anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Category:

О проблемах инвестирования в современном мире

В прошлом посте был рассмотрен вопрос о том, куда можно было бы проинвестировать свои деньги, чтобы быть уверенным в их сохранности. (Если отказаться от государственной пенсии и попытаться придумать альтернативу ей – о чем часто заявляют поддерживающие правительство граждане.) Итог, разумеется, неутешителен – такой возможности сейчас нет. Ни банки, ни ценные бумаги, ни даже наличные доллары не дают надежды на то, что вложенные в них затраты (в виде постоянных отчислений с зарплаты – т.е., условного избыточного труда) смогут не только увеличится, но даже сохраниться. Впрочем, для нас, жителей бывшего СССР, пережившего полное обесценивание всех средства в 1992 году и частичное – в 1998 и 2014 – к этому не привыкать. (Хотя и тут встречаются люди, которые кладут деньги на длительные депозиты и даже готовы покупать квартиры на «стадии котлована».) Для всего «остального мира» же – где 1990 годы были не временем Катастрофы, а, напротив, периодом максимального взлета, и первые реальные проблемы возникли только в 2008 году – ситуация выглядит еще хуже. (Разумеется, под «остальным миром» следует подразумевать жителей т.н. «развитых стран».)

Поскольку они-то с детства привыкли мыслить в рамках «инвестиционной парадигмы». В том смысле, что им постоянно говорили: «деньги должны работать» - а не лежать в сундуках, как у пушкинского «скупого рыцаря». Да, собственно, и правильно говорили: практически всегда – за исключением времен кризисов – вкладывание средства в какое-либо «дело» означало значительную вероятность приращения их. Разумеется, не гарантированную – поскольку, как уже говорилось, любое предприятие может разориться в условиях конкурентно-иерархической экономики. Однако в послевоенное время возможность разорения крупных предприятий стала казаться практически невозможной. Ужасы Великой Депрессии быстро забылись, будучи вытесненными Второй Мировой войной, а все, что было после, свидетельствовало только о том или ином варианте экономического подъема. (Кризисы, разумеется, были – но они охватывали отдельные отрасли и не имели такого уровня, как приснопамятная Депрессия.)

Именно для такой ситуации и были придуманы знаменитые «правила инвестирования» - типа, «не класть все яйца в одну корзину», смотреть на размер и историю компании, в которую следует инвестировать и т.д. Используя их, обыватель мог надеяться на то, что вложенные средства, в целом, сохранятся. Впрочем, не только он – это относилось вообще ко всем инвесторам, включая и разного рода пенсионные фонды. Тогда, в послевоенное время, показалось, что риск потерь, в общем-то, побежден. Появились даже особые типы инвесторов, именуемых «венчурными», которые занимались тем, что искали именно рисковые (!) предложения. (Поскольку подобные вещи могли, в принципе, дать прибыль больше, нежели в «среднем по рынку».) Но и они, как это не странно прозвучит, выигрывали практически гарантированно: поскольку из огромного спектра «стартапов» значительное количество имело реальные перспективы. Причем, зачастую – крайне значительные. (Про двух «компьютерщиков» из гаража, ставших основателями мировой бизнес-империи, кто только не говорил.)

* * *

В общем, в послевоенное время сложилось впечатление, что любые инвестиции представляют собой абсолютное благо. Всегда и везде, вне зависимости от политических систем и исторических условий. Точнее, это было полной правдой – ну, с учетом статистических допущений, разумеется – однако, связанной с одной важной тонкостью. А именно – с тем, что указанная особенность определялась исключительно наличием уже не раз помянутой «советской тени», советизации существующего мира, приводящей к значительному ограничению главного разрушительного фактора – всеобщей конкуренции. Впрочем, об данном факторе я уже писал столько, что подробно останавливаться на нем не буду. Отмечу только еще раз тот факт, что именно благодаря созданной в «золотые десятилетия» системе пресловутые «развитые страны» вплоть до 2008 года не испытывали реальных кризисов – скажем, 1998 года лишь «скользнул» по ним, затронув хоть как-то лишь Японию. (А вот для разного рода Индонезий-Малайзий он стал критичным. О РФ и говорить нечего.) Да и 2008 год, если честно, запомнился лишь некоторыми неприятными эпизодами – вроде «крушения пузыря недвижимости» и разорения нескольких банков.

Тем не менее, именно тогда был взят курс на «заливание экономики деньгами». Который, формально и привел к нынешней патовой ситуации - когда все отрасли буквальным образом «переинвестированы». Точнее, не все, а те, которые имеют определенные свойства, делающие их привлекательными для инвестиций – но об этом будет сказано несколько позднее. Пока же стоит отметить, что, во-первых, подобные способы «поддержки экономики» применялись и до этого: единственное, что отличает ситуацию до 2008 от ситуации после – так это то, что «до» существовал ажиотажный спрос на доллар со стороны «стран третьего мира», что позволяло значительно купировать инфляцию. После 2008 же «третий мир» частично рухнул, частично перешел в несколько иное состояние – как Китай, ставший самостоятельным центром экономики. Ну, и во-вторых, указанный метод не устранил реальную проблему господствующей экономической системы – а именно, проблему ограниченности имеющихся рынков.

Собственно, именно она – это «сверхпроблема» - стояла перед капитализмом еще с начала XX века. И именно она вызвала две разрушительные Мировые войны вместе с не менее разрушительной Великой Депрессией (впрочем, эти явления взаимосвязаны) – до тех пор, пока развитие СССР на привело к уже указанной советизации. Посредством которой удалось, во-первых, обеспечить значительное государственное обеспечение и поддержку крупных проектов – ракетно-космических, авиационных, ядерных, компьютерных, коммуникационных (скажем, строительство автодорог имело прямое оборонное значение), образовательных, научных и т.д. А, во-вторых, обеспечить возникновение новых рынков через массированное внедрение новых технологий – этот пункт связан с предыдущим, но, тем не менее, имеет и самостоятельную ценность. В том смысле, что вкладывание огромных государственных средств не просто в ВПК, а в наиболее передовые его отрасли и сопряженные с ними «гражданские» сферы – вроде образования или медицины – позволили создать практически все те области, в которых последние несколько десятилетий и наблюдался прогресс. (А значит – рост доходности с соответствующей привлекательности инвестиций.)

И именно за счет использования данного задела развитие человечества удалось «продержать» где-то до конца 2000 годов. Скажем, последний, относительно реальный, успех экономики – «телекоммуникационная революция», связанная с появлением смартфонов и мобильного Интернета – однозначно опирается на микроэлектронику и СВЧ технику, развившуюся во время «соперничества двух систем». С завершением же данного задела начинается взрывная «виртуализация» данной отрасли – не в плане развития VR-систем, а в плане того, что количество «медийных» успехов начинает на порядки обгонять количество реальных достижений. (В результате которых, например, может существовать такая вещь, как «эволюция смартфонов» - хотя в реальности тут мало чего меняется.) Причем, что самое главное – чем дальше, тем «круче» становятся претензии «виртуализаторов» - скажем, речь начинает идти о полете на Марс в течение двух-трех (!) ближайших лет. (Посредством крайне смешных затрат – чуть ли не на «Кикстартере» деньги на это собирают.) Для тех, кто помнит настоящие космические программы и их масштабы все это выглядит несмешным цирком – однако немало людей оказываются уверены в возможности всего этого. (То же самое касается и других подобных программ, вообще не возможных вне медийного пространства.)

* * *

Ну, а теперь самое интересное, которое состоит в том, что даже те, кто прекрасно представляет суть происходящего, предложить что-то иное просто не могут. Хотя пытаются: скажем, известная программа «Make America Great Again» началась еще до Трампа – это Трамп был «выбран» под указанный курс. И состояла она в том, чтобы как раз выйти за пределы «медиауспехов» - и опереться на реальное производство. В частности, под это была создана массированная программа добычи сланцевого газа и нефти, создание пресловутой «зеленой энергетики» и электромобилей. (Включая гибриды.) Смысл данных действий был один: поскольку «айтишный» запас технологий оказывается близким к завершению, а все попытки сделать что-то новое в «высокотехнологичных отраслях» - от «нанотека» до генной инженерии – оказались почти безрезультатными, то было решено попытать счастью в «случайно забытых» областях. Точнее, в тех, которые казались такими: дескать, во время Великого Подъема количество «вкусных кусков» было настолько велико, что на многие вещи могли просто не обращать внимание. А значит – можно их взять, и применить.

Собственно, именно надежда «снова запустить мотор» и двигала указанной выше денежной накачкой 2010 годов. Ее смысл был именно в том, чтобы повторить успех 1950-1960 в том понимании, которое существует у нынешней элиты - прекрасно знающих, что «тогда было лучше». Но совершенно не могущих принять понимание того, что «лучше» было именно из-за наличия СССР. Однако именно поэтому результат их действий оказывается весьма далеким от ожиданий: невозможно достичь успеха, не просто не зная путей, ведущих к нему - а прямо отбрасывая последние. В результате даже сейчас, несмотря на всю активную «медиашумиху», кричащую о невиданных успехах экономик разных стран, до многих людей постепенно начинает доходить правда о том, что же реально происходит. (Когда экономика растет даже на Украине – а жить становится с каждым годом все сложнее.)

Впрочем, пока еще явно мало кто решается сказать себе о том, что провал последнего «курса» прямо доказывает отсутствие будущего у современной экономической системы. (На самом деле можно говорить о практически одновременном провале целых трех курсов: уже помянутого «информационного», являющегося продолжением тренда 1990-2000 годов; «неовысокотехнологического», символом которого выступают нано и биотехнологии, на которые пытались опереться после 2008 года; и «псевдоклассического», связанного с уже помянутыми «забытыми технологиями» - космическими ракетами, сланцевой добычей, электромобилями и т.д.) Ну, и разумеется, о том, какая же альтернатива существует у стол желанного (но столь же не достижимого) очередного «технологического рывка», мало кто пытается задуматься. Поскольку альтернатива эта столь ужасна, что просто не умещается в сознании современного человека. (Если что, то подсказку тут можно найти во времена до «Золотых десятилетий» - а точнее, в 1914 и 1939 годах.)

Тем не менее, как уже было сказано, запудрить, а так же, отключить мозги можно – но с реальным производством сделать таковое уже не получится. Поэтому нынешний «кризис инвестиций» при кажущемся многообразии возможностей виден уже «невооруженным взглядом». Что, соответственно, заставляет хоть как-то, но искать «альтернативные пути». Правда, если честно – то безо всякой гарантии, а скорее наоборот…

Однако обо всем этом будет сказано уже отдельно.


 
Tags: Принцип тени, Третья Мировая, исторический оптимизм, постсоветизм, смена эпох, экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 225 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →