anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Category:

О критике коммунизма в современном мире.

Да, в данном посте мы снова обратимся к господину Фритцморгену-Макаренко.) Поскольку он в очередной раз написал крайне интересный пост – в том смысле, разумеется, что он (пост) хорошо раскрывает особенности «правого мышления». Темой данного опуса выступает очередная попытка доказательства «невозможности коммунизма» - что для Фритца, а равно и для других правых авторов является одним из основных моментов творчества. Собственно, как раз этот факт и может быть назван наиболее интересных во всей теме – ведь даже теперь, спустя более четверти века после гибели СССР и почти полного уничтожения коммунистического движения в мире борьба с данными идеями идет постоянно. Казалось бы, зачем: ведь коммунистическое движение – как пишет тот же Фритцморген – не является сейчас значимой политической силой. Так может быть стоит обратить внимание на более актуальные и интересные темы? Однако нет – правые снова и снова находят время для «уничтожения невозможного коммунизма», которые по их же словам был уничтожен три десятилетия назад…

Тем не менее, для данных действий есть значимые причины, связанные с именно с «предыдущим уничтожением» - а точнее, с гибелью социалистических государств. Вернее сказать, с тем, насколько окончательной является данная гибель, насколько твердой является уверенность в том, что столь ненавистный коммунизм не возродится снова. Скажем, четверть века назад уверенность в этом была очень высокой – достаточно было сравнить уровень жизни в еще недавно «коммунистических» странах с тем, как живут в странах «развитого капитализма» для того, чтобы понять: «нормальный человек» социализм не выберет. Однако теперь ситуация изменилась коренным образом. Нет, разумеется, можно еще стараться приводить примеры «остатков социалистического лагеря» в виде Кубы или КНДР – однако понятно, что данные примеры трудно назвать корректными. Поскольку данные государства очевидно малы, да еще и находятся под жестким прессингом ведущих стран Западного мира. (Прежде всего, США.) Поэтому само существование подобных стран может скорее свидетельствовать об преимуществах «коммунистического» (разумеется, на самом деле, социалистического разного уровня слабости) устройства – скажем, та же Северная Корея при своей географической, демографической и ресурсной ничтожности вести себя на равных с теми же Соединенными Штатами. (Разумеется, в реальности это связано с наличием рядом Китая, в сателлитных отношениях с которым КНДР находится – но подобное уточнение мало что меняет.)

Да и вообще, привычные отсылки к Северной Корее изрядно приелись. Тем более, что в современном мире актуальность разного рода «дальних стран» заметно упала. Можно даже сказать, что пресловутая «общечеловечность» была ничем иным, как следствием именно «советизации мира» - которая в значительной мере сняла не просто межнациональную рознь, но и создала ощущение мирового единства. (За счет уже не раз помянутого снижения конкурентного давления.) Именно поэтому можно было акцентировать внимание на уровне жизни соседних государств . Сейчас же положение в указанном смысле вернулось к «норме» - то есть, к тому, что актуальным является, прежде всего, положение в своем окружении. А оно вряд ли может быть названо непрерывно улучшающимся – в лучшем случае можно говорить о стагнации. (Разумеется, количество долларовых миллионеров и миллиардеров н
епрерывно растет – однако понятно, что большинству от этого вряд ли становится лучше.)
* * *

Причем, подобная ситуация существует практически во всех развитых странах. Это приводит к поиску новых – а точнее, старых, но на какое-то время бывших в тени «реального крушения социализма» - антикоммунистических аргументов. Например, того, что «коммунисты желают всем равенства в нищете». (В РФ принято ссылаться на булгаковское, а точнее, «шариковское» «взять и поделить».) Правда, и этот универсальный миф чем дальше –тем становится менее актуальным. По той простой причине, что для большинства населения «равенство в нищете» обещает как раз существующее общественное устройство. Дело в том, что знаменитый «средний класс» - то есть, социальный слой, обладающий доходами, позволяющими хоть как-то гарантировать свое будущее – постепенно сходит на нет. Причем, это относится не только к РФ и иным постсоветским странам – в которых, впрочем, количество людей, могущих быть отнесенным к данной категории никогда не было значительным. (Даже в самом успешном 2008 году доля среднего класса в России составляла 16% - что намного меньше половины и совершенно недостаточно для устойчивости общества.) Но и в странах Запада – где падение доли указанного «класса» происходит с того же 2008 года. Разумеется, до определенного уровня данное падение могло компенсироваться ростом кредитной задолженности – но в настоящее время и этот путь оказывается исчерпанным.

Поэтому неудивительно, что чем дальше – тем менее актуальным становится популярная на Западе модель «общества двух третей». И напротив, все более ясным становится марксистское, «двухклассовое» (в случае крайнего упрощения) устройство общества. Для которого характерно деление на «верхние», правящие классы – непрерывно богатеющие. И низшие, реальное потребление которых все время падает. В результате чего если еще лет десять назад идея об «абсолютном обеднении» работников при капитализме считалась полностью ошибочной – в лучшем случае можно было говорить об относительном снижении доли прибавочной стоимости у низших классов. Однако сейчас подобная категоричность в отношении к «абсолютному обеднению» уже невозможна – скорее наоборот. Правда, стоит понимать, что за времена «сытых лет» запас ресурсов у «низших классов» - в том числе и в виде институализированных социальных благ – накоплен довольно большой. А значит – данный процесс протекает довольно медленно. Но это поправимо – как показывает практика, при переходе через определенный «порог» данное падение ускоряется в разы.

В подобном случае пресловутое «равенство в нищете» перестает быть «пугалкой» - поскольку большинство и так равно в своих низких доходах, а правящее меньшинство вызывает только ненависть. Это для позднесоветских граждан разоренные «дворянские гнезда» вызывали жалость и сострадание – для современных же им крестьян они были символом угнетения и бесправия. А значит, их уничтожение – причем, вместе с владельцами – являлось чистым актом восстановления справедливости. Поэтому апеллировать к «шарикову» становится все труднее. (Кстати, интересно, что булгаковское «Собачье сердце» в 1989 году имело только одно прочтение – «антибыдловское». Которое казалось единственно возможным, а Шариков/Чугункин – однозначным антигероем вместе со Швондером. Но через двадцать лет капитализма ситуация изменилась – теперь все чаще антигероем выглядит ни кто иной, как профессор Преображенский, десятилетиями бывший иконой советской и постсоветской интеллигенции. Что – как это не удивительно прозвучит – близко к идеям самого Булгакова.)

* * *

Собственно, то же самое можно сказать и про столь любимую правыми модель «лодырей, которые в социалистическом/коммунистическом обществе отнимают блага у честных тружеников». (Фритцморген в указанном посте делает акцент именно на этой особенности.) Кстати, если кто застал позднесоветское время, то, наверное, помнит о том, что именно это было одним из главных аргументов «против СССР». Тем более, что даже в официальной прессе последние двадцать (!) лет существования Советского Союза тема «лодырей» - зачастую, в связке с «алкоголиками» - выступала одной из основных. Поэтому неудивительно, что большая часть людей – не являющихся, разумеется, алкоголиками и предпочитающими честно трудится – легко приняла идеи правых, гласящие о том, что при рынке каждый «становится властелином своей судьбы». То есть, выбирает: честно трудится и зарабатывать этим деньги или же «лежать на диване» и жить в нищете.

Разумеется, как уже было сказано, подобное состояние было вызвано тем, что реальную нищету в указанное время мало кто помнил – а равно и то, как туда можно «упасть». Вообще, советское и советизированное западное общество довольно хорошо защищали граждан от «дыхания Хаоса» -от реального ужаса, тысячелетиями стоящего за плечами человека, но побежденного волей Революции 1917 года. (Этот самый Хаос, выражающийся в непрерывной конкурентной борьбе всегда мог отправить на дно самого трудолюбивого человека – просто потому, что ему не повезло. И наоборот, вознести на верх недалекого лентяя – если он случайно сделал «правильный выбор», как это произошло, например, в 1990 годы.) Подобное состояние действительно создавало иллюзию «управления своей судьбой» - но на самом деле являло собой редчайшее и аномальное состояние. Последующие события – имеется в виду приватизация и рыночные реформы – быстро показали, что потери, приносимые обществом пресловутыми «лентяями» и алкоголиками даже близко не стоят рядом с теми бедами, что несет в себе полная свобода Хаоса. Закрытые заводы, заброшенные города, сломанные судьбы – словом, все, что принес с собой рынок – казалось, должны были навсегда показать, что важно в жизни, а что нет.

Тем не менее, для тех, кто сумел – причем, если честно, во многом так же совершенно случайно – выжить в подобном мире и сохранить свой уровень жизни на относительно высоком уровне (на котором есть силы писать в блоги), указанная концепция до сих пор кажется разумной. То есть – позднесоветские пьяницы до сих пор вызывают отторжение большее, нежели нынешние «хозяева страны». Но это такое же временное состояние, связанное с тем, что, как уже было сказано, нынешний мир сохраняет значительное количество подсистем прежнего общества, позволяющих хоть как-то блокировать Хаос. (Собственно, само благополучие РФ, а равно, как и других стран, базируется на производственных и коммуникационных системах, созданных во времена «Золотых десятилетий».) Поэтому идущие изменения чем дальше, тем больше подтачивают и указанную идею. Взять, например, нынешнюю «пенсионную реформу», от которой в большей мере пострадают именно те, кто честно работал и выплачивал пенсионные взносы. (Т.е., получал столь любимую для правых «белую зарплату».) Однако оказалось достаточным легкого движения руки руководителя правительства для того, чтобы обесценить все это.

* * *

Подобных примеров чем дальше – тем больше. Обанкроченные банки, изъять деньги из которых выступает серьезной проблемой, закрытые предприятия, лишающие множество рабочих гарантированного дохода, невыплата зарплат при работающих предприятиях (о случае с космодромом «Восточный» многие слушали)… В общем, огромное число примеров, в которых ухудшение жизни работника вызывают не пресловутые «лентяи» или «алкоголики» - а вполне респектабельные руководители и владельцы, находящиеся во власти конкурентной борьбы. Тем более, что подобные случаи происходят не только у нас – где еще можно их привычно списать на «новорусский менталитет». В реальности подобных случаев полно по всему миру – реальное производство падает почти везде, кроме КНР, социальные блага урезают не только в РФ, но и в Европе, погружение в долговую яму лишает уверенности в будущем жителей самых богатых стран. (Разумеется, речь идет о большинстве.) И одновременно идет процесс непрерывного роста богатства наиболее обеспеченного 1% населения.

В подобном случае все ужасы социализма с его «кормление ленивых слесарей и пьяных сантехников» - да и пресловутых партфункционеров тоже – становятся просто смешными. В конце концов, даже первый секретарь какого-то обкома жил много скромнее, нежели какой-нибудь нынешний заместитель начальника областного департамента. Да и вообще, как уже говорилось – сверхпотребление не самая опасная черта нынешней элиты. Гораздо хуже уже упомянутое служение Хаосу в виде указанной конкурентной борьбы. Ну да, какой-нибудь миллионер, генеральный директор или государственный чиновник может работать по 12 часов в сутки, вести пресловутый ЗОЖ и даже ездить на велосипеде, как в Финляндии – но разве легче от этого будет рабочим, которые оказались без работы от очередной «оптимизации». Или пенсионерам, которым подняли пенсионный возраст – поскольку его поднимают во всем мире, включая самые богатые страны. Или, наконец, жителям тех стран, в которых сошлись интересы противостоящих друг другу экономических гигантов – в результате чего идущая там борьба переходит в острую фазу. (Как в Сирии.)

Впрочем, о последнем варианте надо говорить отдельно. Тут же, завершая разговор, следует отметить только одно – то, что чем дальше идет развитие постсоветского мира, тем менее убедительными становятся все антикоммунистические идеи и концепции. И в данном случае мысль о том, что «коммунизм провалился» все чаше сменяется подозрением о том, что провалился – а точнее, проваливается – как раз капитализм. И это ведь только начало – пока еще мир доживает на остатках «советизации», «доедает» то, что было создано в то великое время. Поэтому чем дальше, тем сильнее будет проявляться подобная тенденция – пока, наконец, за пропаганду капитализма просто не будут давать в морду. (Разумеется, если это делать без охраны.) И наоборот – все, что казалось актуальным лет тридцать назад, будет восприниматься не иначе, нежели как полный бред. Если не сказать более…


Tags: Фритцморген, антисоветизм, классовая борьба, постсоветизм, прикладная мифология, смена эпох
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 278 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →