший пост есть у Яны Завацкой  или у Шарпера .) И к пресловутым проповедям разного рода Фритцморгенов большинство относится примерно так же, как негры относились к проповедям сторонников рабства. Или, скажем, английские рабочие – находящиеся по своему уроню жизни недалеко от рабов – к велеречивым викторианским проповедникам, вещавшим о благочестии и умеренности людям, которым просто было нечего есть. Да, кстати, пресловутое «инвестирование» Фритцморген так же практически начисто «слизал» у тех же викторианцев. (Для которых – имеется в виду, для «приличных людей» - считалось нормой нести всю «денежку» в банк.) Поскольку тогда его игнорирование так же ставилось в виду беднякам, которые «проедали» свою зарплату вместо того, чтобы… возвращать даже те гроши, что достаются работнику от «мира хозяев» последнему. (Чтобы банкиры могли заново пустить их в оборот – в новый круг выкачивания рабочей силы и бесценного времени у бедняков.)

* * *

То есть – налицо банальный возврат представлений к состоянию позапрошлого века, причем порой к крайним образцам. Ненависть к «нищебродам», которые не желают искать любую работу, а требуют чего-то у государства напоминает ненависть к неграм, которые, по какой-то причине, не желают вкалывать на полях, а мечтают о том, чтобы «лежать под пальмами». (Хотя в реальности американские рабы как раз «лежать под пальмами» и не мечтали – будучи людьми крайне религиозными, они видели свой идеал в мирном сельском труде.) Правда, слава Богу, к «рекомендуемым методам лечения» пока еще не стараются вернуться – в том смысле, что прямо проповедовать «благость кнута» даже Фритцморген не рискует. Ну, хоть это радует. Впрочем, самое главное, что радует – так это то, что нынешних представителей сторонников и «хороших лиц», и «духовных скреп» неизбежно ждет тот же самый финал, что в свое время настиг сторонников рабства по всей Земле. И это очень и очень хорошо…


Tags: Фритцморген, блогосфера, капитализм, постсоветизм, прикладная мифология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 476 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →