anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Еще о конце текущей эпохи

Наконец-то сформулировал основную трагедию постсоветского пространства, а точнее, его элиты, «лучших людей» в самых различных областях – начиная от государственного управления и заканчивая искусством. Ту самую, что так ярко проявилась в украинском кризисе, однако является признаком практически любого действа в данном месте. Речь идет о том, что современные постсоветские элитарии страстно желают продаться – но чем дальше, тем меньше находят на себя покупателей. В случае с Украиной, например, до сих пор еще не нашли – хотя вначале были такие огромные надежды на Евросоюз (и конкретно на Германию) а так же на США. Причем, надежды вроде бы, относительно обоснованные – однако в реальности закончившиеся пшиком. Поскольку оказалось, что покупать Украину за сколь либо приличную сумму никто не намерен. А судя по всему, желающих нет и за неприличную. И даже бесплатно указанная страна никому не сдалась.

Впрочем, речь тут пойдет вовсе не о данном частном случае – а о том, что он является ключевым для более общей проблемы всех постсоветских обществ. (Да и не только их.) А именно – о том, что в настоящее время происходит разрушение одного из базисных понятий постсоветского мира: понятия «честной сделки». То есть, возможности «продажи» элитами тех или иных элементов социума или социумов целиков. Более того, сама реализация «постсоветского проекта», как идеи отбрасывания «ненавистного совка», во многом была основана именно на этом самом явлении. Скажем, «мы» – т.е. РФ – уничтожаем коммунизм и ликвидируем «Варшавских договор», а за это Запад гарантирует нашу безопасность в виде нераспространения НАТО на Восток и признании территорий бывшего СССР «вотчиной» местных правителей. Или, скажем, обязуемся открыть свои рынки в обмен на открытие рынков западных. Кстати, даже подобная идея выглядит сейчас откровенно издевательской – конкурентные преимущества транснациональных гигантов и «местной промышленности» по умолчанию несравнимы. Но даже несмотря на это, пресловутое «фритрейдерство» всегда работало только в одну сторону – в сторону занятия постсоветского пространства иностранными компаниями.

«Местных» же с самого начала держали на коротком поводке – не допуская до ключевых отраслей экономики. Скажем, приобрести футбольный клуб Абрамовичу позволили (как сейчас стало понятно, временно) – а вот выкупить фирму «Опель» Сбербанку, разумеется, нет. Подобное отношение довольно сильно угнетало российскую политическую и финансовую элиту – но она продолжала надеяться на то, что рано или поздно, но «великий принцип свободной торговли» возьмет свое. И вот тогда можно будет исполнить мечту всей своей жизни: отдать все «местное», «совковое» - всю ненавистную страну с ее унылой природой и тоскливым климатом, с ее 146 миллионами выродков, гены которых навсегда испорчены большевиками, с ее навевающей ужас историей и т.д. И получить пусть гораздо менее значимое – но, все-таки, европейское место в жизни. В блестящей, красивой, захватывающей жизни – с яхтами, виллами, приемами и лазурным морем – в общем, с тем, что видели в блестящих фильмах великих европейских и американских режиссеров.

* * *

И вот сейчас становится понятным, что эта мечта навсегда останется неосуществленной. Что как не старайся, как не лижи европейскую задницу, но место клиента при благодушном «европатроне» оказывается недостижимым. Не пускают Дуньку в Европу, как последняя не старается угодить последней. Впрочем, и сама Европа в последнее время изрядно поблекла, порастеряла свою вековую позолоту – за которой оказались такие же серые и обшарпанные стены, как на ненавистной Родине. Тем не менее, все равно, обидно – поскольку чем дальше, тем яснее становится тот факт, что и дальше придется жить в «этой стране». Ведь, как уже говорилось, единственные гарантии собственности – да и вообще, чего угодно, вплоть до собственной свободе – в текущем мире дает только собственный аппарат насилия. В смысле, «свое» государство. Все остальное – всевозможные «правовые гарантии», обещания, протоколы о намерениях и т.п. вещи – есть мишура, никому и никогда не мешавшие «брать свое». Т.е., перераспределять имеющиеся блага от проигравших в конкурентной борьбе победителям в ней.

Вот тут-то мы и подходим к сути проблемы – к главной причине, породившей «постсоветскую трагедию». (Ту самую, которая объединяет украинских «националистов», российских олигархов, многочисленных представителей «совести нации» по всему пространству бывшего СССР и т.д., и т.п..) А именно – к тому, что возможность пресловутой «честной продажи» может существовать только в условиях ограничения применения прямого насилия, как способа решения проблем. В обыденной жизни подобным ограничителем служит, разумеется, государство – которое и гарантирует обычно «честность сделки». (С учетом, разумеется, того, что есть субъекты более или менее с данным государством связанные.) В более глобальной ситуации гарантом торговли выступают иные факторы – например, наличие сложной системы взаимозависимости государств, когда никому не выгодно усиление одной из сторон. Именно подобные вещи и позволяли в свое время существовать дипломатии – способа решения проблем, вроде бы не связанным с насилием, но всегда это насилие предполагавшем. Однако данный метод, как можно легко догадаться, довольно ненадежен – случайный «сдвиг» легко обрушивал систему в войну. (За последние 1000 лет человечество не воевало менее столетия.)

Поэтому неудивительно, что как только стало возможным отказаться от данного метода в пользу более совершенного, то это сделали немедленно. Речь идет, разумеется, о мире, сложившемся в послевоенный период – когда вместо прежней «балансирной» дипломатии, связанной с указанной системой сдержек и противодействий, появилась новая. Основанная на гораздо более простой и устойчивой системе взаимодействия двух держав. И да, устойчивость ее обеспечивалась только тем, что одной и держав был СССР – страна, имеющая совершенно иные качества, нежели собственнические общества. Об этом, впрочем, следует говорить отдельно – тут же можно указать только на то, что именно благодаря этому никакой «рост напряженности» (который иногда встречался в послевоенное время) к новой Мировой войне не привел, а напротив, создал эффективную систему разрешения конфликтов через «международное сообщество».

* * *

Впрочем, это относилось не только к международной политике. Можно сказать, что СССР принуждал мир к честности и исполнению обещаний – разумеется, не идеально, но гораздо сильнее, нежели это было в его отсутствие. (То есть – СССР парадоксальным образом «очищал капитализм», повышая его привлекательность. ) Однако именно это и стало питательной средой для создания представления о возможности «честной продажи». Причем, не только товаров, но и элит. (Так же, как наличие «вненациональной» системы Католической Церкви стало в свое время питательной средой для формирования вассальных отношений. Кстати, именно подобная система может быть признана пусть слабым, но примером того, что сложилось во второй половине XX века.) Собственно можно сказать, что до определенного времени данное представление даже оказывалось близким к реальности – скажем, Восточная Европа действительно получила некую «плату» за свою «продажу» Западу (Да, не вся, и не все социальные слои – но, все же, получили.) То же самое, пуская и в меньшей мере, можно сказать и о Прибалтике – Запад еще боялся «воссоздания СССР» и возвращения коммунизма, поэтому позволил себе вливать средства в данную территорию к вящей зависти российских и украинских «националистов».

Тем не менее, понятно, что долго продолжаться это не могло. Поскольку СССР рухнул, а вместе с ним рухнуло и противостояние держав вместе с формируемой им «международной политикой». И хотя все структуры, вроде бы, оставались на месте, однако чем дальше, тем слабее становилась их очевидность. Собственно, именно поэтому мечты той же украинской элиты о том, что с ней поступят так же, как с Прибалтикой, оказались полностью ложными. (Причем, что самое смешное – как раз тогда, когда на Украине начал формироваться «европейский вектор», реальная «помощь» Европы своим «новым друзьям» стала иссякать.) Что же касается элиты российской, то ей не досталось даже «поводов для надежды» – пока шло «переваривание» первой волны «евроинтегрированных», с РФ предпочитали не связываться. (Тем более, что тогда тут был пресловутый «бандитский капитализм».) Ну, потом, когда очередь должна была дойти до «нас», наступило указанное разрушение постсоветского мира, и возможность «честно продаться» упала до нуля.

Конечно, можно пытаться делать это и теперь – но выполнение сделки уже не гарантирует никто. Система «советизированного мира» разрушена, а «работать» так, как было в досоветское время, никто еще не умеет. Да и вообще, как уже было сказано, в «той» ситуации действовали несколько иные законы и правила, часто существенно отличающиеся от того, к чему привыкли современные люди. Скажем, небольшие страны и вообще, агенты отношений – скажем, коммерческие фирмы – «тогда» однозначно имели меньше возможностей в плане самостоятельности. Скорее наоборот – они рано или поздно, но должны были ее потерять, и единственный способ «маневра» для них состоял в том, чтобы сделать это с наименьшими потерями. Как та же Грузия, которая вошла в Российскую Империю, а не в империю Османскую. И да – надо понимать, что это было именно присоединение, а не продажа: грузинам нечего было думать о том, чтобы что-то выторговать для себя. Потому, что альтернатива состояла в исламизации и, вполне возможно, размывании этноса, как такового. Разумеется, это не значит, что элиты некоторых стран (например, Болгарии) не пытались вести себя по другому. (Что было, в свою очередь, рецидивом помянутого выше «католического мира».) Но указанный путь всегда вел к поражению. Собственно, то же самое можно сказать и про сегодняшний день.

* * *

В общем, универсальность концепции «продажи» исчезла. И совершенно очевидно, что все стратегии, построенные на указанном принципе, оказались в лучшем случае, спорными. (Причем, не только по отношению к государствам – но и ко многим иным областям.) Что, разумеется, означает тот факт, что в ближайшем будущем актуальными станут совершенно иные принципы – поскольку раз за разом выполнять ошибочные стратегии надоест даже для «лучших людей». Но, разумеется, данный вопрос – это тема уже совершенно отдельного разговора. Тут же, завершая вышесказанное, можно отметить только то, что все проявления указанной смены стратегий сейчас являются слабыми проблесками того, что появится в будущем. Которое, в любом случае, окажется крайне парадоксальным для всех нас, привыкших к жизни в позднесоветском-постсоветском мире…


Tags: геополитическое, постСССР, постсоветизм, прикладная мифология, смена эпох
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 213 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →